12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Орден восходящего солнца. За что Япония наградила жителя Узбекистана?

01.12.2017 00:46 msk, Сид Янышев, Алексей Винокуров

Политика История Узбекистан Общество

Первого декабря 2017 года 76-летний смотритель ташкентского мусульманского кладбища «Яккасарай» Мирокил Фозилов будет награжден «Орденом восходящего солнца с серебряными лучами», который ему вручат в посольстве Японии. Высокой японской награды узбекистанец удостоен за заслуги в сохранении могил интернированных японских военнопленных. Корреспонденты «Ферганы» посетили Яккасарайское кладбище, расположенное на территории одноименного района, и, встретившись с Мирокилом-ота, узнали подробности его кропотливой работы.

Сотни деревянных подошв

«По документам я родился в 1942 году, а на самом деле – в 1941-м, – начинает свой рассказ Фозилов. – Наш дом находился как раз на окраине этого кладбища. Японские военнопленные жили в бараках в километре отсюда, недалеко от нынешнего текстильного комбината. После войны я был еще совсем ребенком, но хорошо помню грохот их деревянных подошв: каждый день от ста пятидесяти до двухсот человек без всякого конвоя шли мимо нашего дома на другую сторону кладбища – строить железную дорогу».

По словам Фозилова, в те давние годы за кладбищем планировали построить новые дома. Однако места там были болотистые, и их требовалось сначала осушить. Японские военнопленные провели от Фархадской ГЭС линию высоковольтной передачи и подвезли насосы. Но для полноценной работы насосов необходим был мощный трансформатор. Транспорта, способного его перевезти, в то время не было. И тогда для его транспортировки из Бекабада в Ташкент японцы построили железную дорогу, просуществовавшую примерно до 1953 года.


Пленных японцев в Узбекистан привозили с 1945 по 1948 годы. В республику было интернировано более двадцати трех тысяч солдат и офицеров бывшей Квантунской армии. Здесь они работали до начала 1950 года, возведя в Ташкенте ГАБТ имени Навои, театр имени Мукими, текстильный комбинат, здания Центрального телеграфа и Министерства культуры. Кроме того, в Чирчике японцы построили заводы «Химмаш» и «Сельмаш», а также Дворец культуры химиков.

Закончив работы, большинство военнопленных вернулось на родину. Однако более восьмисот японцев навсегда остались лежать в узбекской земле. Семьдесят девять из них похоронены на отдельной территории огромного мусульманского кладбища «Яккасарай».

Всех умерших в Ташкенте от ран и болезней японских военнопленных хоронил отец Мирокила-ота – Фозил-ота. Он родился в 1896 году и был смотрителем кладбища «Яккасарай» на протяжении шестидесяти лет.

Обиталище душ предков

«Моего отца дважды призывали на фронт. Однако аксакалы нашей махалли ходили в военкомат и просили командование оставить его в Ташкенте. «Если его заберут, кто будет ухаживать за нашими могилами?» – говорили они. В итоге отцу дали бронь», – вспоминает Мирокил-ота.


Именно отец Фозилова огородил японскую часть кладбища глиняным (из пахсы) забором. Возвести этот забор было не так-то просто: воду для него пришлось привозить в бочках на телеге, запряженной лошадью.

Отец Мирокила Фозилова умер в 1993 году. Местные жители обратились в районную администрацию, чтобы кладбище переименовали в его честь. В 1994 году кладбище было переименовано в «Фозил-ота». Однако в текущем году по распоряжению президента Шавката Мирзиёева кладбищу вернули историческое название – «Яккасарай».

Мирокил-ота начал помогать отцу ухаживать за могилами, еще когда был ребенком, и занимается этим до сих пор. У него пятеро детей – три сына и две дочери. Двое из сыновей помогают отцу, работая на кладбище в качестве смотрителей и землекопов.

Кроме Ташкента, японские военнопленные похоронены и в других городах и областях Узбекистана: в Коканде – двести сорок человек, в Кагане – сто пятьдесят три, в Бекабаде – сто сорок шесть, в Ангрене – сто тридцать три, в Чонабаде – тридцать два, в Бустонлике – тринадцать, в Ташкентской области – восемь и в Фергане – двое.

Памяти всех умерших в Узбекистане японских солдат в 1995 году на кладбище «Яккасарай» установлена стела с надписью: «Вечный мир и дружба. Клянемся не воевать!» А рядом с нею – сосуд с кладбищенской землей из всех вышеперечисленных регионов, где есть подобные захоронения. В 1997 году на территории японской части кладбища сотрудники посольства Японии высадили десяток деревьев японской вишни сакуры. Их вырастил и теперь заботливо ухаживает за ними Мирокил Фозилов.


Как известно, в японской традиции цветы сакуры – это обиталище душ предков. А культ предков и до сих пор чрезвычайно важен для японцев, это часть их национальной религии синто. Японцы считают, что любование цветами сакуры должно умиротворить предков и обеспечить процветание живущим. Смотреть на цветы сакуры – значит смотреть на предков, вспоминать их и поминать. В этом случае, полагают японцы, предки не оставят тебя своим попечением, они всегда помогут тебе.

Один раз в год – 11 августа, в день памяти жертв атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки – мусульманское кладбище «Яккасарай» посещает делегация посольства Японии во главе с послом. Во все остальные дни, не реже нескольких раз в месяц, сюда привозят группы японских туристов – на их туристической карте могилы военнопленных являются одним из главных объектов в Узбекистане.

Потомки богини

Вручение японского ордена узбекскому гражданину имеет под собой целый ряд толкований – как исторических, так и человеческих. Благодарность японцев Мирокилу Фозилову основана как на вполне понятных человеческих чувствах, связанных с памятью о погибших, так и на давних японских традициях.

Японцы большое внимание уделяют ритуальной теме. Там до сих пор чрезвычайно силен культ предков. Поклонение предкам пронизывает все японское общество сверху донизу. Последователи религии синто полагают, что духи предков оказывают сильное влияние на их текущую жизнь. Именно поэтому японцы всегда посещают места, где есть захоронения их соотечественников, будь то Япония или любая другая страна.

Жители Страны восходящего солнца традиционно придают необыкновенную важность своей истории. Если в большинстве западных стран история – это предмет, которой проходят в школе, то у японцев их история – это разновидность общественного культа. Это связано, в том числе, с убеждением, что прошлое – это время предков. Японцы гордятся своими предками уже хотя бы потому, что «предки, вслед за мифическими первобогами, выполнили свое главное предназначение – обзавелись потомством» (А.Н. Мещеряков, «Книга японских символов»).

Японцы – не просто одна из многочисленных наций Земли, они – потомки богини Солнца Аматэрасу. Это ощущение своей национальной исключительности привело к печально известному японскому шовинизму, который, в свою очередь, стал причиной трагедии японской нации в XX веке – поражении во Второй мировой войне.

После атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки японцы много лет исповедовали пацифизм. Согласно Конституции, они не могли иметь армию, их вооруженные силы назывались «силами самообороны». Однако в конце двадцатого и начале двадцать первого веков общественные настроения стали меняться. Сейчас Японии уже недостаточно быть просто экономически развитым государством и поставщиком высокотехнологичных машин, она хочет стать настоящей сверхдержавой.

Великая Япония

Раньше японцы предпочитали не упоминать тему Второй мировой: у всех на слуху еще были жестокие преступления японских военнослужащих на оккупированных территориях Китая и Кореи. Теперь же возник общественный тренд на героизацию павших солдат Страны восходящего солнца.

Нынешний премьер Японии Синдзо Абэ, которого считают «ястребом», в 2013 году посетил знаменитый храм Ясукуни, где поклоняются душам всех солдат, отдавших жизнь за Японию. Считается, однако, что среди поминальных табличек есть имена людей, которые были официально признаны военными преступниками. Это паломничество вызвало возмущение мировой общественности и неоднозначно было воспринято в самой Японии.

В 2015 году Синдзо Абэ заявил, что послевоенные поколения страны не должны бесконечно нести бремя вины за действия японской армии. Понимать это следует так, что Япония больше не намерена ни перед кем извиняться за свои военные преступления.

Все это вполне укладывается в новую концепцию великой Японии. Японцы впервые за много десятилетий стали вглядываться в окружающий мир и распространять на него не только свое экономическое, но и политическое влияние. Жители Страны восходящего солнца смотрят на Китай, становящийся политической сверхдержавой, и спрашивают себя, чем они хуже.

В этой связи у Японии с новой силой возрождается интерес к окружающим странам, в первую очередь – к соседям. И среди этих соседей Узбекистан стоит особняком. Для этого имеются и исторические основания. Известно, что Япония одной из первых признала независимость Узбекистана, инвестирует туда серьезные средства, активна в плане культурных обменов. Кроме того, этим летом Япония упростила для узбекских граждан получение краткосрочной визы.

Конечно, сотрудничество Узбекистана и Японии можно только приветствовать. Однако рано или поздно тут наверняка будут затронуты интересы Китая, ведь Узбекистан входит в китайскую программу «Один пояс, один путь». Впрочем, это совершенно не значит, что Узбекистану придется выбирать какого-то одного партнера, напротив, он может лавировать между ними и получать выгоду от обоих.

Впрочем, обо всех этих политических тонкостях совершенно необязательно знать Мирокилу Фозилову. Этот достойный человек просто может с чистым сердцем радоваться полученной им заслуженной высокой награде.


Сид Янышев, Алексей Винокуров. Фото Тимура Карпова

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА