19 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Китайская вежливость. Реплика Алексея Винокурова

Китай обещает не допустить незаконной миграции своих граждан в Россию: премьер КНР Ли Кэцян, встречаясь с российским коллегой Дмитрием Медведевым, ясно дал понять, что китайские власти будут бороться с незаконной миграцией своих граждан в РФ, сообщает РИА Новости. Судя по словам Ли Кэцяна, Китай рассчитывает на рост посещений России законопослушными китайскими туристами и не заинтересован в росте нелегальной миграции.

Это заявление выглядит несколько загадочно. Понятно, что незаконные мигранты из Китая не просят разрешения у своих властей на то, чтобы нарушать наше миграционное законодательство. Большинство мигрантов не лезут под покровом ночи через пограничные заграждения, а въезжают в Россию вполне легально — по туристическим, учебным, деловым или любым другим визам. Незаконными мигрантами они становятся, когда заканчивается срок визы или когда они начинают заниматься деятельностью, которой их виза не предусматривает.

Так, например, много лет была популярна практика, когда под видом «студентов» в Россию въезжали великовозрастные бизнесмены, теневые торговцы и гастарбайтеры. Да и настоящие китайские студенты вместо того, чтобы учиться, часто подрабатывали здесь, например, гидами у соотечественников. В частных беседах сами граждане КНР иногда признаются, что в России гораздо больше китайцев, нарушающих миграционные правила, чем таких, кто соблюдает законы.

В целом же правительство Китая выезд граждан за рубеж скорее поощряет. Во-первых, это уменьшает безработицу в самом Китае. Во-вторых, заграничные китайцы помогают своим родственникам, оставшимся в Поднебесной. И, в третьих, китайцы, живущие за пределами родины, традиционно считаются дополнительным ресурсом влияния Китая на те страны, где они находятся. В отличие, скажем, от Советского Союза, где эмигрантов клеймили как предателей и изменников, в Китае к уехавшим гражданам всегда относились хорошо. Официально их называют хуацяо, то есть «китайский мост» или «мост в Китай», то есть нечто такое, что соединяет родину и заграницу.

Таким образом, ограничение миграции никогда не стояло в числе текущих задач современного Китая. Однако учитывая взаимный интерес России и Китая друг к другу, чисто теоретически можно предположить, что КНР могла бы пойти на такой шаг.

Вопрос: как технически Китай мог бы ограничить незаконную миграцию? Учитывая, что сведения о выехавших китайских гражданах сохраняются в компьютерах пограничной службы, Китай мог бы время от времени направлять уведомления российской ФМС о том, что у таких-то граждан истек срок визы и на территории России они находятся незаконно.

На практике, конечно, никто этим заниматься не будет. Да и что станет делать с такими уведомлениями российская миграционная служба? Объявлять в федеральный розыск людей с одинаковыми китайскими фамилиями и неразличимыми для нашего глаза физиономиями?

Другой ресурс — чисто идеологический. Правительство КНР могло бы развернуть кампанию в обществе с призывом не выезжать в Россию на работу. Подобные кампании в Китае, как ни удивительно, бывают довольно эффективны. Но в таком случае правительство должно будет обеспечивать работой в Китае тех китайцев, кто бы мог найти ее в России. И на этот шаг Китай, конечно, не пойдет, уж слишком он обременительный.

Таким образом, заявление Ли Кэцяна выглядит всего лишь знаком вежливости по отношению к российским партнерам. Поэтому рассчитывать на реальное уменьшение незаконных мигрантов из Китая нам не приходится.

Сейчас, как заявил Дмитрий Медведев, у нас рассматривается вопрос об увеличении до трех недель безвизового пребывания для граждан КНР, приезжающих в составе организованных групп. Такой шаг, конечно, может увеличить количество китайских туристов, но ограничить количество незаконных мигрантов он не в состоянии.

Алексей Винокуров

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА