12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Температура культа. Как в Таджикистане умирает честная публицистика

24.11.2017 14:22 msk, Фергана

Политика Таджикистан Общество

Госкомитет по телевидению и радиовещанию Таджикистана недавно обязал все государственные и частные радиокомпании проводить литературные чтения произведений президента Эмомали Рахмона. По мнению чиновников, это будет способствовать повышению самосознания и чувства патриотизма у граждан республики. Однако представителей таджикских независимых масс-медиа эта директива встревожила: набирающий обороты культ личности президента все больше наступает на свободу прессы и выражения мнений в республике.

Запредельный градус

За президентом в Таджикистане законодательно закреплены особые статусы, возвышающие его над всеми остальными гражданами: основателя мира и национального единства — Лидера нации — и основателя независимого Таджикистана. Его именем названо село (Рахмонобод) в Горном Бадахшане, в честь него высажен огромный фруктовый сад и недавно была переименована районная газета.

Учреждения и торговые центры, улицы всех городов и сел, а также загородные автомагистрали увешаны растяжками, баннерами и билбордами с портретами Рахмона и цитатами из его выступлений. На плакатах с изображением Рахмона красуются такие слоганы, как «Сад сол зинда бошӣ болои тахти миллат» (100 лет живи и будь на престоле нации), «Пешвои миллатам — бобои Эмомалӣ» (Лидер моей нации — дедушка Эмомали). Иностранцев все это удивляет, а жители Таджикистана живут в этом уже десятилетия.


Даже в детсадах в Таджикистане малышам рассказывают, как о них заботится «дедушка Эмомали». Фото из сети

В ноябре 2016 года в Уголовный кодекс республики была введена новая статья, предусматривающая ответственность за публичное оскорбление или клевету в адрес Лидера нации. Обвиняемым по этой статье грозит до пяти лет лишения свободы.

Теперь большинство СМИ в Таджикистане, в том числе и негосударственных, не просто воздерживаются от критики президента, а стараются писать или говорить о нем с особым почтением. Градус восхваления порой даже зашкаливает. Выступающие на страницах газет или в телерадиоэфире чиновники и представители общественности, говоря о главе государства, не стесняются таких выражений, как «Қуръони миллат» (Коран нации), «шоҳсутуни Тоҷикистон» (шах-опора Таджикистана), «мушкилкушои миллат» (устраняющий проблемы нации), «марди Худодод» (человек, данный богом), «Раҳмони миллат» (справедливость нации), «офтоби бахт» (солнце счастья).

Казалось бы, куда уж больше. Но чиновники не останавливаются в своем усердии выслужиться перед президентом — пишут в его честь стихи и песни. Так, на днях таджикистанцам была представлена песня на стихи министра внутренних дел Рамазона Рахимзода (подписавшего себя псевдонимом Нихони), в которой он называет Рахмона «шахом всех шахов нынешних времен».

День сурка на таджикском ТВ

Слушая эфир государственного телевидения и радио Таджикистана, складывается впечатление, что они существуют в другой реальности, параллельном мире, где нет бедности (за чертой которой живет треть населения страны), безработицы, системной коррупции, трудовой миграции, мизерных зарплат и нищенских пенсий, проблем с электричеством и водой. Этот сюрреальный Таджикистан — благополучная и процветающая страна, ставшая таковой благодаря неустанной заботе и мудрой политике главы государства, которому население должно быть благодарно. Если и появляются репортажи или передачи, посвященные социальным или экономическим проблемам, то тут же в эфире чиновники рапортуют об их скором решении. Формируется мнение, в стране нет серьезных проблем, есть только мелкие недочеты, которые легко решить. В лучших традициях советской пропаганды.

Понаблюдав пару дней за вещанием Гостелерадио Таджикистана, можно отметить, что в его информационном пространстве существенную долю эфирного времени занимает деятельность президента и все, что с ней связано. Фиксируется любое событие, происходящее с его участием. Выступления главы государства на крупных форумах, собраниях и праздничных мероприятиях транслируются по всем каналам (в том числе и детско-молодежным) и несколько раз повторяются в течение одного или нескольких дней.


Баннеры с портретами президента вывешены на зданиях всех учреждений в Таджикистане. Фото из сети

Так, в конце прошлой и начале этой недели телеэфир всех каналов государственного телевидения (в Таджикистане нет независимых телеканалов республиканского масштаба) был «подогнан» под 25-летний юбилей 16-й сессии Верховного Совета и День президента, отмечаемый 16 ноября. С утра до вечера 19 ноября каналы ТВ транслировали официальные торжества с участием президента, проходившие во Дворце Арбоб в городе Худжанде. А 20 ноября телеканалы «Точикистон», «Сафина», «Джахоннамо» и «Бахористон» (детский) передавали выступления Рахмона на вчерашнем мероприятии в повторе.

В новостях на русском и таджикском языке на каналах «Точикистон», «Сафина», «Джахоннамо» практически в каждом сюжете упоминают президента либо показывают его изображение. Например, в репортаже о конных скачках на ипподроме в Душанбе, показанном 19 ноября, журналист отмечает, что глава государства способствует разведению лошадей. В сюжете, посвященном Всемирному дню ребенка, упоминается о том, что закон об ответственности родителей за воспитание детей был инициирован Рахмоном.

Слова благодарности Лидеру нации звучат почти в каждой передаче. Например, на телеканале «Точикистон» в передаче «Дар мавзуи руз» (На тему дня) рассказывалось о сельском хозяйстве Бохтарского района, а в программе «Иктисод» (Экономика) — о Гиссарском районе, которые, как неоднократно подчеркивали ведущие, процветают благодаря политической мудрости и прозорливости президента. В передаче «Тафсир» (Комментарий) обсуждался закон об упорядочении традиций, обычаев и обрядов, и «спасибо» президенту за этот закон было сказано несколько раз.

У многих таджикистанцев есть параболические антенны, благодаря которым они смотрят каналы телевидения России в то время, когда в Таджикистане все ретрансляторы переключают на показ выступлений президента. У жительницы Душанбе, пенсионерки Марии Федоровны нет антенны, из-за чего она вынуждена слушать речи президента республики вместо любимых телесериалов. «Антенну я бы хотела, но моей маленькой пенсии в 250 сомони ($30) хватает только на то, чтобы кое-как сводить концы с концами. Приходится просить милостыню. Сейчас по России показывают фильм «Тайны следствия». Очень мне нравится этот детектив. Идут заключительные серии, но в это время отключают фильм и показывают правительственные собрания. Последней радости лишают», — жалуется бабушка Мария.


На оранжерее в душанбинском ботаническом саду также висит щит с портретом и цитатой президента. Фото из сети

Обязательно к прочтению

Государственные радиостанции «Садои Душанбе», «Точикистон», «Ховар» идут в ногу с телевидением. Там не услышишь никаких критических новостей и аналитических передач, в которых бы обсуждались острые социально-экономические проблемы республики — в эфире говорят только об успехах Таджикистана и заботе главы государства о своем народе. А проблемы — это про другие страны.

Указанные радиостанции давно культивируют чтение текстов из книг Эмомали Рахмона — у них на это выделено эфирное время. Поэтому последняя директива Госкомитета по телерадиовещанию для них не новость, а скорее сигнал увеличить количество времени, отведенного на «рахмоновские чтения».

Но для независимых радиостанций — «Азия-плюс», «Ватан», «Диёр», «Ориёно», «Имруз ньюс» и других — инициатива Гостелерадио стала тревожным знаком. Почти все они носят музыкально-развлекательный характер и долгое зачитывание серьезных научно-популярных текстов не вписывается в их формат:

- Конечно же, в новостях мы даем информацию и о выпущенных книгах, и о визитах президента, но в остальном следуем своей сетке вещания. Мы информационно-музыкальное FM-радио, и трансляция «партсобраний» — не наш формат. Нашим слушателям нужны короткие, самые важные новости, музыка и викторины — за это нас и слушают. Две недели назад сотрудники Комитета по телевидению и радиовещанию нас уведомили по поводу другого распоряжения — обязали передавать все выступления главы государства не только в виде информации, но и целиком в прямом эфире. А в прошлую субботу пришла новость, что уже и книги надо зачитывать. Официально пока никто ничего не сообщал и не требовал, но власть может заставить. Хотя по закону они не имеют права диктовать независимым СМИ, но у них есть другие рычаги давления в виде лицензий и налогов. Если захотят — найдут какие-нибудь нарушения, — сказал источник в руководстве одной из независимых таджикских радиостанций.

Умирающая журналистика

В последние годы Таджикистан все ниже и ниже скатывается во всех мировых рейтингах уровню демократии и свобод, в том числе свободы прессы. Так, если в 2015 году в ежегодном рейтинге свободы прессы, составляемом международной организацией «Репортеры без границ», республика занимала 116 место среди 180 стран мира, то в этом году занимает 149 позицию (на 33 позиции ниже). «Под предлогом «антитеррористической борьбы» президент Эмомали Рахмон пресекает любые критические высказывания в свой адрес и активно укрепляет свои позиции как единоличного правителя. При этом он ставит под угрозу и без того хрупкий мир в стране», — указали в своем отчете «Репортеры».


Таджикистанцам навязывается мнение о незаменимости нынешнего президента. Фото ВВС

Правозащитники отмечают, что вызовы в органы на «беседы», запугивание и шантаж стали частью ежедневной работы независимых журналистов в Таджикистане. Часть журналистов международных СМИ, не получив аккредитацию, вынуждены уйти из профессии. Одни уезжают из страны в поисках работы, другие ищут политического убежища.

За последние пару лет в республике по политическим и экономическим причинам закрылись несколько независимых печатных изданий. В приватных беседах редактора газет жалуются, что работать становится все сложнее. И хотя цензура в государственных СМИ и самоцензура в негосударственных существовала всегда, но после попытки вооруженного мятежа в Таджикистане в сентябре 2015 года любой, кто позволит себе отойди от правительственной трактовки происходящих в стране событий или нарушит негласные запреты на освещение некоторых тем, рискует быть обвиненным в экстремизме и призывах к свержению власти.

Честная, смелая и ответственная журналистика, миссия которой заключается в контроле за действиями (или бездействием) власти, в Таджикистане умирает. Этот процесс идет уже много лет, но в последние годы ускоренными темпами — в том числе под влиянием постепенно раздвигающего свои границы культа личности президента Эмомали Рахмона.

* * *

Эмомали Рахмон написал свыше 20 книг об истории, языке и культуре таджиков. Каждая выпущена тиражом от 50 до 200 тысяч экземпляров. Самый известный труд президента — четырехтомник «Таджики в зеркале истории», изданный на таджикском, русском, английском, немецком, французском, китайском, персидском и арабском языках. Он охватывают таджикскую историю с древних времен до конца 19 века. В ноябре прошлого года в Гиссаре по инициативе местных властей этой книге установили большой памятник. Среди других трудов Лидера нации — «От Арианы до Саманидов», «Независимость Таджикистана и национальное возрождение», «Язык — хранитель национальной сущности», «Навруз — паспорт нации». Эти книги есть во всех книжных магазинах страны, основными их покупателями являются чиновники, которым надлежит иметь их своих кабинетах, а также студенты, которых обязывают приобретать и изучать труды Лидера нации.


«Эмомали Рахмон — лидер таджиков мира», гласит лозунг на растяжке. Фото из сети

Люди, жившие в советское время, помнят, как их принуждали изучать труды вождей Компартии. Например, в брежневскую эпоху студентов заставляли читать его «Малую землю», «Возрождение» и «Целину», по ним проводили лекции в вузах и научных институтах, на предприятиях, заводах и фабриках, в колхозах и совхозах. Как известно, культ личности является одним из атрибутов тоталитарного режима. И сегодня в Таджикистане этот культ насаждается в самых грубых и очевидных его формах, хотя в Конституции республика провозглашена «демократическим и правовым» государством. Последние инициативы Гостелерадио Таджикистана «Фергана» попросила прокомментировать экспертов.

Аркадий Дубнов
Специалист по странам Центральной Азии, политолог Аркадий Дубнов:

— К инициативе читать книги Рахмона по радио у меня двоякое отношение, и вот почему. Мы все хорошо знаем, что книги государственных лидеров пишутся не ими самими, а профессиональными литераторами, которые в лучшем случае профессионально еще и хорошо знакомы с темой книги, автором которой хочет видеть себя лидер. Иначе нам пришлось бы поверить, что, скажем, нынешний президент Туркменистана Бердымухамедов, издающий по 3-4 книги в год — всего уже около 40, — лучший в мире специалист по дыням, скакунам, лекарственным травам, музыке и коврам.

Так вот, если глава государства желает видеть себя писателем, то он лишь набрасывает тему книги, определяет авторскую интонацию, и задача пишущего — уловить и точно передать эту интонацию. Популярный лидер советского Таджикистана, первый секретарь ЦК Компартии Таджикской ССР Бободжан Гафуров был известен своим неподдельным интересом к таджикской истории, его книга «Таджики» стала бестселлером в те годы. Но поскольку Гафуров понимал, что большими литературными способностями он не обладает, то попросил помочь в написании книги известного археолога, выдающегося знатока истории таджиков, Бориса Литвинского. Поэтому книгой зачитывались.

Были и другие примеры. Не забуду, как читали нам по радио в застойные 1970-е произведения Брежнева, особенно впечатляла «героическая» «Малая земля». Помню, мы все гадали, кто же написал «дорогому Леониду Ильичу» этот триллер про его военные подвиги. И только много лет спустя страна узнала имя автора — известного советского журналиста, работавшего в «Известиях», Анатолия Аграновского.

Мы не знаем, кто помогал Рахмону писать его книги, но знаем точно, что главное в них — возвеличивание самого автора, который присвоил себе титул «Лидера нации, основателя мира» и чего-то там еще. Если рассказы о выдающихся заслугах этого лидера будут звучать, как говорили в советские годы, из каждого включенного в сеть электрического утюга в Таджикистане, то не приведет ли это к тому, что люди снова станут пользоваться угольными утюгами?

Ведь неизбежно придет время, когда Рахмон уйдет с политической сцены тем или иным образом, и кто знает, не будут ли пересмотрены его заслуги перед страной, не станет ли обидно таджикам, что им столь долго морочили голову рассказами про величие Рахмона, выдавая это за уроки патриотизма. Может, лучше начать патриотические радио-уроки с чтения книг Бободжана Гафурова?

Темур Варки
Независимый таджикский журналист и политический обозревать Темур Варки:

— Мне думается, что это инициатива аппарата президента, который возглавляет дочь главы государства Озода Рахмон. Хотя подобная инициатива могла исходить от многочисленных льстецов и из более низких эшелонов власти. Некоторым диктаторам не дает покоя слава Маркса или Ленина. Мы знаем, насколько плодотворным был Сапармурад Ниязов. Труды, которые он писал дни и ночи, без перерыва на сон, поездки и встречи, были обязательны к прочтению и включены в программу образования. После его смерти туркмены вздохнули с облегчением. Но ненадолго. Писать начал новый президент. Самые гениальные, всемирно признанные писатели могли бы позавидовать плодотворности современных диктаторов. Но советские люди помнят, как за стопки макулатуры из трудов Ленина и Сталина можно было получить книги, которые никто указами не навязывал: Майн Рида, Фенимора Купера, Дюма или Гюго. Нет лучшего способа вызвать девальвацию и отторжение книги, чем ее принудительное изучение.

Нужно ли таджикистанцам прививать патриотизм таким способом? Не думаю. Они и так патриоты своей страны, даже если она живет в нищете и унижении. Те, кто уезжает, чтобы заработать и прислать семьям денег, и есть патриоты. Дома, кроме «халвы» по радио и телевидению, им надеяться не на что.

Правление Рахмона сопровождается непрекращающимся в течение 25 лет оттоком населения. Очередей в книжные магазины за патриотичными томами президента не видно, зато наблюдается столпотворение таджиков в очередях у посольства России — за возможностью переехать в эту страну по программе переселения или за российскими паспортами. Люди предпочитают купить билет в один конец, чем пропагандистский том, поскольку пропагандой сыт не будешь и детей не оденешь.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА