14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Опиум для президента. О религиозном аспекте предстоящих в Киргизии выборов

Религия — традиционно щекотливая тема для Кыргызстана. Несмотря на то, что подавляющее большинство населения республики — мусульмане, кандидаты в президенты не торопятся затрагивать вопросы религии в своих предвыборных программах. Означает ли, что политическая элита махнула рукой на злободневные вопросы и вызовы, которые стоят сегодня перед Центральной Азией в связи с ростом религиозного экстремизма?

С тех пор как Социал-демократическая партия Кыргызстана (СДПК), то есть действующая власть, выдвинула в качестве своего кандидата в президенты Сооронбая Жээнбекова, разговоры о его тесных связях со странами Персидского залива не прекращаются. Причем в ряде случаев эти разговоры вылились в обвинения в адрес Жээнбекова, который, по мнению некоторых наблюдателей, поддерживает тесные контакты с радикальными исламистскими организациями за рубежом.

Жээнбеков, как принято считать, продолжит курс нынешнего президента, но возникает другой вопрос — какую религиозную политику он намерен выстраивать, если все-таки выиграет голосование? Например, повесит ли на каждом шагу билборды с изображением женщин в паранже и подписью «Кайран элим, кайда баратабыз?», что в переводе означает «Бедный народ, куда мы катимся?», как это уже было сделано по инициативе президента Алмазбека Атамбаева. Тот в своих выступлениях призывает верующих мусульман не быть фанатиками.

На днях сам кандидат от СДПК подал иск против киргизского издания «24.kg» и журналиста Кабая Карабекова о защите чести и достоинства, требуя с каждого из ответчиков по пять миллионов сомов (около $73 тысяч). «24.kg» 11 сентября опубликовало статью под названием «Визит в Сочи. Кремлю вновь объяснят, чем хорош преемник?», где говорилось о поездке Атамбаева в Сочи на встречу с российским коллегой Владимиром Путиным. В материале истцу не понравилась фраза: «Москва намекнула кыргызской стороне, что ее тревожит информация кыргызских и российских спецслужб о якобы тесных связях Жээнбекова и его братьев с радикальными арабскими организациями. В том числе и с арабским “Обществом социальных реформ”, которое признано в РФ террористической организацией».

Иск на издание подали после того, как Центризбирком рассмотрел жалобу уполномоченного Жээнбекова Жылдыз Смановой, которая просила лишить «24.kg» аккредитации на выборах. ЦИК не стал удовлетворять это требование, но статья была снята с сайта, а «24.kg» предложило Жээнбекову бесплатную площадку для размещения материалов.

Портал «24.kg», разумеется, был не единственным изданием, которое обратило внимание на деятельность провластного кандидата за пределами республики. В последние месяцы в средствах массовой информации все чаще стали муссироваться сообщения о том, что якобы он, поддерживая тесные связи с деловыми кругами монархий Персидского залива, привносит и в киргизские реалии отдельные элементы «жизни по шариату». Например, российский политолог Аркадий Дубнов в беседе с «Коммерсантом» заявил, что по инициативе премьера получила распространение практика намаза в стенах правительства. «За тот год, что Жээнбеков работает премьером, получила распространение практика проведения намазов чуть ли не в самом здании правительства. Считается, что это инициатива именно главы кабинета. При этом на юге страны растет интерес к радикальным формам ислама. Все это вызывает беспокойство у светского населения Кыргызстана», - отмечает эксперт.

Скорее всего, Дубнов имел в виду не правительство, а парламент, так как в правительстве намаз пока еще не практикуют. Именно в Жогорку Кенеше депутаты приняли решение открыть намазкану, то есть молельную комнату для мусульман. Эксперт по национальной безопасности, бывший представитель Антитеррористического центра СНГ Замирбек Мамбетжунусов обращает внимание на то, что в Кыргызстане еще не проводились исследования, чтобы в утвердительном порядке говорить о всплеске радикального ислама в стране, но открытие молельной комнаты в законодательном органе, который представляет все население республики, по его мнению, ущемляет права других конфессий.

«Я далек от мнения, что наличие молельной комнаты в парламенте показывает радикальный настрой общества и тем более, что там присутствовала инициатива главы правительства. Но при этом надо было учесть и права представителей других конфессий и предоставить возможность молиться к примеру православным христианам, и буддистам, и баптистам», - сказал Мамбетжунусов в интервью «Фергане».


Баннер, на котором изображены женщины в национальных и мусульманских одеждах, появился в Бишкеке минувшим летом. Духовное управление мусульман Кыргызстана заявило, что такой баннер «может навредить единству» народа и попросило профильные органы «разобраться» с его появлением.

Причем тут арабы?

Кыргызстан как развивающуюся страну, находящуюся в двух шагах от статуса failed state (несостоявшееся государство — термин, применяемый для обозначения государства, которое не может поддерживать своё существование как жизнеспособная политическая и экономическая единица. – Прим. «Ферганы»), принято рассматривать в качестве «младшего брата» России, зависящего от нее и в политическом, и в экономическом плане. Действующий президент, по крайней мере, всегда ориентировался на дружбу с Кремлем. Об этом свидетельствует и членство в ЕАЭС, и вывод американской базы с территории республики. В связи с этим провластный кандидат в президенты также был выбран с учетом мнения Москвы.

Однако в последнее время и российские, и местные СМИ больше пишут о религиозности преемника и его связях с арабским миром, чем о приверженности Жээнбекова принципам евразийской интеграции. Упоминается в частности, что родной брат кандидата Жусупбек Шарипов последние годы официально представляет интересы Киргизии в Саудовской Аравии и является одним из инициаторов укрепления связей республики с Катаром. В связи с этим стоит напомнить, что Катар сейчас находится в изоляции даже со стороны соседних исламских государств. Несколько месяцев назад с этой страной разорвали отношения другие страны арабского мира — Саудовская Аравия, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Йемен и Ливия. Официальную Доху обвинили в финансировании террористических организаций «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ).

Руководитель республиканского комитета защиты свободы слова Адиль Турдукулов полагает, что вопросы к Жээнбекову возникают из-за «возможной радикализации страны» в том случае, если он придет к власти. В интервью «Фергане» Турдукулов пояснил, что долгое пребывание брата кандидата от СДПК на посту посла Кыргызстана в Саудовской Аравии — прежде всего, показатель того, что им довольна принимающая сторона. При этом Турдукулов подчеркивает, что не имеет доказательств, подтверждающих связи Жээнбековых с радикалами и тем более финансирования или поддержки кандидата в президенты со стороны арабских шейхов. Россию в этой истории, как считает наш собеседник, может беспокоить не столько сотрудничество отдельных киргизских политиков с арабскими бизнесменами, аффилированными с подозрительными организациями, сколько усиление влияние в Средней Азии самих стран Персидского залива, в первую очередь Саудовской Аравии, через которую свои интересы в регионе может продвигать Вашингтон.

Турдукулов выделяет еще один аспект, который может тревожить борцов с исламским радикализмом: «Они [Жээнбеков и его братья] родом с юга республики. А основные поставки живой силы, добровольцев, например, в ИГИЛ все-таки происходят через южные регионы», - сказал он.

Религия как политический инструмент

Однако пока продолжаются споры вокруг степени религиозности кандидата в президенты, в Киргизии назрел новый повод для разбирательств. Дело в том, что участие религиозных деятелей в агитации кандидатов запрещено законами о выборах, религиозных организациях и свободе вероисповедания. В свою очередь и муфтият запрещает использования мечетей в политических кампаниях. Однако 20 сентября в социальных сетях появилось видео с выступлением бывшего муфтия Чубака ажы Жалилова, где он рассказывал о преимуществах кандидата в президенты Сооронбая Жээнбекова и о том, какую пользу принесет Жээнбеков республике в случае своего избрания. В связи с этим гражданские активисты обратились в Центризбирком с требованием принять меры в отношении бывшего муфтия за агитацию в поддержку одного из кандидатов.

Видео, предположительно, было снято во время встречи Жээнбекова с избирателями в Жалал-Абадской области. Чубак ажы — один из самых влиятельных проповедников в Киргизии. Бывший член Центризбиркома Киргизии Канатбек Азиз сообщил «Фергане», что 24 сентября рабочая группа ЦИКа, рассмотрев жалобу, не нашла нарушений в публичной деятельности бывшего муфтия: «В качестве обоснования своей позиции рабочая группа приводит письмо из Духовного управления мусульман Кыргызстана (ДУМК), в котором говорится, что Жалилов не имеет отношения к этой организации».

В то же время Адиль Турдукулов обеспокоен тем, что религиозные деятели начали все чаще вмешиваться в политику, и считает это одним из индикаторов роста влияния духовенства в светской стране. 12 сентября Первомайский районный суд Бишкека приговорил киргизского журналиста Зулпукара Сапанова к четырем годам тюрьмы, посчитав, что в его книге «Кыдыр санжырасы» есть призывы к «разжиганию межрелигиозной розни» между приверженцами ислама и христианства. Автор исследовал языческие верования кыргызов и сделал вывод, что сейчас священнослужители навязывают народу веру в Аллаха. Возмущенные публикацией книги представители ДУМК подали заявление в Генпрокуратуру. В ДУМКе заявили, что книга Сапанова оскорбляет духовные ценности мусульман. «Арест Зулпукара Сапанова наглядно показывает влияние религии на судебную власть», - считает Турдукулов.

Омбудсмен Кыргызстана Кубат Оторбаев также раскритиковал решение суда отметив, что приговор, по сути, ущемляет конституционные права и свободы граждан. «После приговора суда я ознакомился с книгой Сапанова. Считаю, что его произведение надо рассматривать шире, чем каноны религии. Это как мысли свободолюбивого человека, который имеет не только гражданскую позицию по острым проблемам, но и пытается осмыслить все происходящие трагедии, войны и другие негативные явления, которые переживает человечество в последние два столетия», - отметил омбудсмен.

Между суфиями и ваххабитами

Те наблюдатели, которые связывают рост влияния ислама в Киргизии с расширением контактов Бишкека с арабскими монархиями, забывают, что эти контакты всегда были по большей части декларативными. Так во внешнеторговом обороте республики только ОАЭ занимает более-менее достойное место, поэтому о каких-то судьбоносных экономических проектах говорить в данном случае не приходится.

Вместе с тем в отсутствие достижений в области взаимной торговли за последние два десятка лет широкое развитие получило сотрудничество религиозных институтов Киргизии и стран Персидского залива. По большому счету, ни Кувейт, ни Катар, ни Саудовская Аравия не заинтересованы вкладывать свои деньги в киргизскую экономику, но зато они инвестируют в строительство мечетей, количество которых растет быстрее, чем число школ и больниц. По данным МВД по состоянии на 2016 год, с момента получения независимости в Киргизии количество мечетей увеличилось в 70 раз. Активную деятельность в республике ведут 2743 мечети, хотя в советский период их было всего 39.

Кроме строительства мечетей были открыты и первые школы-медресе, также финансировавшиеся из-за рубежа. В республике появились новые кадры, получившие образование в высших учебных заведениях Египта, Саудовской Аравии, Иордании и других стран арабского континента.

Как отмечает директор аналитического центра «Разумные решения» Эсен Усубалиев, если в стране темпы строительства мечетей превышают объемы строительства школьных учреждений, виновато в этом государство, у которого недостаточно средств для развития образовательного сектора. В интервью «Фергане» эксперт подчеркнул, что мечети строятся на средства меценатов, а школы — на бюджетные деньги. Но вместе с этим Усубалиев считает, что негласно Кыргызстан стал ключевым регионом в распределении людских и финансовых потоков в интересах различных экстремистских организаций религиозного толка. Если в других странах Центральной Азии основные террористические и экстремистские движения запрещены, то в Кыргызстане в этом плане почти полный «легалайз».

«Сейчас конечно контроль усиливается, но здесь всегда чувствовали себя свободно представители разных религиозных течений. С 2011 года, когда разразился конфликт в Сирии, Кыргызстан стал основным поставщиком рекрутов в эту страну», - указывает эксперт.

По словам Усубалиева, с распадом СССР в Центральной Азии окопалось движение «Таблиги джамаат», признанное экстремистским в Таджикистане, России, Казахстане и Узбекистане. При этом в Кыргызстане оно имеет сильнейшие позиции и действует вполне легально. В некоторых российских СМИ распространяется информация том, что другой брат кандидата в президенты — Асылбек Жээнбеков — якобы поддерживает деятельность «Таблиги джамаат».

Однако в интервью «Фергане» теолог Кадыр Маликов поделился своим мнением, которое разделяют и многие востоковеды: «Таблиги джамаат» не является экстремистской или радикальной организацией. «В России, к примеру, движение запретили из политических соображений. Они видят в нем угрозу для светской власти», - пояснил теолог. На вопросы, что может связывать кандидата в президенты с представителями «Таблиги джамаат», Маликов отмечает, что подобной связи и быть не может. «Самое интересное, - рассуждает специалист, - что, когда люди распространяют информацию о Жээнбекове, как о лоббисте арабских интересов, и в то же время говорят о его связях с «Таблиги джамаат», они не учитывают важное обстоятельство: идеология «Таблиги джамаат» противоречит идеологиям стран персидского залива, поскольку имеет суфийские корни, а это никак не стыкуется с догмами ваххабизма».

Если брать во внимание, что Киргизия встала на путь построения государства со светским обществом, то религия баллотирующегося — последняя тема для дискуссий и разного рода спекуляций. А законы демократии должны гарантировать терпимость к тем или иным конфессиям и свободу выбора любой религии. А в случае, если по указанным вопросам есть повод для переживаний, именно государство должно гарантировать обществу безопасность, невзирая на конфессиональные разногласия. Все-таки смысл светскости сводится к тому, что государство регулируется на основе гражданских, а не религиозных норм.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА