14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Хлопкорабство в Узбекистане: Последние жертвы?

Фото с веб-сайта Antislavery.org

С 5 по 20 сентября нынешнего года в Узбекистане погибли три человека, трагические истории которых так или иначе связаны с хлопкоуборочной кампанией. Печальная статистика новейшего узбекского «хлопкорабства» год от года пополняется. Можно ли это слово писать без кавычек? Кажется, да...

16 сентября на хлопковом «фронте» умер 58-летний житель города Андижана Музаффар Умрзаков, который вышел на принудительный сбор хлопка вместо своей супруги Насибы Умрзаковой. Его жена работала уборщицей в средней школе. По словам медиков скорой помощи, пожилой андижанец не выдержал физических нагрузок и умер от инфаркта.

В тот же день случилась еще одна трагедия, связанная с принудительной хлопковой кампанией: в Джизаке автобус переехал 39-летнюю Гульзоду Таджибаеву, возвращавшуюся со сбора «белого золота». Погибшая женщина работала учительницей в школе №32 Шараф Рашидовского района Джизакской области.

Ну а самой душераздирающей трагедией нынешнего хлопкорабства в Узбекистане стало то, что 19 сентября в детском саду №43 Узбекистанского района Ферганской области погиб двухлетний Абдулла Рахманов. Гульнора Рахманова вынуждена была взять своего двухлетнего ребенка на работу в детский сад из-за того, что местные власти заставили её 60-летнюю свекровь, которая ухаживала за внуком, выйти на сбор хлопка.

Однако ошибочно думать, что именно эти трагические события заставили премьер-министра Узбекистана Абдуллу Арипова неожиданно отозвать с полей всех школьников, студентов, учителей и медиков. Кажется, тёзка погибшего двухлетнего Абдуллы пошёл на этот шаг после звонка из Нью-Йорка.

Экстренное поручение президента Мирзиёева

Селекторное собрание узбекского правительства его глава Абдулла Арипов провел утром 21 сентября. На совещании было объявлено об экстренном поручении президента Мирзиёева, который в это время еще находился в городе Нью-Йорке. Узбекский премьер приказал всем областным хокимам (главам администраций) немедленно отозвать всех студентов и работников бюджетных учреждений с полей, где они уже занимались сбором хлопка-сырца.

Уже вечером того же дня узбекские чиновники приступили к выполнению поручения премьер-министра страны. Кроме того, областные хокимы неожиданно стали заявлять, что принуждение школьников, студентов и бюджетников к сбору хлопка является преступлением. Так, 22 сентября хоким Андижанской области Шухратбек Абдурахманов пригрозил, что лично посадит в тюрьму тех, кто осмелится на такое преступление.

Между тем, эти же хокимы еще две недели назад в самых лучших советских традициях заставляли людей выйти на сбор хлопка и рвали свои глотки речами о прелестях хлопковой кампании. Так, две недели назад поручение о поголовном и принудительном привлечении учащихся, студентов и бюджетников к сбору хлопка отдавал не кто иной, как сам Абдулла Нигматович Арипов. Тогда премьер министр Узбекистана с пеной у рта кричал: «Кто против сбора хлопка, тот против государства!».

Неожиданные метаморфозы в действиях и речах узбекского премьера и областных хокимов случились после телефонного поручения Шавката Мирзиёева. Ну, а глава узбекского государства пошёл на этот шаг после многочисленных нареканий местных и международных правозащитных организаций по поводу его речи в Генеральной Ассамблее ООН.

Как известно, в ней узбекский президент заявил, что в республике уже нет принудительного сбора хлопка-сырца. Однако в это самое время учащиеся, студенты, медики, учителя и пенсионеры до потери пульса трудились на хлопковых полях страны.

«Фронтовики» хлопковых полей сообщали в социальных сетях об условиях труда и проживания. Читая их сообщения, можно было прийти к мнению, что узбекские власти проводят эксперименты над людьми, будто готовятся к химической войне.

«Не «Зарин», и не «Зоман», но что-то в этом роде!»

Так студенты Бухарского государственного университета описали вонь химиката, распыленного самолётами узбекской сельхозавиации над студентами-сборщиками хлопка. По их словам, авиационно-химическая дефолиация листьев хлопчатника проводилась три раза в неделю. «Когда мы собирали хлопок, над нами летали «кукурузники» и распыляли какой-то химикат. Этот химикат воняет, как газы «Зарин» и «Зоман». Но, слава богу, никого не убивает!» – шутили бухарские студенты в сети Facebook.

В Джизаке принудительная мобилизация населения на сбор хлопка вовсе приняла какой-то милитаристский характер. «В городе патрулируют люди в камуфляжной форме. Они останавливают прохожих и спрашивают, куда и зачем идут горожане. Тех, кто показывает страх или отвечает не слишком убедительно, военные сажают в автобусы и отправляют на сбор хлопка», – сообщили жители города Джизака на страницах веб сайта радио «Озодлик» (узбекской службы радио «Свобода»).

Рабочие Гулистанского масложиркомбината, вывезенные на хлопок 7 сентября этого года, также жаловались на то, что над ними летали самолёты и проводили дефолиацию. «Нас 350 человек на поле. Каждый день над нами летают «кукурузники» и распыляют химикаты. А еды и питьевой воды нет. Мы вынуждены пить воду из арыка. Эта вода воняет рыбой и болотом. Кроме того, нам не выплачивают деньги за собранный хлопок», – жаловались гулистанцы.

О невыплате денег за собранный урожай сообщали также студенты из Андижана, Ферганы, Каракалпакстана, Сурхандарьи и других областей. Некоторые из них свидетельствовали , что местные власти выплачивают не по 450, как ранее обещали, а всего по 200-300 сумов за килограмм собранного хлопка.

Студенты Наманганского государственного университета, вывезенные на хлопковые поля Учкурганского района, смеялись, что местные власти расселили их не в бараках, а в домах местных жителей. «Представляете, с хозяевами домов мы живем, как одна большая семья!» – шутливо писали наманганские студенты в социальных сетях.

Казалось, что после 21 сентября, когда Абдулла Арипов приказал срочно отозвать учащихся, студентов и бюджетников с хлопковых полей, мучениям узбекских хлопкорабов и хлопкорабству пришел конец. Однако не тут то было.

Хлопкорабство в Узбекистане жило, живет и будет жить?

К сожалению, несмотря на громкие разговоры о недопустимости принудительного труда, узбекское правительство продолжает политику хлопкорабства. Так, в некоторых областях местные власти заставляют родителей выходить на сбор хлопка вместо своих детей-учащихся. В социальных сетях есть сообщения о том, что такая ситуация наблюдается, например, в некоторых районах Хорезмской области. А из республики Каракалпакстан приходят известия о том, что учителей школ и преподавательский состав институтов вынуждают под угрозой наказания нанимать сборщиков из числа поденных рабочих – мардикоров.

Кроме того, власти на местах принуждают к сбору хлопка работников государственных заводов, фабрик, а также частных фирм и компаний. Например, хокимият Баявутского района Сырдарьинской области все же заставляет представителей малого и среднего бизнеса выводить на хлопковые поля хотя бы по одному работнику. «Если кто-то не отправляет своего работника на хлопок, то такая фирма должна заплатить хокимияту ежемесячно по 400 тысяч сумов», – пишет предприниматель из Баявута.

По сообщениям ташкентской правозащитницы Елены Урлаевой, ежегодно проводящей свой собственный мониторинг хлопковой кампании, владельцы заведений общепита Ангрена (город в Ташкентской области) платят по 800 тысяч сумов наёмным хлопкоробам, чтобы не отправлять на сбор хлопка своих сотрудников.

А власти города Алмалыка оставили студентов местного филиала Ташкентского государственного технического университета на хлопковых полях, используя довольно оригинальный ход. Городская администрация оформила этих студентов как рабочих Алмалыкского горно-металлургического комбината. Как говорится, Остап Ибрагимович отдыхает!

Пока в узбекском правительстве и местных администрациях сидят такие чиновники, хлопкорабство в республике будет жить.

Марсель Идрисов (псевдоним журналиста из Ташкента)

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА