19 Апрель 2018

Новости Центральной Азии

Сеть с летальным исходом. Как в Афганистане торгуют мальчиками-смертниками

Боевики группировки Хаккани. Кадр телеканала «Аль-Джазира»

Афганистан превратился в одно из основных звеньев в структуре транснационального рынка смертников, который активно развивает так называемая «Сеть Хаккани». Это подтверждают данные, полученные корреспондентом «Ферганы» от свидетелей подготовки террористов-смертников в этой организации.

Житель северной провинции Кундуз Мавлави Аслам в начале 2000-х годов был одним из учеников в мечети в своей деревне. В 2004 году он отправился для получения религиозного образования в Пакистан и там попал в медресе Хаккани.

«Меня назначили воспитателем подростков, которых привозили из других медресе «Сети Хаккани». Медресе Хаккани находятся недалеко от Исламабада, а также в Лахоре и Карачи. Первое время я чувствовал, что делаю что-то хорошее во благо людей и во благо своих братьев-мусульман в Афганистане, обучая и воспитывая подростков. Но после двух лет моего пребывания там я понял, что семья Хаккани занимается вербовкой и подготовкой смертников из тех подростков и молодых ребят, которые попали в это медресе. К ним подходили умело, со знанием психологии, и большинство из них очень легко поддавались любым командам и тому, что им внушали», — говорит Аслам.

По его словам, через определенное время руководство медресе проводило сборы для подростков, которых привозили в медресе Хаккани. Во время этих сборов выявляли ребят, которые легко поддавались влиянию. Их отделяли и увозили в особо охраняемые лагеря, которые находились далеко от медресе. Остальным появляться там было запрещено. При этом Аслам отметил, что с 2010 года подготовка смертников в «Сети Хаккани» резко увеличилась.

«На моих глазах были случаи, когда приезжали машины только с одним водителем и увозили с собой юношу. После этого я узнавал потихоньку у своих коллег в нашем медресе, что тот, кого увезли, попрощался с нами и едет в рай. А за то, что его семья живет очень бедно, им необходимо собрать пожертвования в размере $10 тысяч. На самом же деле, как потом выяснялось, неизвестные мне люди продавали смертника за $40-80 тысяч, и от полученной суммы передавали $10 тысяч якобы пожертвований семье погибшего подростка. Семья же не знала, где находится их ребенок. После того, как я стал свидетелем таких случаев, я решил покинуть это медресе и в 2010 году вернулся домой в Кундуз», — свидетельствует бывший воспитатель в медресе «Сети Хаккани».

Сотрудники афганской службы безопасности и национальной полиции утверждают, что правоохранительными органами были задержаны члены «Сети Хаккани» вместе с группой из 20-ти детей в возрасте от 4 до 14 лет. Их намеревались вывезти из Афганистана в Пакистан. После задержания и расследования выяснилось, что дети были похищены для подготовки их в качестве смертников.

Попавшие в сеть

Один из работников афганской службы безопасности в Кундузе на условиях анонимности рассказал, что во время спецопераций силовикам не раз удавалось поймать посредников вместе с их подопечными — подготовленными смертниками.

«Например, летом 2015 года мы проводили операцию в районе Дашти-Арчи и окружили один из домов в этом районе. Войдя в дом, мы увидели посредника, сидящего вместе с молодым парнем-смертником, которого он привез из Пакистана одному из местных заказчиков. Когда мы их арестовали и провели расследование, то выяснилось, что за смертника посредник заплатил в медресе Хаккани в Пакистане $40 тысяч и забрал его с собой в Кундуз с намерением продать заказчику за $60 тысяч», — указал источник.

Он говорит, что стал свидетелем нескольких подобных историй и имеет основания утверждать, что главари террористических организаций, таких как «Сеть Хаккани», уже давно торгуют смертниками и предоставляют этот товар заказчикам по установленным тарифам. В Пакистане, по данным источника, рыночный коридор цен на смертника составляет $20-40 тысяч, а в Афганистане — $40-80 тысяч. Источник рассказал, что афганским силовикам попадались многие посредники или связные, по ним проведены расследования, и сейчас они отбывают сроки за решеткой. Некоторые из них, виновные в торговле людьми с целью наживы и в участии в терроризме, получили высшую меру наказания в виде расстрела.

Один из командиров афганского движения «Талибан», мулла Изатулла, при условии, что его местонахождение не будет раскрыто, заявил «Фергане», что взрывы смертников в Афганистане сейчас находятся исключительно в руках «Сети Хаккани». «Со смертником до момента взрыва ведут работу специальные люди, которые контролируют его действия. Раньше я лично видел этих смертников — их готовили так, что они сами были готовы подорвать себя в подходящий момент. Им устанавливали контакты замыкания зарядов на сгибе локтя. А сейчас это делают с помощью пультов управления. Я думаю, причиной этого стали случаи, когда смертник либо не успевал согнуть руки в локтях для замыкания, либо его схватывала судорога, либо его успевали схватить, не давая замкнуть заряд», — сказал командир афганских талибов.

По словам муллы Изатуллы, он и другие талибы были свидетелями того, как из Пакистана в Афганистан ввозили смертников для определенных целей. «Однажды смертника увез с собой представитель одного из местных полевых командиров в Баглане. Как мы узнали позже, смертник был предоставлен по заказу за $70 тысяч. Самое интересное, заказчик того смертника не смог использовать вовремя — время «использования» смертника определяется по-разному, но обычно его нужно отправить «на дело» в течение срока от трех до 10-12 дней. Этот срок истёк, покупатель захотел отправить смертника обратно «изготовителю» и вернуть свои деньги. Но, по моим данным, сколько ни старался заказчик получить свои деньги назад, ему это не удалось».

Смертник обычно заранее не знает конкретной цели, которую он должен уничтожить. В большинстве случаев ему говорят: «ты уничтожишь объект, в котором ежедневно убивают твоих собратьев, ни в чем неповинных мусульман», или же что «объект, который ты уничтожишь, плетет заговоры против твоей религии и веры для уничтожения твоего дома и твоих родных». Помимо этого, наставники-вербовщики ему показывают, как иностранные солдаты в Афганистане и в других мусульманских странах убивают женщин и детей. А за день до отправки смертника к цели ему либо добавляют дозу наркотических веществ в еду, либо дают под видом лекарства. После этого он только знает цель, которую ему укажут, и больше ничего.


Тренировочный лагерь «Сети Хаккани». Кадр телеканала «Аль-Джазира»

Заказать можно любого

Свидетели торговли «живыми бомбами» утверждают, что смертники стали интересовать главарей больших мафий, наркоторговцев и полевых командиров в качестве товара, полезного для использования против своих врагов, начиная с 2005 года. Тогда цена смертника зависела от цели. Например, если целью являлся один из вооруженных командиров, министр, член семьи президента, губернатор, то цена смертника была $80-100 тысяч. Если цель менее значительна, то цена составляла $50-70 тысяч.

По этому поводу один из членов Совета безопасности Афганистана на условиях анонимности рассказал «Фергане», что примерно половина атак смертников с этого времени осуществлялась по заказу — против конкретных лиц, а не иностранных или афганских солдат вообще. Заказами не брезговали даже государственные чиновники как при Хамиде Карзае, так и при Ашрафе Гани.

«Например, целью мог стать старейшина, имеющий уважение среди народа. Если вы обратили внимание, то было много атак смертников, после которых вину ни одна из сторон, то есть талибы или другие группировки, на себя не брала — чаще всего такие атаки проводились по заказу тех или иных лиц, и это, к сожалению, продолжается. Большинство таких взрывов проводилось с помощью пультов управления, которые, по нашим данным, находились в руках людей заказчиков. Сейчас эта практика ширится, поскольку цена на смертника уже не $70 тысяч или выше, как было еще недавно. На сегодняшний день можно заказать смертника за $10-15 тысяч», — утверждает член афганского Совбеза.

Источники отмечают, что система торговли «товаром» четко отработана. Фактически покупатель получает в руки готовый пульт управления террористом и может в течение определенного времени направить его на любую цель. Впрочем, неоднократно бывали случаи, когда смертник из-за своей юности либо по иным причинам не мог произвести самоподрыв у цели и давал себя обезвредить. Широкую огласку получил случай с 14-летним подростком Рафикуллой, которого президент Хамид Карзай летом 2007 года простил после неудачной попытки покушения на него.

Как рассказывал тогда сам Рафикулла, человек, который привез его из Пакистана в провинцию Хост, подготовил его там же, в Хосте, к акту самоподрыва, надел на него жилет смертника и сказал: «Тебе оказана честь уничтожить Хамида Карзая. Он друг неверных и неверующих. Он убивает ежедневно ни в чем неповинных людей, а ты станешь героем среди твоих ровесников и попадешь в рай». После этого куратор направил Рафикуллу в Кабул, но там через три дня его задержали правоохранительные органы. Рафикулла был передан своим родителям, которые приехали из южного Вазиристана. Они считали, что потеряли своего сына, пять месяцев они не знали, где он и что с ним.

Саид Расул, племянник Хаджи Абдуллы Гани — одного из видных старейшин города Мазари-Шарифа, погибшего в столице провинции Балх в результате взрыва смертника 9 ноября 2017 года, — говорит, что до сих пор ответственность за убийство его дяди не взяли на себя ни так называемое «Исламское государство» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), ни талибы.

«Нам стало известно, что смертник был гражданином Пакистана — парень лет 20-22, родителям которого заплатили $15 тысяч. А кто заказал дядю и когда, мы не знаем. Единственное, что мы знаем точно, — он выступал против бывшего губернатора Балха [Атты Мухаммада Нура] и его сторонников», — заметил Саид Расул.

Сосед-импортер

У Афганистана как участника рынка смертников история сравнительно короткая. Можно сказать, что первый такой акт на территории страны был совершен в 2001 году в провинции Тахар, в Ходжа Бахауддине. Жертвой теракта стал глава Северного Альянса Ахмад Шах Масуд, а осуществили атаку два арабских боевика. Афганские силовики считают, что военная практика самоподрывов пришла из Ирака через Пакистан, где ее взяли на вооружение радикальные фундаменталистские группировки. Но главным «потребителем» рынка террористов-смертников благодаря продолжающейся войне стал Афганистан.

После убийства Ахмад Шаха Масуда взрывы смертников в Афганистане вошли в обиход военных действий. Они проводились против военнослужащих антитеррористической коалиции и против полевых командиров. Жители Афганистана полагали, что за подрывами смертников стоят движение «Талибан» или воинственные сторонники Гульбеддина Хекматъяра.

Всего, по данным силовиков, за период с 2001 года произошло 1180 террористических атак смертников. Эти атаки совершались в основном мужчинами или подростками, но в некоторых случаях и женщинами. Возраст «живых бомб» — от 14 до 55 лет. Среди этих смертников были и граждане других стран: Палестины, Йемена, Алжира, Египта, Саудовской Аравии, бывших советских республик, в основном из Центральной Азии, и даже стран Европы.

Основателем подготовки смертников в Пакистане, по подтвержденным данным спецслужб, был полевой командир пакистанских талибов Байтулла Масуд. Он покупал и набирал подростков в возрасте от 7 до 15 лет и готовил их в качестве смертников. У Байтуллы Масуда было несколько лагерей подготовки террористов, в том числе в Южном Вазиристане.

В целом география лагерей пакистанских талибов, где готовились смертники, достаточно широка: Хайбер, Паштунхва, Пунджаб, Лахор, Карачи, Кветта. В этом Байтулле Масуду помогал полевой командир Кари Хуссайн, который имел тесный контакт с террористической «Сетью Хаккани». После того как Байтулла Масуд был убит ударом беспилотника в 2009 году в Южном Вазиристане, подготовка смертников стала приоритетом Хуссайна.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА