19 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Валютная либерализация в Узбекистане: Центробанк страны пока проигрывает «чёрным менялам»

10.09.2017 23:53 msk, Максим Бейлис

Политика Экономика Законы Узбекистан Анализ

С 5 сентября в Узбекистане началась «либерализация» валютного рынка для физических лиц, проще говоря, для населения. Официальный курс покупки валюты поднялся, регулятор в лице Центрального банка декларировал, что любой желающий может свободно купить или продать иностранную валюту через обменные пункты коммерческих банков.

Поскольку курс скупки долларов США (самой распространенной валюты в Узбекистане) в коммерческих банках был выше, чем предлагал черный рынок, в обменных пунктах образовались очереди из желающих продать доллары. Тем более что в обмен на них выдавали новые купюры номиналом в 50 тысяч сумов (UZS), которые совсем недавно вошли в обращение. К выданной сумме прилагалась справка банка, отпечатанная на красивой бумаге. На выходе из обменных пунктов многие делали селфи, держа в руках пачку заветных пятидесятитысячных купюр...

Одновременно с открытием обменных пунктов власти начали очередную силовую компанию против неофициальных менял на рынках Ташкента. К базарам подогнали зарешеченные милицейские автобусы, начались задержания подозрительных личностей, большинство из которых никакого отношения к нелегальным операциям с иностранной валютой не имели.

Как правило, в сети облавы попадали приезжие из областей, у которых то ли не было прописки, то ли был подозрительный, не соответствующий столичному жителю внешний вид. Настоящие менялы были заблаговременно предупреждены о времени и месте проведения рейдов дружественными сотрудниками правоохранительных органов. К тому же, днями ранее президент поручил Генеральной прокуратуре и МВД усилить борьбу с нелегальными валютными операциями, и это поручение – как предупреждение «чёрным» менялам – было растиражировано по всем средствам массовой информации Узбекистана.

Буквально через день после ажиотажа, связанного с открытием обменных пунктов, «черный рынок» воскрес, правда, в более законспирированной форме. Словно смеясь над усилиями Центрального банка по созданию «белого» рынка валюты, «чёрный рынок» установил свой курс покупки и продажи заветных долларов. Курс покупки стал лишь немногим выше курса, установленного коммерческими банками. А вот курс продажи наличных долларов США поднялся существенно: на день написания данной статьи он достигал 8700-8800 UZS за один доллар США против 8150 UZS за доллар, предлагаемый коммерческими банками.

Можно констатировать, что в декларируемой битве против черного рынка валюты Центральный банк Узбекистана пока проигрывает. И вот почему. Рассмотрим пять взаимосвязанных факторов этого досадного казуса.

Первый фактор – ограничения по продаже. Банки стали покупать наличную валюту у физических лиц, но не начали свободно продавать ее. Это значит, что наличную иностранную валюту в обменных пунктах купить невозможно. Валюту по декларируемому курсу 8150 UZS за доллар можно купить только на суррогатные «конверсионные» пластиковые карты в пределах лимита не более $5 тысяч в квартал на одного человека. При этом использовать валюту, зачисленную на «конверсионные» карты, можно только исключительно за пределами Узбекистана. Оплатить покупки через интернет или перевести деньги на другую карту с «конверсионных» карт невозможно.

Для открытия «конверсионной» карты необходим депозит от $30 до $100, который можно снять только при закрытии карты. Кроме того, необходимо выплатить комиссионное вознаграждение банку. То есть, вместо валюты предлагается купить некий платный суррогатный денежный инструмент с ограниченной ликвидностью. Учитывая затраты времени и денег на превращение суррогатной «конверсионной» карты в полноценную ликвидность, можно сказать, что ценность денежных средств на ней ниже стоимости наличных на 10-12 процентов.

Второй фактор – ограничение доступа. Купить иностранную валюту по декларируемому курсу на «конверсионную» карту можно только за наличные деньги. Однако доступность наличных сумов существенно ограничена. Большинство официально работающих жителей Узбекистана получают заработную плату на пластиковые карты внутренних платежных систем. Банкоматов в самом Узбекистане недостаточно, более того: в них установлен лимит снятия – не более 100 тысяч UZS ($12,2) наличными в день на одну карту. Таким образом, немалая часть населения не имеет возможности приобрести наличную валюту, поскольку в виде заработной платы они получают суррогатный денежный инструмент (сумовые карты) с еще более ограниченной ликвидностью, чем «конверсионные» пластиковые карты. Обналичивание пластиковых сумовых карт имеет свою цену на чёрном рынке и составляет от 5 до 10 процентов от требуемой суммы.

Третий фактор – дополнительный внутренний спрос на наличную иностранную валюту со стороны банков. Кроме той наличной иностранной валюты, которую пытаются скупать через вновь открывшиеся «обменные пункты», банки принимают наличную иностранную валюту для открытия полноценных (без ограничений) пластиковых карт международных платежных систем. По этим пластиковым картам можно производить расчеты через интернет, а также осуществлять переводы с карты на карту. Однако чтобы пополнить такую карту в банке, необходимо внести наличные доллары. Официально приобрести наличные доллары даже после открытия «конвертации» в Узбекистане нельзя — их можно либо привезти из-за рубежа, либо купить на черном рынке.

Четвертый фактор – высокий внутренний спрос на наличную валюту со стороны населения. В Узбекистане нет нормально функционирующего фондового рынка, набор финансовых инструментов для накопления и инвестирования очень ограничен. В большинстве своем, учитывая инфляцию и динамику роста курса иностранной валюты, узбекистанцы хранят свои накопления в наличных долларах США. Расчеты за автомобили, приобретенные на вторичном рынке, также осуществляются в долларах США; расчеты за аренду и покупку недвижимости в большинстве случаев производятся также в долларах США.

Пятый фактор – дополнительный неучтенный спрос на наличную валюту со стороны частного бизнеса. Немалая часть товаров, доставляемых в Узбекистан, проходит через руки «челноков» или заходит по серым и черным схемам. Чаще всего расчет за товар, доставляемый по этим схемам, осуществляется в наличной валюте.

Таким образом, на сегодняшний день на валютном рынке для физических лиц Узбекистана задействовано несколько денежных инструментов, каждый из которых имеет свою цену и каждый из которых так или иначе участвует в процессе обмена валют. Перечислим их в порядке ликвидности:

1. Наличные доллары США.

2. Иностранная валюта на «полноценных» пластиковых картах международных платежных систем, эмитируемых узбекскими банками. Этими картами можно оплачивать покупки через интернет и проводить транзакции. Эти карты можно пополнить в узбекских банках исключительно за наличные доллары США (или евро).

3. Наличные узбекские сумы (UZS).

4. Доллары США на «конверсионных» пластиковых картах международных платежных систем, эмитируемых узбекскими банками. Этими картами нельзя оплачивать покупки через интернет, получать наличную валюту по ним и производить покупки можно только за границей. Например, в Duty Free Ташкентского аэропорта такая карта работать не будет. Валюту для пополнения этих карт можно приобрести исключительно за наличные узбекские сумы в размере не более $5 тысяч в квартал на карту.

5. Узбекские сумы на пластиковых картах внутриузбекистанских платежных систем, эмитируемых узбекскими банками. Снятие наличных денежных средств по ним ограничено суммой, эквивалентной $12,2 доллара в день, кроме того, не всегда и не везде удается получить своевременный доступ к банкоматам.

Очевидно, что банковская система Узбекистана оказалась не готова к проведению валютной реформы. Непонятные и не имеющие практического смысла ограничения на обмен валют приведут к росту курса наличного доллара и, соответственно, к росту цен на рынке. Силовые мероприятия против валютчиков вызовут кратковременный эффект – в дальнейшем рынок ответит дополнительным ростом курса, потому что риск всегда включается в цену. На этом фоне нет никакой гарантии того, что обменные пункты смогут продолжать нормальное функционирование в ближайшей перспективе. Напомним, что в 2005 году в Узбекистане нормально и без очередей непродолжительное время действовали обменные пункты, где можно было приобрести и продать наличную иностранную валюту, но, спустя короткое время, все вернулось на «круги своя».

Остается надеяться, что после рассмотрения первых результатов валютной реформы будут сделаны нужные выводы, в нормативные акты и в практику их применения будут внесены необходимые корректировки.

Максим Бейлис, экономический эксперт, Ташкент

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА