15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: Что рассказывают об арестованном Хане Насреддинове его ученики?

Арестованный в конце октября и содержащийся в СИЗО Службы национальной безопасности Узбекистана ташкентский экономист и журналист Хаёт Хан Насреддинов на протяжении четырех последних лет работал в ташкентской средней школе №94. По мнению его учеников, а также коллег, он – один из лучших преподавателей. Умный, честный, креативный, веселый – вот лишь несколько слов, характеризующих личность этого неординарного человека. Подробности – в репортаже корреспондента «Ферганы», побывавшего в этой школе 16 ноября.

* * *

Считающаяся одним из лучших средних учебных заведений в Ташкенте 94-я школа находится в центре города, неподалеку от Северного вокзала, в «сталинском» четырехэтажном доме. Высоченные потолки, деревянные перила на широких лестницах, чистота и уют в коридорах, доброжелательность и открытость преподавателей и учеников – это первое что бросилось мне в глаза. Наверное, только в такой школе и мог работать образованнейший человек, подобный Насреддинову. Как мне рассказали, он в восьмых и девятых классах преподавал экономику, а в десятых и одиннадцатых – экономическую географию.

Поднявшись на второй этаж в поисках учительской, я заглянул в распахнутую дверь одного из кабинетов – как выяснилось, в библиотеку школы, где почти у двери за партами сидели две девушки-старшеклассницы и старательно заполняли книжные карточки. Сходу выяснилось, что обе они – Ксения Еремина и Анастасия Волкова, хотя и из разных классов, были ученицами Насреддинова. Узнав, что я журналист, и хотел бы найти тех, кто его знает, они тут же начали взахлеб, перебивая друг друга, рассказывать о своем учителе.

– Он был классный преподаватель!

– Он был самый лучший в школе, его все любили!

– Да, в нем не было вот этого качества, которое есть у некоторых учителей, кричать на учеников. Его все уважали.

– Человек он был прямой.


Ксения Еремина и Анастасия Волкова

– Другие преподаватели, если не знаешь предмет, сразу ставят двойки, а он всегда давал шанс...

– Контрольные у него всегда все хорошо писали, потому что он был добрый…

– У него не было разделения на отличников и двоечников. Некоторые учителя считают так: если ученик отличник, ему жалко поставить двойку. У Хана Гайратовича было по-другому: если ты ответил на отлично, он всегда поставит заслуженную пятерку или, наоборот, двойку. Ну, то есть – очень справедливый человек, специально не «топил» никого.

– Если кто-то неправильно учится, он всегда подзовет к себе, поговорит с ним, даст ему шанс исправиться.

– Да, к каждому ученику – индивидуальный подход.

– Никогда никого не ругал, никогда не психовал на уроках, вообще очень спокойный человек. У него конфликтов не было вообще ни с кем.

– Давал логические задачи. Например, ты получил двойку, он дает такую задачку и говорит: если ее решишь, я двойку не поставлю.

– Он честный был – его нельзя было ни подкупить, ни как-то разжалобить.

– Он говорил: если вы действительно хотите чему-то научиться – учитесь.

– У него уроки всегда проходили в игровой форме. Например, он вставал к нам спиной, брал мяч и кидал его через голову в класс. Мол, я не вижу, куда кидаю, но на кого он попадет, тот и идет отвечать урок, без обид.

– С восьмых по одиннадцатые классы его любили абсолютно все. И когда он вдруг пропал, у всех было глубочайшее разочарование.

– Даже если его на уроке кто-то очень злил, он просто открывал дверь и говорил: ты хочешь поговорить, выйди, но только мне не мешай, я не буду из-за тебя прерывать урок, чтобы другим не давать знания.

– Если расставить по рейтингу учителей, он у нас стоит в пятерке лучших, которых ученики реально уважают за всё.

– Мы у него могли получать и двойки, и пятерки, и независимо от отметок у него на уроках присутствовали все. У нас есть ученики, у которых по другим предметам все очень плохо – только по экономике или экономической географии пять.

– Он всегда говорил: мы все с вами люди одной ступени, поэтому можете даже не вставать, когда я захожу в класс.

– У него множество положительных качеств, например, чувство юмора…

– Он был очень честный человек, всегда говорил правду, и это, возможно, его единственный минус, потому что он никогда не откажется от своих убеждений, даже там, где сейчас находится.

– Это человек с большой буквы, и я даже не знаю, за что такого человека могли задержать...



На мой вопрос, как они узнали о судьбе Насреддинова, девушки сказали, что в один из дней, перед концом первой четверти они пришли в школу, им сказали, что он больше у них экономику вести не будет – этим займется другой учитель. Причем, никто из преподавателей не сообщил о том, что Насреддинов арестован. Но чуть позже по школе пошли слухи, потому что кто-то из ребят самостоятельно где-то об этом прочитал.

Я спросил, с кем из преподавателей я мог бы поговорить? Одна из девушек воскликнула: «О, с Изабеллой Александровной – она с ним тесно общалась, и вообще очень открытый, хороший человек». И затем проводила меня на четвертый этаж в ее кабинет русского языка и литературы.

Изабелла Александровна Борухова, по ее словам, работающая в этой школе 27 лет, со студенческой скамьи, оказалась действительно очень открытым человеком, потому что в ответ на мою просьбу сказать несколько слов о ее коллеге, тут же, не раздумывая, пригласила меня в кабинет, где только что начался ее урок с 9-ым «в» классом. «Вот, пожалуйста, можете обратиться ко всему этому классу: Насреддинов преподавал и у них в том числе», – сказала она. Когда подростки узнали кто я и зачем пришел, тут же поднялся лес рук.


Ташкентская 94-я школа. Фото автора

И вот что они рассказали:

Сабина Насырова: – С ним было очень интересно заниматься, и вся школа, как один, изучала экономику. С ним очень весело было, легко учиться – это на самом деле.

Тимофей Петров: – Очень интересный, харизматичный человек.

София Каргазян: – Он очень интересно проводил уроки, и вся школа его любила. Мы все к нему очень хорошо относилась, потому что, помимо учебы, он нас развлекал: проводил между нами какие-то конкурсы, футбольные соревнования, вручал призы. Мы его очень любили и уважали. Жалко, что его сейчас нету.

Ульяна Чернецкая: – Он был очень дружелюбный. На уроках, быстро объяснив тему, устраивал игры на логику.

Ширин Рустамова: – Мне нравятся у Хана Гайратовича его методы обучения: он приводил хорошие примеры из жизни, и слушать его было очень интересно. После уроков мы могли подойти к нему и о многом расспросить.

Карина Оганян: – Он любит свой предмет, великолепно его знает – доносил до нас знания буквально с полуслова.

Акмаль Ташкенбаев: – Идеальный, самый четкий учитель. Мы все его от души очень любим. Он самый лучший учитель из всех мужчин, что у нас преподают в школе.

– Хан Гайратович у нас в школе работает года четыре, – рассказала Изабелла Борухова. – Он действительно грамотный профессионал, знаток своего предмета – экономики. Со старшеклассниками ладил – никогда у него никаких конфликтов с ними не было.

* * *

Когда я вышел из класса, меня в коридоре догнал еще один подросток, который скороговоркой выпалил: «Когда это случилось, я рассказал своему отцу, он у меня адвокат, и дяде – он работает в СНБ, какой Хан Гайратович замечательный человек, нужно что-то делать. И теперь они оба хотят ему помочь, но пока не знают, как…»

Сид Янышев

Международное информационное агентство «Фергана»