17 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

На нет ничего нет. Пьеса о невеликом туркменском долге и крепком нефтяном духе

23.11.2017 16:17 msk, Алексей Винокуров

Экономика Туркмения

В 2013 году кипрская компания I.C.Intercomplect Ltd имела неосторожность поставить государственному концерну «Туркменнефть» оборудование на сумму более девяти миллионов американских долларов. Первый транш от «Туркменнефти» в размере шестисот с лишним тысяч долларов прошел успешно. Однако оставшиеся восемь с лишним миллионов концерн не платит вот уже четыре года, ссылаясь на временные финансовые трудности. «Туркменнефть» предложила выплатить свой долг Ирану, который, по ее мнению, должен концерну «Туркменгаз». Однако Иран никакого долга за собой не признает и деньги платить отказывается. «Ай Си Интеркомплект» намерена подать в международный арбитраж и уже открыто заявляет о неплатежеспособности туркменского нефтяного концерна. ИА «Фергана» попыталась восстановить подлинную картину этого захватывающего сюжета методами драматургии.

Действующие лица.

ТАЧБЕРДЫ БЕГДЖАНОВ - прежний председатель концерна «Туркменнефть»

ДОВЛЕТУРДЫ ХАДЖИЕВ - новый председатель концерна «Туркменнефть»

I.C. INTERCOMPLECT LTD, сокращенно АЙСИ – поставщик оборудования, симпатичная молодая женщина

CIS DEBT RECOVERY SOLUTIONS, сокращенно СИАЙ - международная юридическая компания, представительный мужчина средних лет

РАЗЪЯРЕННАЯ ТУРКМЕНСКИМИ ХИТРОСТЯМИ ИСЛАМСКАЯ РЕСПУБЛИКА ИРАН - на сцене не появляется

Сцена первая

Европейский офис I.C. Intercomplect Ltd. В кресле, заметно нервничая, сидит Айси – симпатичная молодая женщина. Входит Сиай – хорошо одетый юрист средних лет.

АЙСИ. Ну, наконец-то, дорогой Сиай! Еще немного, и я сойду с ума.

СИАЙ. Для бизнеса это не страшно. В нашем деле важен не ум, а хитрость.

АЙСИ. Тогда я сойду с хитрости. Эта «Туркменнефть» убьет меня окончательно...

СИАЙ. Ну-ну, милая Айси. Не надо так волноваться. Как говорят у них в Туркмении, и не таких варанов кололи. (Садится.). Итак, в чем суть ваших к ним претензий?

АЙСИ. Мы им поставили оборудование на девять миллионов долларов, а платить за него они не хотят.

СИАЙ. Совсем?

АЙСИ. Нет, шестьсот тысяч все-таки заплатили. А дальше ни в какую.

СИАЙ. Какие милые господа. И чем они объясняют свою позицию?

АЙСИ. Тем, что у них, видите ли, нет денег.

СИАЙ. Вот как? У них нет денег? А Азиатские игры проводить у них есть деньги? А гольф-клубы открывать им денег хватает?!

АЙСИ. Я тоже так сказала.

СИАЙ. И что они ответили?

АЙСИ. Они ответили: простой народ после тяжелого трудового дня должен иметь возможность немного поиграть в гольф.

СИАЙ. Ах, вот оно что… Ну, что ж, давайте мне их сюда. Я устрою им... всемирную Азиаду.

Айси вытаскивает старинную восточную лампу, трет.

СИАЙ (изумлен). Это что такое?

АЙСИ. Это туркменский коммуникатор. Так мы с ними связываемся.

СИАЙ. А по телефону или, например, по скайпу? На худой конец, по электронной почте?

АЙСИ. Пробовали – не отвечают. Говорят, связь ненадежная.

СИАЙ. А лампа – это надежная связь?

АЙСИ (вздохнув). Изредка срабатывает.

Яростно трет лампу.

СИАЙ. И долго так надо ее тереть?

АЙСИ. Пока не ответят.



Сцена вторая

Бегджанов и Хаджиев – люди в восточных халатах с неторопливой и важной повадкой больших начальников.

БЕГДЖАНОВ. Послушай меня, Довлет-ага. Я тебе все про нее расскажу, ничего не утаю. Глаза у нее, как звезды, брови, как тугие луки, сама она стройная, как юная серна и доверчивая, как котенок. Лицо ее, как полная луна, а губы – губы сладкие, как молодой кипарис…

ХАДЖИЕВ. Как абрикос.

БЕГДЖАНОВ. Что?

ХАДЖИЕВ. Я говорю, как абрикос, сладкие. Губы.

БЕГДЖАНОВ. Слушай, что ты все время перебиваешь?! Может, ты лучше меня все знаешь?

ХАДЖИЕВ. Хорошо, брат, как скажешь. Пусть будет кипарис.

БЕГДЖАНОВ. Нет! Теперь все сначала надо. (Загибает пальцы.) Глаза, как звезды, стройная, как серна, сладкая… э-э, ладно, пусть будет булочка с изюмом. Короче, она как роза, а я при ней – натуральный соловей. (Возбуждаясь.) А имя, имя у нее какое! Ай-си Интеркомплект Лимитэд! Музыка, а не имя!

ХАДЖИЕВ. Мне нравится.

БЕГДЖАНОВ. Вот! И такая девушка мне услугу оказала. На девять миллионов долларов. А я, представляешь, ей заплатить не могу.

ХАДЖИЕВ. Не можешь или не хочешь?

БЕГДЖАНОВ. А какая разница? Денег все равно не получит. Я ей говорю: нет у меня денег! Потерпи! Девушка от мужчины всегда терпеть должна! А она мне знаешь, чего? Она на меня вот этого натравила! (Подсовывает листок.)

ХАДЖИЕВ (читает). Что это такое? Кис? Котов она на тебя натравила?

БЕГДЖАНОВ. Нет, это сокращенно.

ХАДЖИЕВ. Сокращенные коты – это львы, что ли?

БЕГДЖАНОВ. Сам ты лев сокращенный. Это юридическая компания такая. Сиайэс Депт Рикавэри.

ХАДЖИЕВ. Зачем она?

БЕГДЖАНОВ. Деньги из нас вышибить хочет.

ХАДЖИЕВ. Из нас, конечно, можно чего-то вышибить. Но вряд ли это будут деньги.

БЕГДЖАНОВ. А они все равно пытаются. Вот, предлагает по частям выплачивать – по семьсот тысяч.

ХАДЖИЕВ. А какая разница – по частям или так? Деньги-то все равно отдавать.

БЕГДЖАНОВ. Понемножку отдавать не так больно.

ХАДЖИЕВ. Думаешь? Представь, тебе ногу отрезают. Как лучше – сразу или по частям?

БЕГДЖАНОВ (машет рукой). Знаю, не вариант.

ХАДЖИЕВ (задумчиво). Голову еще можно по частям резать – тоже способ хороший.

БЕГДЖАНОВ (недовольно). Ну, хватит, хватит уже, разошелся… У меня другое есть предложение, без членовредительства.

ХАДЖИЕВ. Говори.

БЕГДЖАНОВ. Мы должны деньги этой Лимитэд, Иран должен деньги «Туркменгазу». Давай их замкнем друг на друга, а? Пусть Иран заплатит долг не «Туркменгазу», а Лимитэд.



ХАДЖИЕВ. Так Иран этот долг не признает.

БЕГДЖАНОВ. Сам знаю.

ХАДЖИЕВ. Зачем же он будет платить тогда?

БЕГДЖАНОВ. А ты подумай, какая идея красивая. Иран платит денежки Лимитэд, а мы берем оборудование и уходим совершенно бесплатно. Здорово, правда?!

ХАДЖИЕВ. Особенно Ирану должно понравиться. Чтобы он за тебя какой-то Лимитэд кровные денежки отдавал.

БЕГДЖАНОВ. Зря смеешься. Я ему уже предложил.

ХАДЖИЕВ. И чего он тебе ответил?

БЕГДЖАНОВ. При женщинах такое говорить нельзя.

ХАДЖИЕВ. А без женщин?

БЕГДЖАНОВ. Без женщин можно, но смысла нет.

Внезапно начинает трястись.

ХАДЖИЕВ. Ты чего, дженап? Чего трясешься?

БЕГДЖАНОВ. Вызывает.

ХАДЖИЕВ. Кто вызывает?

БЕГДЖАНОВ. Лимитэд вызывает. Эх… Пойду голову девушке морочить, ссылаться на временные трудности и объяснять, что денег нет. Тяжелая наша мужская судьба.

ХАДЖИЕВ. Погоди… Я вместо тебя пойду.

БЕГДЖАНОВ. Почему ты?

ХАДЖИЕВ. Потому что я теперь председатель концерна. Вот, читай указ президента.

Бегджанов читает указ, Хаджиев улетучивается.



Сцена третья

Сиай и Айси. Айси трет старую лампу.

АЙСИ. Ты не поверишь, у меня от этой лампы уже мозоли на ладонях.

СИАЙ. Так можно и до дыр протереть.

АЙСИ (в ярости). Да появись ты наконец, ифрит проклятый!

Из лампы идет дым. Над ней, как джинн, повисает Хаджиев.

ХАДЖИЕВ. Приветствую тебя, о роза моей души, несравненная Айси Интеркомплект Лимитэд! Сколь прекрасны твои глаза, подобные электрическому освещению в темной ночи! Сколь сладостно лицо твое, красотой своей превосходящее чек на миллион долларов...

АЙСИ. Прекратите! Хватит с меня этих роз и соловьев! Мне слишком дорого обходятся ваши восточные комплименты!

ХАДЖИЕВ. Дорого? Восемь с половиной миллионов долларов за комплимент – это, по-твоему, дорого?

СИАЙ (негромко). Да если бы мне за комплимент платили хотя бы по сто долларов – я бы давно работу бросил.

АЙСИ (Хаджиеву). Уважаемый Тачберды-ага...

ХАДЖИЕВ (возмущен). Какой еще Тачберды? Кто тут тебе Тачберды? Тачберды давно не при делах!

АЙСИ. Не может быть! Господин Бегджанов уволился?

ХАДЖИЕВ. Я вместо него. Смотри, какой красивый! Нравлюсь?

АЙСИ. Как прикажете к вам обращаться?

ХАДЖИЕВ. Обращайся, как положено: председатель государственного концерна «Туркменнефть», назначенный на эту должность лично президентом Туркменистана Гурбангулы Мяликгулыевичем Бердымухамедовым, дорогой и любимый господин Хаджиев!

АЙСИ. Давайте, я запишу...

ХАДЖИЕВ. Не надо ничего писать. Такая красивая женщина вообще должна быть неграмотной. Так что зови меня просто – соловей моего сердца Довлетурды Тачдурдыевич Хаджиев.

АЙСИ. А Довлетурды-ага нельзя?

ХАДЖИЕВ. Нельзя. Неуважение. Обижусь.

СИАЙ (встревает). Слушайте, вам не кажется это странным? Деньги не платят нам, а обижаетесь вы.

Хаджиев меряет его пренебрежительным взглядом.

ХАДЖИЕВ (Сиаю). А ты кто такой? Где работаешь, чем занимаисся? Где родился?

АЙСИ (Хаджиеву). Позвольте вам представить: это наш юрист, господин Си-ай-эс Депт Рикавэри Солюшнс.

ХАДЖИЕВ (Сиаю). Ты какой-нибудь стишок знаешь?

СИАЙ. Знаю… (Спохватывается.) Какой стишок, при чем тут стишок?!

ХАДЖИЕВ. У нас так принято. Увидел великого человека – стишок ему прочитай. Древний туркменский обычай.

СИАЙ. Послушайте, господин Хаджиев…

ХАДЖИЕВ (поправляет). Не господин Хаджиев, а соловей моего сердца Довлетурды Тачбердыевич Хаджиев.

СИАЙ (иронически). Вы уверены, что вы – соловей моего сердца?

ХАДЖИЕВ. И твоего тоже. При такой должности я – соловей всех сердец.

СИАЙ. Хорошо. Уважаемый соловей, я уполномочен вам сообщить…

ХАДЖИЕВ. Подожди… Это я вам сообщить уполномочен. (Поворачивается к Айси.) О, несравненная роза Айси Интеркомплект Лимитэд! Сообщаю тебе, что по заключенному нами контракту имеется задолженность по оплате за поступивший груз в полном объеме.

АЙСИ (в ярости). Это вы мне сообщаете? Это я вам сообщаю! Уже четыре года сообщаю – и без всякого результата притом!

ХАДЖИЕВ (примирительно). Слушай, Лимитэд-дайза, восток – дело тонкое. Кто кому сообщает, никогда не разберешься.

АЙСИ. Я вас последний раз спрашиваю: деньги будут или нет?!

ХАДЖИЕВ. Будут...

АЙСИ. Наконец-то!

ХАДЖИЕВ. Только надо немно-о-ожечко подождать.

АЙСИ (вне себя). Мы ждем! Уже! Четыре! Года!

ХАДЖИЕВ. Эй, Лимитед, ты же совсем молодая девушка. Что тебе стоит подождать еще чуть-чуть? Представь, как приятно будет получить к пенсии подарок в восемь с половиной миллионов.

АЙСИ (нервно). С вами я до пенсии не доживу!

ХАДЖИЕВ. Какая разница? Доживешь до пенсии – тебе будет приятно, не доживешь – нам.

СИАЙ. Послушайте, уважаемый соловей-ага! Я уполномочен вам сообщить, что мы немедленно связываемся с потенциальными зарубежными партнерами туркменских госконцернов и предостерегаем их от сотрудничества с вами.

ХАДЖИЕВ. Какой ты смешной, Сиайэс Депт Рикавэри Солюшнс! Ты думаешь, тех, кто с нами еще сотрудничает, можно о чем-то предупредить?!

СИАЙ. Тогда мои юристы начинают готовить исковое обращение в международный арбитраж.

ХАДЖИЕВ. Пускай готовят. Где твой арбитраж - и где я? Я с этим арбитражем, знаешь, что сделаю? Я его к себе домой приглашу, стол накрою, поговорю по-человечески. После такого разговора еще ты мне будешь должен.

СИАЙ. В таком случае, дорогой соловей… В таком случае мы объявляем вас неплатежеспособным!

ХАДЖИЕВ. Неплатежеспособным?

АЙСИ. Именно!

ХАДЖИЕВ (улыбается). О свет моих очей Айси Интеркомплект Лимитэд! Сделай милость, объясни мне одну простую вещь. Если я, по-вашему, неплатежеспособен, о каких тогда вообще деньгах может идти речь?! На нет ничего нет!



Занавес.

Алексей Винокуров

Международное информационное агентство «Фергана»




Новости партнеров