24 Июнь 2018

Новости Центральной Азии

Терминатор и карма. Почему Узбекистан отказался от услуг своего самого знаменитого велогонщика

25.12.2017 16:17 msk, Фергана

Законы Интервью Узбекистан Спорт

Джамолидин Абдужапаров в Ташкенте в мае текущего года. Фото Gazeta.Uz

На прошлой неделе в Узбекистан прибыла делегация во главе с президентом Международного союза велосипедистов (UCI) Давидом Лаппартьеном и президентом Азиатской конфедерации велоспорта (АСС) Усамой Ахмадом Абдуллох аль-Шафаром. Гости подписали меморандум о сотрудничестве с Федерацией велоспорта Узбекистана (ФВСУ). В республике уже появился континентальный профессиональный велоклуб Tashkent City. В 2018 году команда примет участие в 14 соревнованиях по велошоссе и велотреку, которые пройдут в восьми странах мира.

Отличная новость! Одним велоклубом в мире стало больше, тем более, в Узбекистане любят велосипедный спорт. Но что могло омрачить сие знаменательное событие? Возможно, отсутствие на этом празднике жизни главной звезды узбекистанского велоспорта Джамолидина Абдужапарова. Трехкратного победителя спринтерского зачета многодневки «Тур де Франс», «ташкентского терминатора», одного из лучших велогонщиков мира конца 1980-х – первой половины 1990-х годов. Еще каких-то полгода назад СМИ писали, что Абдужапаров как раз и должен был встать у руля нового велоклуба. Мол, вернулся из Италии, где давно обосновался, познакомился с сотрудниками Федерации велоспорта Узбекистана, Министерства спорта, появился на центральном телеканале, оценил перспективы, уехал готовиться к новой работе. И в итоге к положенному сроку не вернулся.

Чтобы прояснить ситуацию, корреспондент «Ферганы» связался с заслуженным спортсменом, который по-прежнему находится на Апеннинах.

– Джамолидин, неужели вам не было известно о дате проведения презентации первой узбекской профессиональной команды?

– Конечно, было известно. И к этому событию я имею самое непосредственное отношение. Однако участвовать в этом мероприятии не мог (не по моей вине), да уже и не хотел бы. Начну с самого начала. Почти год назад, в феврале 2017 года, узбекская федерация велоспорта приехала на чемпионат Азии в Бахрейн. Тогдашний президент Международного велосоюза UCI Брайан Куксон встретил делегацию Узбекистана и поинтересовался ее связями с известным всему веломиру бывшим узбекским велопрофи Абду. Представители федерации честно признались, что не знают такого…

Джамолидин Абдужапаров на пике своей карьеры в 1990-е годы. Архивное фото
Через месяц со мной связался сотрудник федерации и предложил приехать для переговоров. В мае я прилетел в Ташкент по официальному приглашению Федерации велоспорта Узбекистан. Не знаю, то ли не смогли, то ли не захотели представители федерации встретить меня в ташкентском аэропорту. Это обстоятельство могло быть и досадным недоразумением, но предчувствие тревожной неопределенности, как выяснилось впоследствии, меня не обмануло.

Встреча все-таки состоялась. Мы познакомились с президентом федерации велоспорта, и начались визиты во все «тематические» инстанции: Министерство спорта, Олимпийский комитет, телевидение. Посетили также тренировки велосипедистов, съездили на трек в Наманган.

После такого интенсивного знакомства с делами вокруг велосипедного спорта в стране мне предложили возглавить в качестве генерального менеджера создающуюся континентальную команду Узбекистана с бюджетом в один миллион долларов.

Окрыленный новым национальным спортивным проектом, я уехал в Европу для подготовки организационных мероприятий. А это очень сложный и трудоемкий процесс, включающий поиск спонсоров, подбор велоинвентаря и оборудования, составление календаря соревнований, заключение договоренностей с организаторами гонок и многое другое. Я общался с чиновниками из Ташкента почти каждый день. Они меня нагрузили так, что я не смог поехать на свою гонку в Крым, где проходят соревнования имени Джамолидина Абдужапарова. Они спутали мне все планы, так как в июле в Италию приезжала узбекистанская команда по велотреку и меня попросили, чтобы я помог. Я все сделал - и не услышал даже спасибо. В конечном итоге оказалось, что я и не помогал. В августе я снова вернулся в Ташкент для подписания договора с федерацией велоспорта. Однако переговоры внезапно прервались. К моему удивлению, меня даже не стали слушать, сказав, что не нуждаются в моей помощи. Переговорщики отказали мне также во встрече с руководителем федерации и, чтобы заставить меня поскорее уехать, не стали даже оплачивать мое проживание в гостинице.


Джамолидин Абдужапаров в мае 2017 года в Ташкенте.

– У вас есть какое-то объяснение столь непоследовательному поведению чиновников федерации велоспорта Узбекистана?

– Насколько мне известно, в программе нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева есть пункт возвращения в страну уехавших ранее из страны квалифицированных специалистов самых разных отраслей: врачей, инженеров, предпринимателей, педагогов, тренеров и прочих грамотных кадров. Они могут помочь стране подняться на должный уровень. На деле же получается, что работодатели понимают политику возвращения специалистов по-своему: приглашают и обманывают их. Пока я вижу непрофессионализм и мошенничество в работе велосипедной федерации. Распространено приобретение дешевых некачественных велосипедов и формы для спортсменов, что угрожает их безопасности на тренировках. Между тем, в сметах на приобретение спортивного инвентаря фигурируют совсем даже немалые цифры, позволяющие покупать хорошее качественное оборудование. Среди работников федерации, кажется, совсем нет людей, имеющих отношение к спортивным специальностям. С такими людьми не поднять республику Узбекистан. Мне ничего не оставалось, как вернуться обманутым и опустошенным домой, в Италию…

* * *

Теперь попробуем разобраться, что, собственно, произошло. Итак, версия «Ферганы».

Пребывая в Бахрейне, Брайан Куксон поинтересовался у кого-то из узбекистанских спортивных чиновников (по всей видимости, очень молодого), а где, собственно, Абду, без которого Узбекистан в велоспорте представить практически невозможно?. Чиновник не знал спортсмена и по возвращении на родину начал искать контакты Абдужапарова. Как раз возникла перспектива создания велоклуба, и знаменитый гонщик прекрасно подходил на роль генерального менеджера. Однако чиновник упустил один момент – кроме списка званий и наград биография Абдужапарова включает и довольно грустную историю. В 1997 году велогонщик был уличен в употреблении допинга, причем, шесть раз за один сезон. В крови спортсмена были обнаружены кленбутерол и популярный среди атлетов постсоветских странах бромантан. После провала целой кучи антидопинговых тестов Абдужапаров вынужден был уйти из велоспорта.

Ныне же, на фоне повсеместно декларируемой в Узбекистане борьбы с допингом, персона Абдужапарова идет вразрез с тем имиджем, над которым сегодня трудятся спортивные функционеры в Ташкенте. С другой стороны, его опыт, конечно, мог быть неоценим при создании профессиональной велокоманды, тем более, Абдужапаров в одном из интервью рассказывал, что планирует создать свой велоклуб «Абду-Спорт».

По всей вероятности, тем, что спортсмена по прибытии в Ташкент никто из представителей велосипедной федерации не встретил, ему дали понять, что вопрос о сотрудничестве еще далек от положительного решения. Тем не менее, его радушно приняли в спортивных ведомствах, покатали по стране, показали по телевидению, пообещали денег. После того, как Абдужапаров «уехал в Европу для подготовки организационным мероприятий», по нему, очевидно, в келейном порядке было принято окончательное – отрицательное – решение. Ситуация, как говорится, обязывала – представители международного «Движения за заслуживающий доверие велоспорт» в июле как раз объявили узбекистанских спортсменов «самыми чистыми в мире», так как положительные допинг-тесты, которые были сделаны с 1 января по 30 июня 2017 года, согласно опубликованным данным, у спортсменов из Узбекистана не обнаружены.

По возвращению Абдужапарова в Узбекистан в августе месяце, чиновники из «самой чистой Федерации в мире», видимо, посчитали, что тесное сотрудничество с «грязным», пусть и великим спортсменом испортит им карму. Потому Абдужапаров улетел «домой, в Италию» ни с чем. И вряд ли одни лишь призывы Мирзиёева к успешным соотечественникам заставят его вернуться на родину.

* * *

Мы спросили Абдужапарова, общался ли он с узбекистанскими чиновниками на тему былого скандала с употреблением допинга. «Это касается только меня, - ответил нам «ташкентский терминатор». - Я ни с кем на эту тему не разговаривал. Они не владеют информацией и их не волнуют эти вопросы. Могу только отметить, что когда произошла та ситуация с допингом, Федерация меня подставила, потому что не отвечала на звонки и запросы от Международной федерации. Препараты мне подсыпали, чтобы убрать из большого спорта».

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА