18 Август 2017

Новости Центральной Азии

Почему в Узбекистане взлетели цены на мясо? Разбираем причины

Резкий рост цен на мясо - одна из главных тем, оживленно обсуждаемых на потребительском рынке Узбекистана в последние дни. Это явление даже можно назвать «хитом сезона», учитывая, какое место занимает мясо в традиционном рационе местного населения.

Последние несколько дней на рынках Ташкента килограмм говядины предлагали в среднем за 35.000 сумов ($8,6 по официальному курсу или $4,1 по курсу «черного рынка», по которому далее в этом материале будет указываться долларовый эквивалент), а баранину - за 38.000 сумов ($4,5). Стоимость говядины в розничных магазинах (супермаркетах) Ташкента составляла от 35.000 до 45.000 сумов ($4,1-$5,3) за килограмм, баранины - от 38.000 до 48.000 сумов ($4,5-$5,7). Цены на мясо в регионах Узбекистана отличаются от столичных на плюс-минус десять процентов.

Главный ингредиент

Чтобы определить темпы роста цен на мясо, вспомним, сколько оно стоило в декабре 2016 года. Баранину и говядину можно было купить на рынках Ташкента в среднем за 22.000 сумов ($2,6), а в розничных магазинах (супермаркетах) - в среднем за 27.000 сумов ($3,2). То есть, в период с конца прошлого года по июль 2017-го рыночные цены на мясо выросли в среднем на 60 процентов, в магазинах - на 50 процентов. Такой темп вполне объясняет тревогу населения, связанную с ростом цен.

Во всем мире, даже в странах с развитой экономикой, цены на сельскохозяйственную продукцию подвержены сезонным колебаниям и считаются довольно волатильными. Но в Узбекистане при средней величине заработной платы порядка 1.200.000 сумов ($140) чувствительность населения к колебаниям цен на продовольствие высокая. Если в декабре 2016 года цена одного килограмма мяса соответствовала примерно 2 процентам от средней величины заработной платы, то в июле 2017 года этот показатель превысил 3 процента. Неудивительно, что расходы на продовольствие составляют до 50 процентов общего дохода среднестатистической семьи в Узбекистане.

Взлет цен на любой другой вид сельхозпродукции, кроме картофеля, не вызвал бы, наверное, такую тревогу у населения, но стоимость мяса является одним из индикаторов уровня цен на продукты. В традиционном рационе узбеков мясо в почете, оно является одним из основных ингредиентов большинства национальных блюд. Например, мясо - самый дорогой ингредиент такого популярного блюда, как плов, без которого в Узбекистане не обходится ни одна свадьба или обрядовое мероприятие. Кроме того, каждая традиционная семья готовит плов хотя бы один раз в неделю. Гостям подают как минимум одно, а то два и более мясных блюд. Меню общепита, включая рестораны, кафе и заведения быстрого питания – фастфуды, тоже состоит, в основном, из мясных блюд.

Таким образом, сформированные в течение длительного времени этнокультурные особенности в рационе питания нашли свое выражение в экономическом поведении индивидуумов, и цена на мясо стала одним из ориентиров (индикаторов) цен на продовольствие. Чтобы понять уровень жизни в том или ином регионе Узбекистана, чаще всего первым делом интересуются стоимостью мяса, затем следуют вопросы о цене на картофель, лук и так далее. Примечательно, что в некоторых районах Ферганской и Андижанской областей стоимость труда мардикора (поденщика) зависит от цены на мясо: один-два килограмма в зависимости от сложности или трудоемкости работ. Подобные случаи не очень распространены, но сам факт такой зависимости стоимости труда от цен на мясо весьма интересен.

Причины роста цен

Попробуем ответить на вопрос, почему в Узбекистане растут цены на мясо. В средствах массовой информации приводятся следующие причины:

- снятие запрета на экспорт мяса и пищевых мясных субпродуктов;

- сезонный фактор: в летний период забой скота уменьшается и, соответственно, на потребительском рынке наблюдается сокращение предложения мяса;

- рост цен на корма для домашнего скота.

Разберем каждую причину по отдельности.

Указом президента Узбекистана №УП-5034 от 04 мая 2017 года, как передавало издание Norma.Uz, в перечень предметов и продукции, экспорт которых запрещен, были внесены поправки, в соответствии с которыми мясо и мясные пищевые субпродукты могут экспортироваться на основании решений президента или правительства. Пока это снятие запрета на экспорт мяса, скорее, теоретическое: в СМИ нет никаких сообщений о том, что соответствующее решение принято президентом или правительством в отношении какого-либо экспортера. Возможно, такое «условное» снятие запрета оказывает на рынок психологическое воздействие, но при отсутствии фактического вывоза из страны мяса или мясных субпродуктов оно не меняет соотношение спроса и предложения на рынке. Следовательно, не оказывает значимого влияния на динамику цен.

Что касается фактора сезонности, считается, что в летний период крупнорогатый скот худеет или, как минимум, не набирает веса в силу климатических условий республики. К тому же, в весенне-летний период в степных регионах - Кашкадарьинской, Сурхандарьинской и Джизакской областях - скот выгоняют на пастбища. Из-за этих факторов уменьшается забой скота и, соответственно, снижается предложение мяса на рынке. В последние несколько лет влияние сезонного фактора приводило к увеличению цены мяса в пределах 10-15 процентов, но никак не на 50-60.

Третьей причиной подорожания мяса фермеры и жители республики, имеющие скот, называют резкий рост цен на корма. По словам одного из жителей Ташкентской области, разводящего домашний скот уже много лет, по сравнению с осенью прошлого года стоимость кормов выросла на 30-100 процентов в зависимости от вида. Это привело к росту цен на домашний скот. Мясники в Ташкенте говорят, что закупочная цена мяса крупнорогатого скота обходится им примерно в 26.000 сумов ($3) за килограмм.

Одной из основных причин резких колебаний цен на корма является слабость кормовой базы. Площадь земельных угодий, выделенных под кормовые культуры, недостаточна для развития животноводства в республике. А если говорить об импорте, то при текущем рыночном курсе доллара импортированные корма в расчете на узбекские сумы будут дороже примерно на 30-40 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года - из-за роста рыночного курса американской валюты за период с июля 2016 по июль 2017 года.

Что делать?

Власти Узбекистана, прекрасно осознавая социальные последствия устойчивого роста цен на важные для населения продовольственные товары, принимают меры против неконтролируемого роста цен. К примеру, 23 июня президентом было подписано постановление № ПП-3082 «О неотложных мерах по надежному обеспечению населения республики основными видами социально значимых продовольственных товаров». Документ определяет важнейшей задачей правительства республики «устойчивое обеспечение растущего спроса населения на продовольственные и другие потребительские товары, в первую очередь, на основе расширения их отечественного производства, а также организацию системного мониторинга и контроля за сбалансированностью потребительского рынка и недопущением роста цен на товары и услуги».

В документе говорится о создании Государственного фонда поддержки развития предпринимательской деятельности, который должен будет компенсировать занятым в производстве промышленной, продовольственной и сельскохозяйственной продукции предпринимателям часть затрат на уплату процентов и предоставлять гарантии по кредитам коммерческих банков. Согласно постановлению, профильным ведомствам поручено внести в правительство предложения о снижении таможенных пошлин при импорте основных видов социально значимых продовольственных товаров, не производимых в республике или производимых в недостаточных объемах, а также зерна, семенного материала и других сырьевых ресурсов для производства кормов.


Коровы пасутся на холме, питаются тем, что найдут. Фото Glebsalov.livejournal.com

Кроме того, создается Фонд содействия и стабилизации цен на внутреннем рынке с бюджетом в эквиваленте $100 млн, формируемый за счет первоначального взноса Минфина. Средства Фонда предназначены для сглаживания сезонных и иных резких колебаний спроса и предложения на продовольственные товары на внутреннем рынке. В первую очередь речь идет о мясе, растительном и животном масле, зерновых, муке, картофеле, моркови, репчатом луке и ряда других видов социально значимых продуктов. Фонд будет на конкурсной основе закупать как на внутреннем рынке, так и за рубежом мясо, растительное и животное масло и другие важнейшие продукты питания в необходимых объемах. Импортируемые за счет средств Фонда продовольственные товары освобождаются от таможенных пошлин сроком до 1 апреля 2018 года. Эти товары предполагается реализовать через сеть специальных торговых точек - напрямую конечному потребителю. Вероятно, скоро в Узбекистане появятся так называемые «социальные торговые точки», где продовольственные товары будут продаваться по низким ценам. Нетрудно представить, какие очереди будут образовываться при этом.

Не обсуждая действенность самого механизма подобного сдерживания инфляции цен, обратим внимание на величину средств Фонда. Учитывая численность населения республики – свыше 30 млн человек, - $100 млн крайне мало, чтобы эффект от таких мер был значимым. В расчете на одного жителя республики получаем $3,33, что меньше стоимости одного килограмма мяса. Для получения значимого экономического эффекта от планируемой меры необходимо достичь довольно высокой оборачиваемости средств Фонда. Сможет ли аппарат Фонда обеспечить ее, чтобы защитить хотя бы социально уязвимые слои населения? Пока это остается вопросом.

Тем временем вводятся административные меры по контролю за ценами на социально значимые продовольственные товары и корма для домашнего скота. Этим занялся Департамент по борьбе с налоговыми, валютными преступлениями и легализацией преступных доходов при Генеральной прокуратуре Узбекистана. Он должен не только выявлять и пресекать неправомерные действия, направленные на искусственное завышение цен и создание дефицита, но и контролировать соблюдение установленного механизма ценообразования, выявлять факты коррупции со стороны работников контролирующих органов и администраций рынков, злоупотребления при закупках, поставках и реализации и так далее. Результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных Департаментом, могут стать основанием для проведения полномасштабной проверки финансово-хозяйственной деятельности без специального разрешения Республиканского совета по координации деятельности контролирующих органов.

Справедливость суждения зависит от выбранных критериев для рассуждения. По каким критериям будет определяться обоснованность или необоснованность рыночных или магазинных цен на продовольственные товары и корма для домашнего скота? Ведь каждая розничная торговая точка имеет свое обоснование, которое, как правило, состоит из закупочный цены, стоимости арендной платы за торговое место, оплаты труда продавца и прочих накладных расходов.

Как показывает практика, эффективность административных мер для ограничения роста цен в экономике довольно низкая, и они создают почву для злоупотреблений со стороны представителей органов государственной власти. Или же не совсем продуманных ими решений.

К примеру, как сообщала «Фергана», 18 июля хокимият (администрация) Андижанской области установил единую фиксированную цену на мясо – 29.000 сумов ($3,45). Причиной такого решения стали жалобы населения на безосновательное завышение стоимости мяса, которая достигла 34.000 сумов ($4) за килограмм. Власти области провели анализ и выбрали оптимальную, на их взгляд, стоимость в 29.000 сумов, по которой обязали продавать мясо все 622 мясные лавки региона. В то же время, как передает Uz24.Uz, фиксированную цену установили и на рынке «Чорсу» в Намангане – 25.000 сумов ($2,9) за килограмм говядины. Однако, как сообщают в соцсетях, цены на мясо в итоге поднялись, в Андижане говядину стали продавать по 40-42 тысячи сумов.

В условиях рыночной экономики вряд ли стоит ожидать желаемых экономических эффектов от жесткого регулирования цен.

Навруз Мелибаев

* * *

Тем временем Узбекистан разрешил импорт свинины из США. Как сообщает Thepigsite.Com, запрет на импорт был наложен узбекскими властями в 2014 году, он был продиктован решением санитарно-эпидемиологических служб республики в связи с появившейся информацией о якобы имеющей место эпидемии диареи у американских свиней (вирус свиной эпидемической диареи - PEDv).

Эта новость вызвала дискуссии в узбекских группах в социальных сетях. Большинство пользователей возмущается возможным импортом американской свинины в мусульманскую страну. «И без американской свинины [в Узбекистане] прекрасно кипят казаны, варится мясная еда, ну а уж если кому хочется непременно полакомиться свининой, то не проблема ее найти и у себя. А уж если не найдет, не беда – будет потреблять говядину, баранину, на худой конец, курятину или рыбу. Да и свои, отечественные фермеры, тоже были бы при делах – хоть что-то из своей продукции могли бы продать», - пишет узбекоязычный ресурс Vodiymedia, отражая общее настроение недовольных предстоящим импортом свинины из США.

Отметим, подавляющее большинство населения Узбекистана составляют мусульмане, поэтому базары и торговые предприятия занимаются в основном массовой поставкой говядины и баранины, а не столь популярная свинина производится немногими и реализуется, как правило, по предварительному заказу.

Тем не менее, новое решение правительства, как говорят осведомленные источники, есть ничто иное, как ответ на резкое и неконтролируемое удорожание мяса и мясной продукции в Узбекистане, вызвавшее недовольство в обществе. В столичной розничной торговле и дехканских рынках говядину стали продавать чуть ли не по 50.000 сумов за килограмм ($6), хотя еще недавно цена составляла 32-37 тысяч. В регионах страны цены несколько ниже, хотя тоже ощутимо подскочили. В среднем, разница между старыми и новыми ценами составляет 5-12 тысяч сумов.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА

    Паблик «Ферганы» в Фейсбуке