16 Август 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Насильник из янгиюльской школы останется безнаказанным?

Весной 2017 года мать десятилетнего Дениса Безъязычного заметила, что ее сын стал страдать недержанием кала. Проктолог ташкентской детской больницы, осмотрев мальчика, сразу вызвал милицию. В Янгиюльском РОВД Денис написал, что 15-летний подросток по имени Акмаль насиловал его в школьном туалете уже пять раз. Но милиция и прокуратура спустили это дело на тормозах, школа должным образом не отреагировала, а родители Акмаля возмутились тем, что по такому «пустяку» мать Дениса обратилась в милицию.

За десятилетнего мальчика вступилась его сестра Татьяна, которая стала бить тревогу в Фейсбуке, а затем обратилась в редакцию «Ферганы» с просьбой рассказать о происшедшем. К сожалению, никаких документов, кроме переписки с Янгиюльским отделом судебно-медицинской экспертизы, ни Татьяна, ни ее мама Оксана редакции представить не смогли. По их словам, все материалы они отдали в милицию, а ксерокопии сделать не догадались. Так что описываем ситуацию исключительно с их слов.

Маленький поселок Гульбахор

Место действия - маленький поселок Гульбахор в Янгиюльском районе Ташкентской области Узбекистана. Оксана Безъязычная, мать пострадавшего мальчика, раньше работала в столовой, теперь трудится в Ташкентском международном аэропорту дежурной по залу. Обязанности «дежурной по залу» не отличаются от обязанностей простой уборщицы. И поскольку она является работницей частной фирмы, то получает в два раза меньше, чем штатные работники аэропорта, выполняющие аналогичную работу.

Не много получает и ее дочь Татьяна. Хотя тоже трудится на должности, уважительно именуемой «контролер по режиму», на самом деле работает просто охранником в одной из ташкентских текстильных фирм.

Мужчин в семье нет: гражданский муж Оксаны и родной отец Дениса Михаил Кокоша уже несколько лет не живет в семье и, вероятно, стал бомжом.

Теперь о семье 15-летнего Акмаля Хасанбаева, которого Безъязычные обвиняют в педофилии. По словам Татьяны, семья у них тоже небогатая, своей квартиры нет, живут в доме у родственников. Отец подростка - Даниёр Хасанбаев - работает авторемонтником, мать по имени Настя несколько месяцев назад в надежде заработать на свою квартиру выехала в Турцию.

У этих семей до недавнего времени были вполне терпимые отношения. Настя даже работала вместе с Оксаной в аэропорту, правда, в разных бригадах. И, может, работала бы и дальше, если бы, находясь в пьяном виде, не перевернула в аэропортовском кафе «Аист» столы, после чего ее уволили. Объединяет эти семьи только один момент - и третьеклассник Денис, и 15-летний Акмаль учились в средней общеобразовательной школе №1 поселка Гульбахор.

За конфликт родителей ответил третьеклассник

Оксана Безъязычная
Конфликт между семьями возник в 2016 году, когда Акмаль, который почему-то любит крутиться возле малышей, сказал Денису: «Позови свою маму, пусть она у меня полижет». Третьеклассник передал слова подростка матери и сестре. Татьяна встретила Акмаля, спросила, почему он так говорит. Подросток послал ее по известному адресу и, прибежав к своей бабушке, пожаловался, что «сестра Дениса на него напала».

К бабушке Акмаля по поводу недостойного поведения подростка ходил и родственник Безъязычных дядя Коля. Но та, вместо того, чтобы надрать уши распустившемуся внучку, встала на его защиту и ответила так: «Оксана сама виновата».

С тех пор в отношениях между семьями возникла трещина, а 15-летний Акмаль стал вымещать зло на Денисе. Как-то, подкараулив, когда тот на перемене остался в классе один, пнул его ногой по заду. Да так сильно, что остался большой синяк.

Оксана и Татьяна пошли разбираться к директору школы. Тогдашний директор Сайёра Бердыбаевна вызвала Акмаля вместе с его классным руководителем. Подросток заявил, что Дениса он не трогал. Но директор все же потребовала, чтобы его родители пришли в школу. Приходили они или нет, ни Оксана, ни Татьяна не знают.

При этом отношения между Денисом и его одногодкой Артемом, братом Акмаля, не испортились - они как играли во дворе, так и продолжили играть. Но однажды, летом того же 2016 года, подрались. Реакция семьи Хасанбаевых последовала незамедлительно. Как рассказывает Оксана, они выбежали на улицу, и, не разобравшись, стали обвинять во всем Дениса и заодно семью Безъязычных. А Настя кричала: «Я Дениса зарежу!»

Пять раз насиловал в школьном туалете

В 2017 году Безъязычные заметили, что с Денисом творится что-то странное. Ребенок стал приходить из школы подавленным, надолго запирался в туалете, прятался под столом, плакал. Потом стали проявляться такие признаки, как недержание кала. Обеспокоенная мать просила рассказать, что случилось, но Денис молчал. 13 марта мать сказала: «Не хочешь говорить, в чем дело, тогда напиши». И мальчик написал на бумажке: «Если я скажу, то Акмаль обещал зарезать всю семью, а Таню трахнуть так же, как меня».

В семье Безъязычных этим словам не поверили, но стали искать хорошего детского специалиста. В итоге 13 апреля Оксана с сыном приехали в детскую хирургическую больницу №2 Мирзо-Улугбекского района города Ташкента.

По словам Оксаны, Дениса осматривали проктолог Намаз Коззаков, главврач больницы и еще один врач. Они обнаружили в заднем проходе мальчика ссадины и гематомы. Коззаков дал по этому поводу справку, заверенную двумя печатями - круглой и треугольной, - после чего сказал: «Извините, но я вынужден позвонить по «02». Потому что сегодня педофил поимел одного ребенка, а завтра, если его не остановить, доберется до другого».

Оксана с Денисом не успели доехать до дома, как им позвонили из милиции и сразу пригласили в Янгиюльское РОВД (районный отдел внутренних дел). Инспектор по делам несовершеннолетних - девушка по имени Шохсанам - позвала также нынешнего директора школы №1, которого Безъязычные называют Азиз-ака, школьных руководителей Дениса и Акмаля, а также родителей подростка.

Денису Шохсанам дала листочек и попросила написать, как все было. И мальчик письменно признался в том, что Акмаль насиловал его в школьном туалете пять раз.

Отказ в возбуждении дела написал участковый

Кроме того, Денис рассказал, что год назад его папа недвусмысленно терся об него - один раз дома, другой раз на речке, - что можно рассмотреть, как попытку изнасилования.

Но, похоже, молоденький инспектор ему не поверила. Она стала защищать Акмаля. «Кто тебя учит наговаривать на эту семью?» - спрашивала у Дениса.

Как утверждает Оксана, по закону экспертизу следовало провести на следующий день. Но назначили ее только через неделю - 20 апреля.

«Главный эксперт Янгиюльского бюро СМЭ (судебно-медицинской экспертизы), - я не помню фамилию, помню только, что толстенький и в очках, - тогда только цокал языком: «И где этот доктор Коззаков нашел гематомы, где увидел ссадины?», - вспоминает Оксана.

В итоге в возбуждении уголовного дела - как в отношении Акмаля, так и в отношении отца мальчика - Безъязычным отказали. Позже Оксане и Татьяне не удалось найти того, кто написал этот отказ и вообще занимался их делом. По словам матери третьеклассника, инспектор по делам совершеннолетних сразу сказала, что уголовными делами заниматься не имеет права, а остальные сотрудники Янгиюльского РОВД только пожимали плечами.


Решение об отказе в возбуждении уголовного дела, поступившее через виртуальную приемную президента в мае

Но судя по переписке Безъязычной с Ташкентским областным УВД (Управлением внутренних дел), отказ о возбуждении уголовного дела написал некий инспектор профилактики, проще говоря - простой участковый милиционер.

Симпатий у правоохранителей семья мальчика не вызвала

Благодаря многочисленным жалобам матери Дениса областная прокуратура дала 5 мая команду «рассмотреть дело по закону». А 6 мая обнаглевший Акмаль, судя по белым пятнам на одежде Дениса, в очередной раз изнасиловал мальчика. Возмущенные Оксана и Татьяна в этот же день приехали в районную прокуратуру Янгиюльского района.

Заместитель прокурора Музаффар Ходжаев хотел допросить десятилетнего мальчика в отсутствие матери, но Оксана с Татьяной сделать это не позволили. После чего Ходжаев раздраженно крикнул сотруднику милиции: «Что ты за опер такой, если угомонить их не можешь!»

Так что в Янгиюльской прокуратуре семью Безъязычных изначально встретили без всякой симпатии. Но Ходжаев все-таки написал постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы и вместе с заявителями поехал в Янгиюльское бюро СМЭ. Здесь у мальчика с заднего прохода взяли мазок. После чего, так как подобные исследования в Янгиюле не проводятся, мазок должен был быть отправлен в бюро СМЭ Кибрайского района.

Материал для исследования отправили почти через неделю - 12 мая. А накануне, 11 мая, участковый инспектор поселка Гульбахор по имени Фахриддин собрал всю махаллю (общину, квартал) и заявил, что Кибрайское бюро судебно-медицинской экспертизы «сообщило, что Дениса насиловал не Акмаль».

Позже, после многочисленных жалоб Безязычной этого участкового перекинули на какое-то другое место, зато в Дениса теперь весь поселок тычет пальцем. А «собрание», которое провел в махалле Фахриддин, фактически тем самым публично опозорив десятилетнего мальчика, наводит на мысль о явных симпатиях со стороны правоохранительных органов к семье Хасанбаевых.

Кстати, то же самое можно сказать и о Янгиюльском бюро СМЭ. Хотя потом их начальство в своем письме утверждало, что «длительное время, прошедшее с момента изъятия мазка», на результат исследования повлиять не может, в Кибрайском бюро, куда ездила Татьяна, эти слова вызвали скептические ухмылки. Там выразили недоумение, почему из Янгиюля им не прислали одежду мальчика.


Решение о возбуждении уголовного дела, принятое после обращения в виртуальную приемную президента

Суда не будет?

Заключение экспертизы Безъязычные не только не увидели, но даже не представляют, что там написали - в прокуратуре о его содержании хранят строгую тайну.

Как рассказывает Оксана, дальнейшее следствие свелось к тому, что их с Денисом обследовали в психиатрической больнице, находящейся в Сергелийском районе Ташкента. Сначала, 6 июня, там допытывались у мальчика, кто его учит рассказывать всякие небылицы. А 9 июня допрашивали уже Оксану, у которой выясняли, не страдает ли она алкоголизмом и наркоманией.

Когда выяснилось, что мать ребенка вполне адекватна (по поводу самого ребенка психиатры ничего не написали, потому что по закону не имеют права), Безъязычные стали ждать суда, который воздаст педофилу по заслугам. Однако время шло, а о суде ничего не было слышно. Зато Акмаль наглел. 20 июня Денис пожаловался, что тот опять говорил грязные слова по поводу его матери. Оксана с Таней пошли разбираться, но семейство Хасанбаевых устроило скандал. Отец подростка, Даниёр, при этом даже замахивался кулаками на Безъязычных, намереваясь их ударить.

А сестра Даниёра Шахноза заявила: «Ну трахнул Акмаль Дениса, что тут такого, зачем побежали, как терпилы, заявление писать?» А все остальные члены семьи Хасанбаевых, когда бабушка мальчика крикнула, что «суд во всем разберется», дружно заявили: «Суда не будет!»

Обеспокоенные Безъязычные побежали в прокуратуру. Но зампрокурора Ходжаев общаться с ними не захотел и отправил к помощнику Сардорбеку Каримову. Тот в ответ на вопрос, чем кончится дело, откровенно ответил: «Отказом».

Оксана пыталась пустить в ход последний козырь - потребовать предъявить съемки камер видеонаблюдения, которые не так давно поставили в школе №1. В ответ помощник прокурора показал справку из школы, утверждающую, что «видеокамеры там не работают».

Эта история настолько мерзкая, что комментировать ее не хочется. Единственное, что радует, - в минувшую пятницу Ташкентская областная прокуратура забрала дело себе. Может, хоть там дадут ему законный ход.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА

    Паблик «Ферганы» в Фейсбуке