21 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Старикам тут не место. Когда мигрантов «кидают» и родина, и родные

22.01.2018 17:59 msk, Екатерина Иващенко

Политика Миграция  Кыргызстан Россия Общество

Трудовой мигрант у поезда Бишкек — Москва. Фото с сайта Zpress.kg

Миграция – это не только доходы в бюджет государства, но и оставшаяся без работников страна. Согласно данным за 2017 год, в шестимиллионном Кыргызстане миграция напрямую влияет на судьбы более трех миллионов человек. Среди них много людей пожилых, а также детей, родители которых уехали на заработки в Россию. «Миграцию предотвратить уже нельзя, но надо сделать так, чтобы она не оказывала отрицательного влияния на ситуацию в стране», – говорит руководитель Общественного объединения «Ресурсный центр для пожилых» Светлана Баштовенко. В интервью «Фергане» она рассказала, как миграция влияет на жизнь пожилых людей и с какими проблемами сталкиваются оставшиеся в Киргизии семьи мигрантов.

Руководитель Общественного объединения «Ресурсный центр для пожилых» Светлана Баштовенко занимается пожилыми людьми, проживающими в Киргизии, с самого распада СССР. Когда стало ясно, что многие пожилые остались в одиночестве, потому что их дети уехали на заработки в Россию, Центр озаботился и проблемами миграции. В частности, именно он выступил инициатором написания докладов о миграции за 2014, 2015 и 2016-2017 годы.

Согласно Единому докладу о миграции в Киргизии, Армении, Таджикистане и Российской Федерации за 2017 год, «миграция в Кыргызстане затрагивает судьбы более 3 миллионов человек и в обозримой перспективе останется значимым экономическим и социальным фактором. Каждое четвертое домохозяйство имеет как минимум одного трудового мигранта. По данным Государственной службы миграции при правительстве КР, стабильный миграционный отток сложился на уровне 50 тысяч человек в год».

Показательно, что за пределами республики трудятся в основном молодые люди в возрасте 18–30 лет. Их доля составляет примерно 48% от общего числа мигрантов из Кыргызстана.

«За два последних года возросло число трудовых мигрантов из Кыргызстана, увеличились также получаемые ими доходы и объем финансовых поступлений в страну. По данным Национального банка КР, в 2016 году сумма денежных переводов в Кыргызстан составила 1,991 миллиарда долларов США, а за 8 месяцев 2017 года трудящиеся-мигранты перевели в Кыргызстан 1,552 миллиарда долларов США. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года объем поступлений увеличился на 20,3%. Кроме того, увеличивается число мигрантов из Кыргызстана на территории РФ, осуществляющих трудовую деятельность на основании трудовых договоров. По данным МВД РФ, на 1 июля 2017 года на территории России с гражданами Кыргызстана было заключено 110 677 трудовых договоров», – говорится в Докладе.

* * *

Однако миграция – это не только доходы в бюджет страны; это и многие болевые точки, о которых в интервью «Фергане» рассказала Светлана Баштовенко.

– Вы занимались проблемами пожилых людей в Киргизии. Когда стало ясно, что старики остаются одни, когда дети уезжают на заработки, вы занялись миграцией?

– Наша работа в сфере миграции была необходима даже с чисто практической точки зрения. Дело в том, что в миграционные процессы вовлечено множество людей, в том числе и пожилых. Их можно разделить на две категории.

Первая – это те, кого оставили дети, уехавшие на заработки. На таких людей ложится ведение хозяйства, забота о внуках и прочее в том же роде. При этом надо учитывать, что у них самих есть ряд проблем, таких, например, как низкая пенсия и слабое здоровье.

Когда началась миграция, Киргизия лишилась тысяч специалистов: инженеров, врачей, педагогов, строителей, деятелей культуры. В результате в стране почти не осталось работоспособного населения, а, значит, государство не может содержать пенсионеров. Раньше работала схема «три к одному», то есть три работающих человека кормили одного пенсионера. Сейчас из-за оттока людей эта схема превратилась в «два к одному» – и этого уже недостаточно.

Вторая категория – те, кто сам уехал из страны в репродуктивном возрасте, а вернулся уже в пожилом. И тут выясняется, что те, кто работал в России, на пенсии претендовать не могут. Основным юридическим основанием пенсионного обеспечения мигрантов является «Соглашение государств СНГ о гарантиях прав граждан государств-участников СНГ в области пенсионного обеспечения» от 13 марта 1992 года. В соответствии с ним, расходы, связанные с осуществлением пенсионного обеспечения, несет государство, предоставляющее данное обеспечение, а взаимные расчеты не производятся, если иное не предусмотрено двусторонними соглашениями.

В 2012 году мы провели исследование, которое показало, что от миграции пострадали 72% пожилых людей Киргизии. Это практически весь юг страны, а кроме того, Чуйская, Таласская и Нарынская области, и в какой-то степени – Иссык-Кульская.

Несколько лет назад я остановилась в одной из гостиниц Москвы. Весь обслуживающий персонал там был из Киргизии. Когда я спросила, надо ли что-то передать на родину, мне ответили, что ничего не надо: всех родственников они уже вывезли в Россию. И это очень показательная ситуация. Вначале в стране создали проблему в виде отсутствия рабочих мест, а потом началось ее «опустынивание» из-за миграции.

Мы с вами привыкли считать деньги, приходящие в страну от мигрантов. Но думаем ли мы о том, сколько среди них тех, кто не в состоянии отсылать деньги на родину? Люди на чужбине часто попадают в тяжелые обстоятельства, когда им самим нужна помощь. Вот, например, человек уехал в Россию, но не оформил там легальных документов или не смог найти работу – в результате оказался в положении бомжа. Он возвращается на родину - и выясняется, что здесь у него тоже ничего нет.

У нас был случай, когда женщина выехала в Грузию и вывезла с собой дочь. Затем она с гражданским мужем уехала в Турцию, а девочку оставила на попечение няни. Когда мать перестала высылать няне деньги, девочка оказалась на улице. Несколько месяцев мы занимались этим делом и вернули девочку на родину. При этом мама пока так и находится в Турции.

Светлана Баштовенко. Фото с сайта Helpageeeca.org
– С какими проблемами к вам обычно обращаются трудовые мигранты?

– На первом месте – снятие запрета на выезд. Только в нашем центре зарегистрировано 413 человек с таким запретом. Вторая по частотности – проблема трудоустройства в России. Бывает, человек приехал в Россию наугад и не знает, где и как ему искать работу. Случается, что человека позвал односельчанин и обманул с работой, или просто изменилась ситуация. Тогда мигрант остается на улице – и что ему делать? В подобных случаях к нам тоже обращаются за помощью. В поисках помощи люди выходят на нас даже из других стран.

На третьем месте среди проблем – получение общей информации о правилах нахождения в стране пребывания. Часто люди вообще никак не готовятся к отъезду, выезжают на авось. При этом, еще находясь в Киргизии, можно получить и всю необходимую информацию, и даже рабочую квоту. Но наши граждане этой возможностью не пользуются, а просто едут наобум, по зову родственников или знакомых.

Опыт трудовой миграции у наших граждан большой, многолетний, но толку от этого мало. Для них характерны низкая правовая грамотность, недостаточная профессиональная подготовка и слабое понимание особенностей страны трудоустройства. В результате люди не знают ни своих прав, ни обязанностей, из-за чего часто нарушают миграционное законодательство.

Постоянно растет число наших соотечественников с неурегулированным статусом (Находящихся в стране на нелегальном положении. – Прим. «Ферганы»). Такие мигранты уже подпадают под административную или даже уголовную ответственность – в том числе за незаконное пересечение границы. А там, где есть угроза, там тут же появляются посредники, а проще сказать, мошенники, которые наживаются на мигрантах. Как-то раз на базе диаспоральной организации организовали целый левый «профсоюз», делавший поддельные регистрации. Понятно, что в итоге «профсоюз» этот подставил множество соотечественников, которых потом выдворили из России. Этой проблемой занималась наша коллега, юрист Валентина Чупик. Кроме того, за помощью мы обратились к Государственной службе миграции Кыргызстана, чтобы они поучаствовали в решении этого вопроса.

Согласно Единому докладу, число граждан Киргизии, в отношении которых вынесено решение по Ст. 27 п. 2 Закона «О порядке выезда и въезда в РФ», составляет 44.319 человек. Запрет по данной статье устанавливается не менее, чем на 5 лет.
Число граждан Киргизии, в отношении которых вынесено решение по Ст. 26 п. 8 того же закона, составляет 43.452 человека. Запрет по данной статье устанавливается не менее чем на 3 года.
Согласно данным МВД Российской Федерации (ранее Федеральной миграционной службы Российской Федерации), в период с 2014 по 2016 год установлено 145.218 запретов в отношении граждан Кыргызстана. На начало 2017 года установлено 106.029 запретов в отношении граждан Киргизии, а к концу третьего квартала этот показатель составил 88.942 запретов, с 17.087 граждан Киргизии запрет был снят.
– Случаи, когда мигрантов подставляют соотечественники, происходят регулярно. Однако они все равно предпочитают обращаться «к своим».

– Да, причем касается это не только поддельной регистрации, но и зарплаты. Вот вам пример. Мужчина из Киргизии пригласил своих односельчан поработать на стройке в Якутии, а потом оставил их ни с чем. В результате люди вернулись на родину без денег. Правда, затем было разбирательство, и долг им все-таки выплатили.

Так или иначе, нашим гражданам надо понять одну важную вещь: лучше сразу все сделать по закону, чем потом решать множество проблем, в том числе и очень серьезных.

Отдельная история с женщинами, они чаще рискуют быть обманутыми. Кстати говоря, мы предполагаем, что уехавшая в Турцию женщина, о которой я рассказала выше, не смогла вернуться обратно, потому что попала в сексуальное рабство.

Еще один вопрос, который беспокоит многих – сложности при устройстве детей мигрантов в детские сады и школы. Однако даже если удается устроить ребенка в образовательное учреждение, возникает другая проблема – дети не говорят или плохо говорят по-русски. Уровень владения языком в Кыргызстане стремительное падает, хотя двуязычие, конечно, дает гастарбайтерам больше возможностей при устройстве на работу. Недавно, проводя семинары во всех регионах, мы отметили, что в Баткенской области люди уже не понимают русского языка – там пришлось работать с переводчиками. Хороший уровень владения русским языком еще наблюдается в Чуйской и Иссык-Кульской областях.

– Как обстоят дела с семьями мигрантов на родине?

– Дети мигрантов зачастую предоставлены сами себе. Они не получают качественного образования и достаточной медицинской помощи, как правило, лишены достойных условий проживания. Это настоящее социальное сиротство. Трудно даже представить, что переживают дети, которые годами живут без родителей.

Еще одна проблема – женщины, которые остались одни, потому что их мужья уехали на заработки. Очень часто это ведет к развалу семей.

В этих обстоятельствах также остро встают вопросы наследования, выплаты пособий, предоставления льгот, которые не урегулированы государством в отношении членов семей мигрантов. В результате появляются семьи, где элементарно не хватает денег на еду.

Среди уехавших есть те, кто навсегда остается жить в России. Некоторые наши интервью показывают, что они вообще не собираются возвращаться на родину. Они ограничиваются тем, что высылают детям и родителям деньги, или иногда их навещают.

– Чем можно помочь мигрантам и тем, кто только планирует уехать на заработки?

– Будущие мигранты должны знать, куда они едут, на какой срок, по какой линии, законно будет их пребывание за границей или нет. Мы реализовали несколько проектов по защите прав семей, затронутых миграцией. В рамках одного из проектов были созданы малые общественные советы и центры содействия трудовым мигрантам и их семьям в каждой из семи областей Киргизии. Механизм прост: если у той или иной семьи возникает проблема, собираются активисты-жители этих сел и сообща пытаются эту проблему решить.

Надо понимать, что к нам приходят нуждающиеся граждане. Как правило, они потеряли веру в то, что можно найти работу у себя на родине. Их нужно научить ориентироваться в новых обстоятельствах, в частности, они должны понимать, что их ждет в России. В наших центрах осуществляется предвыездная подготовка мигрантов. При необходимости мы подключаем к ней коллег из Государственной службы миграции. У Службы нет представительств на местах, поэтому мы являемся связующим звеном. Если у людей возникают вопросы, мы их принимаем и перенаправляем в Службу миграции.

Мы разработали мобильное приложение для мигрантов со всеми законодательными актами. Однако когда мы его запустили, то увидели, что люди в массе своей не к приложению обращаются, а обсуждают свои проблемы в «Одноклассниках». Стало ясно, что тысячи наших мигрантов экспертному мнению предпочитают соцсети, через которые и пытаются решить свои вопросы.

На практике это означает, что та информация, которую распространяют госорганы и общественные организации, не доходит до мигрантов. Значит, нам надо идти к ним, доносить необходимую информацию доступным для них языком.

Сейчас мы планируем издавать электронный бюллетень. В нем, помимо общих сведений и советов, будут рассматриваться случаи из жизни мигрантов, а юрист будет объяснять, как надо действовать в тех или иных обстоятельствах. Кроме того, мы намерены сотрудничать с блогерами, которые займутся распространением нашей информации в соцсетях. И, наконец, сейчас мы собираем истории мигрантов и планируем выпустить о них книгу.

Есть и обратные случаи. Мигранты приезжают домой с деньгами, строят тут дома, дают образование детям и открывают свой бизнес. Я встречалась с мигрантами, которые десятки лет живут в России, у них российское гражданство и обустроенный быт. Но они заработали достаточно денег и уже хотят вернуться на родину; они спрашивали у меня, как можно вернуть киргизское гражданство.

Нужно понимать, что миграция необходима, а поэтому она будет всегда. Другой вопрос – как выстроить ее правильно, разумно, без ущерба для страны и людей. А еще лучше – найти возможности для работы на родине, тогда и не надо будет никуда ехать. Наш новый президент продвигает идею развития регионов, хочет, чтобы мигранты оставались в стране. Идея хорошая, но будет ли она воплощена в жизнь?

Неплохо бы помнить, что в работе с мигрантами нужен системный подход, а в стране до сих пор нет даже Миграционной концепции. Правда, работа по ней ведется с 2012 года, так что есть основания надеяться, что если она и не завершится в этом году, то, по крайней мере, тут обозначится серьезный прогресс.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»