25 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Новая конференция на фоне старого зиндана

18-19 октября в Ташкенте прошла конференция «Открытая журналистика в Центральной Азии», организованная офисом представителя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по вопросам свободы средств массовой информации. Данное событие, которого ждали пятнадцать лет, можно по праву считать прорывом в отношениях Узбекистана и международного журналистского сообщества. Однако «праздник свободы прессы», столь редкий для всего региона, омрачен арестом нашего ташкентского коллеги Бобомурода Абдуллаева, случившимся накануне.

Имя известного журналиста Бобомурода Абдуллаева, почти на десятилетие выпавшего из профессии, сегодня снова на слуху. Впрочем, эта слава совсем не греет Бобомуроду душу: после внезапного ареста его обвинили в авторстве десятков статей, написанных под псевдонимом «Усман Хакназаров», и посадили в самый настоящий зиндан, лишив справедливого суда, общения с родственниками и даже с адвокатом. Органы следствия в Узбекистане подозревают его в антиконституционной деятельности, тесных связях с оппозицией, подготовке к революции, в конце концов.

Кто же он на самом деле?

Журналист – золотой медалист

Резюме Абдуллаева, написанное им собственноручно, свидетельствует.

Родился в 1973 году. В девяностом с золотой медалью выпустился из средней школы в Хорезмской области. Было очевидно, что юношу тянет к знаниям. В 1995-м Бобомурод, которого друзья тогда звали просто «Боб», с отличием закончил отделение русского языка и литературы факультета зарубежной филологии Ташкентского Государственного университета, получив специальность филолога-переводчика. Уже через год он закончил аспирантуру ТашГУ по специальности «Теория перевода».

Но ему этого образования было мало. В 2001-м он поступил в Ташкентский государственный экономический университет, на факультет «Мировая экономика и международные экономические отношения», а в 2004-м получил там степень бакалавра и очередной «красный диплом».

С 1997 года Бобомурод работает: редактором в отделе методологии Центрального банка, переводчиком в Союзе бизнесменов Узбекистана и Турции, потом снова в банке, затем трудится корреспондентом узбекской службы Радио «Свободная Европа/Свобода» в Ташкенте.

До середины 2000-х годов жить и работать журналистом в Узбекистане еще было можно. Бобомурод служит старшим корреспондентом отдела международной информации негосударственного информагентства «Туркистон-пресс», а потом работает корреспондентом британского Института по освещению войны и мира (IWPR). Все тогдашние коллеги отзываются о нем, как о чрезвычайно спокойном, сдержанном, воспитанном и образованном человеке, владеющим высшим мастерством газетного слова.

Журналист – «внутренний эмигрант»

После андижанского расстрела большинство журналистов, сотрудничавших ранее с иностранными изданиями, были вынуждены либо вовсе уехать из страны, либо лечь на дно, прекратив свою деятельность. Бобомурод выбрал второй путь – «внутреннюю эмиграцию».

«Я здесь под колпаком, – писал он автору этих строк в 2008 году. – Всех, кто остался, отслеживают, контролируют, шаг влево или вправо — расстрел на месте. Могу писать только о футболе, который люблю и, кажется, понимаю». Писал о футболе Боб в местные издания, ни слова о политике. В те годы и на нашем сайте вышло несколько его новостей и статей об узбекском спорте. В частности, вот эта заметка.


Футбол стал смыслом жизни Бобомурода – его творчеством, исследованиями и почвой для анализа. А зарабатывать на жизнь приходилось таксистом, «бомбилой», за копейки гоняя по улицам Ташкента, подвозя торопящихся куда-то пассажиров.

Журналист, пишущий под псевдонимом для «Ферганы»

Снова переписываться с Бобомуродом мы стали лишь в начале 2017 года. Оказалось, что он был очень воодушевлен «мирзиёевской весной», искренне верил в перемены и был намерен в них активно участвовать. После долгих лет молчания ему снова хотелось говорить, писать и даже петь: сегодня многие знают его как исполнителя любительских, очень наивных, но трогательных и искренних песен, опубликованных на Youtube.

Боб сам предложил мне несколько тем для статей, и я с радостью за них ухватился. Вопреки расхожему мнению, «Фергана» не выискивает в Узбекистане «чернуху», не поливает страну «сплошным негативом». Мы лишь выполняем свою журналистскую работу, рассказывая о важных проблемах страны, государства и общества. И Бобомурод подходил на роль нашего корреспондента как никто другой.

Его профессионализму, ясности взгляда, умению схватывать суть, легкости пера можно позавидовать. Вот одна из статей Бобомурода, написанная на весьма актуальную тему. В центре общественного интереса оказался тогда один из авторитетных ташкентских имамов, и мы просто не могли пройти мимо и не составить себе портрет этого религиозного деятеля. В чем Боб нам и помог.


К сожалению, даже с приходом «мирзиёевской оттепели» в полицейском государстве, каким до сих пор является Узбекистан, такие тексты невозможны. За подобную безобидную, никого не оскорбляющую и ни к чему противозаконному не призывающую статью можно попасть на нары. Однако, с точки зрения международной журналистики, имеющей место в цивилизованных обществах, это самый обыкновенный, вдумчивый и критический текст.

Не «Усман Хаканазаров»

Бобомурод всегда писал вдумчивые, критические, но сдержанные тексты. Поэтому я не верю в то, что он является автором статей, размещенных во множестве в Интернете и подписанных именем «Усмана Хакназарова». Стиль совсем не тот. Лексика – не та. Интонации чужие, истеричные.

Да, о «Бобомуроде-Усмане» уже заявило следствие, зафиксировал это в своем постановлении об аресте суд. Однако, много ли в Узбекистане судей, которым мы можем безоговорочно доверять? Можно ли прислушиваться к выводам следствия, когда оно буквально ворует человека, двое суток не сообщает о нем ничего его родным и близким, потом показывает один раз и – бац! – снова изолирует от мира так плотно, что ни адвокат, ни родная мама не могут его навестить?

Мы тысячу раз видели, как ни в чем не виноватые люди оговаривают себя под пытками, берут на себя самые тяжкие преступления, под систематическим истязаниями оговаривают друзей, знакомых и не знакомых. Единственное, чему узбекская Фемида научилась за последние четверть века – так это эффективно выбивать показания и успешно сажать невиновных.

Не стал бы я безоговорочно верить и оппозиционеру Мухаммаду Салиху, подтвердившему версию следствия. При всем моем уважении к этому человеку, Салих – политик, а у политиков всегда что-то свое на уме: стратегии, тактики, закулисные договоренности, тонкий расчет...

До тех пор пока Бобомурод Абдуллаев не выступит на открытом суде и не признает, что автор текстов «Усмана Хакназарова» – именно он (причем, у нас должны быть основания верить, что он сделает это без принуждения), я этому не поверю. Слишком разные статьи писал настоящий журналист Абдуллаев и политический публицист «Хакназаров».

Впрочем, самого Хакназарова-то судить практически не за что. В его текстах есть и желчь, и фантазии, и неприглядный диагноз власти, и инсайдерская информация, которую не проверишь. Но нет никаких государственных секретов, никакой пропаганды революции, никаких призывов к свержению конституционного строя.

Жертва режима, которую надо защищать

Сегодня лично мне нет никакого дела ни до того, что приписывает Абдуллаеву политический оппонент власти, ни до того, в чем обвиняет моего коллегу сама эта власть, действующая по лекалам насилия и произвола каримовской эпохи. Мне есть дело до человека Бобомурода Абдуллаева – честного и профессионального журналиста, бездоказательно обвиняемого в самых серьезных преступлениях.

А еще мне есть дело до Центральноазиатской конференции ОБСЕ, о свободе слова и об «открытой журналистике». Имя Бобомурода Абдуллаева теперь, и после конференции, будет звучать громко. А представители правительства и парламента Узбекистана обязательно должны публично отвечать на следующие вопросы.

Чего стоят обещания либерализации и гарантии законности, звучащие сегодня с самых высоких трибун Узбекистана? Чего стоят речи нового президента страны о грядущем торжестве прав человека? Как долго еще в Узбекистане будут наказывать за слово и выраженное в этом слове независимое мнение? Сколько будут длиться безответственность, антигуманность и произвол спецслужб?..

А международные организации должны потребовать от узбекских властей немедленного освобождения Абдуллаева.

Мы тоже требуем. И ждём.

Даниил Кислов

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА