19 Апрель 2018

Новости Центральной Азии

Шах и мак. В Афганистане всей страной развивают цветоводство

Маковая плантация в Афганистане. Фото с сайта Pri.org

В 2017 году значительно увеличились площади маковых плантаций в северных провинциях Афганистана. Афганские чиновники называют провинции Бадахшан, Тахар, Кундуз, Джаузджан, Балх, Саманган и Фарьяб. Представители властей утверждают, что в 2017 году правительство неоднократно предоставляло местным крестьянам семена различных сельскохозяйственных культур (в основном, злаков), но из-за сместившихся на север боев между различными вооруженными группировками проконтролировать, что именно сеют крестьяне, оказалось очень трудно. В результате как мелкие крестьяне, так и хозяева больших участков земли вместо сельхозпродукции выращивают опиумный мак, прибыль от которого в разы выше. Возможно, свою негативную роль здесь играет группировка ИГ ((так называемое «Исламское государство» - запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), боевики которой обосновались в некоторых северных районах и заставляют местное население сеять именно мак в надежде пополнить бюджет организации доходами от торговли опиатами.

Губернатор провинции Джаузджан Мавлави Лутфулла Азизи 19 января подтвердил «Фергане» эту точку зрения и добавил, что был бы доволен, «если б афганский крестьянин получил хороший доход от мака, несмотря на запреты», но в реальности доходы от выращивания мака получают не крестьяне, а международная наркомафия.

Руководитель управления по борьбе с наркотиками провинции Джаузджан Заргуна Хашими 7 января сделала в Шибергане официальное заявление, что в этой провинции площади маковых плантаций в разы выросли по сравнению с прошлым годом. «В прошлом году мы были свидетелями, что маковые плантации занимали 410 га земли, а теперь - около 3300 га земли. Мы очень встревожены резким увеличением маковых полей и надеемся на помощь правоохранительных органов в уничтожении выращенного мака», - сказала она.

Начальник полиции провинции Джаузджан генерал Факир Мухаммад Джозджани рассказал: «16 января наши сотрудники задержали легковой автомобиль с двумя наркодилерами, принадлежащий одному из вооруженных командиров. В машине было 150 кг опиума. А 15 января наши сотрудники обнаружили в Шибергане 271 кг опиума, который наркоперевозчики должны были доставить куда-то по заказу одного из местных командиров».

По словам Факира Мухаммада Джозджани, большинство полевых командиров севера участвуют в наркоторговле, и именно они оказывают давление на афганских крестьян, чтобы те выращивали мак на своих полях, тем более что мак требует меньше ухода и не так нуждается в поливе, как другие сельхозкультуры.


Уничтожение мака силами афганской национальной гвардии. Фото с сайта Defenselink.mil

Бывший глава МВД Афганистана Али-Ахмад Джалали рассказал, что уже после свержения режима талибов многие вооруженные командиры и высокопоставленные чиновники в афганском правительстве, в парламенте и на местах открыто участвовали в наркотрафике как внутри Афганистана, так и в поставках в соседние государства. Некоторые из них до сих пор сохранили свои посты и влияние, но так и не вышли из наркобизнеса. Следует отметить, что Али-Ахмад Джалали, находясь на посту министра внутренних дел в правительстве Хамида Карзая, заявлял, что намерен огласить список афганских наркоторговцев из чиновников правительства и членов семей высших лиц государства, после чего был отправлен в отставку. Есть информация о том, что этот список достиг Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП) и говорят, в нем есть очень известные имена, включая нынешних депутатов парламента Афганистана от двух северных провинций, Бадахшана и Тахара.

При этом местные жители со скепсисом относятся к действенности многочисленных заявлений по поводу привлечения к ответственности афганских высокопоставленных чиновников и полевых командиров за участие в трафике, звучащих в афганских и в зарубежных СМИ. Многие видели своими глазами, как в Бадахшане, Тахаре, Кундузе наркоторговцы перевозили большие партии опиума в полицейских пикапах «Ranger» или как вооруженные полицейские патрули охраняли колонны машин, в которых перевозился из одной провинции в другую опиумный мак.

Жители Бадахшана утверждают, что в этой провинции некая сановная семья К. (точная фамилия редакции известна) занимается наркотрафиком на широкую ногу с 2005 года. Среди членов семьи несколько парламентариев. Корреспонденту «Ферганы» 20 января удалось по телефону связаться с одним из родственников семьи К., в прошлом – активным участником избирательной кампании 2011 года в пользу родственник-будущего депутата. Собеседник подтвердил информацию об участии некоторых членов семьи в трафике, включая и этого депутата, и уточнил, что речь идет о поставках опиатов из Бадахшана, в частности, из района Хвахан, в соседний Таджикистан. Источник утверждает, что в ходе одной из таких поставок группа наркоперевозчиков вступила в бой с таджикскими пограничниками, в котором погиб его дядя, участвовавший в трафике. Другой родственник погиб из-за разборок наркомафии летом 2015 года в районе Мумджан. На сегодняшний день, по словам источника, два члена семьи К. отбывают заключение в кабульской тюрьме. Один - за транспортировку большой партии наркотиков, другой - за похищение людей. Источнику известно имя основного партнера К. в провинции Бадахшан, он несколько лет назад занимал там высокий пост. В 2015 году он был задержан работниками афганской безопасности в районе Кишм провинции Бадахшан при попытке перевезти в соседний Таджикистан 300 кг опиума, однако стараниями влиятельных покровителей через некоторое время был освобожден из-под стражи.


Афганский военнослужащий рассматривает изъятую партию наркотиков. Фото с сайта Defenselink.mil

Депутат афганского парламента из провинции Бадахшан, находящийся сейчас в Кабуле, на условиях анонимности рассказал, что семья К. имеет тесные контакты как среди силовиков из числа афганской элиты таджикского происхождения, так и среди высокопоставленных правительственных чиновников соседнего Таджикистана. Были случаи, когда партии товара семьи К. на вертолетах минобороны Афганистана перевозились в соседний Таджикистан. По его словам, семья «купается в деньгах», имеет имущество в Турции и в ряде стран Европы.

Жители Бадахшана предоставляли свидетельства связи этих людей с наркотрафиком сотрудникам УПН ООН в Кабуле, когда те посещали провинцию. Те, в свою очередь, обещали поставить в известность свое руководство и афганское правительство. Но пока никаких заметных действий по этим сигналам не видно.

Один из бывших руководителей полиции в провинции Кундуз на условиях анонимности рассказал: «Во время моей службы в полиции во время правления Хамида Карзая, мы совместно с работниками госбезопасности проводили операцию, в результате которой задержали группу людей на автомобилях Toyota Land Cruiser, груженых тремя тоннами опиума. На следующий день мне и моим коллегам неоднократно поступали телефонные звонки, в которых нам угрожали, что если мы не отпустим задержанных, то не увидим больше своих детей и родственников. В результате мы были вынуждены отпустить их вместе с машинами и с наркотиками. Позже мы выяснили, что это люди одного из высших руководителей парламента Афганистана».

К этому можно добавить, что 21 января депутат афганского парламента от провинции Кундуз, инженер Камал в ходе открытого заседания парламента страны заявил, что глава афганского парламента Абдурауф Ибрахими «в открытую и нагло» занимается наркобизнесом с соседним Таджикистаном, его вооруженные люди причастны к похищениям людей, причем не только в провинции Кундуз, и занимаются перевозом автоколонн с опиумом до границы с Таджикистаном. Депутат потребовал коллег создать парламентскую комиссию, направить ее в Кундуз и там услышать от самих жителей, чем занимается «уважаемый председатель парламента» в Кундузе.

Тенденция к ухудшению наркоситуации ясно видна и в Балхе. Правоохранительные органы этой провинции сообщают, что площадь маковых полей за последний год возросла в 3-4 раза. По словам жителей, в этом году в районах Чахарболак, Чимтал, Шольгира и Давлатабад сеяли, в основном, мак, и урожай опия будет в несколько раз выше, чем год назад.

Один из жителей Балха, Джафар, так видит ситуацию: «Расширение посевов мака поддерживают обе стороны, и местная администрация, и сами крестьяне. Большинство крестьян работает на землях работников администрации, так что заказ сеять мак наверняка поступил со стороны хозяев. Причем крестьяне в этом случае себя чувствуют уверенными в хорошем урожае. Даже когда начинается очередная акция по так называемому уничтожению маковых полей - формальная и для журналистов, несколько растений все же уничтожают, - то главная плантация остается целой. Сами крестьяне как наемные работники получают обычную оплату, а основной доход от полученного урожая опиума, конечно, идет в карман хозяина земли и заказчика опиума. А на другой стороне - вооруженные талибы или боевики ИГИЛ, которые тоже за мак».

Начальник полиции Балха Саидкамал Саадат утверждает, что именно иностранные наемники ИГИЛ и талибы виновны в росте наркопроизводства в Балхе. При этом он сообщил нам, что власти Балха «готовятся к уничтожению маковых полей совместно со старейшинами и жителями районов провинции».

Напомним, что согласно отчету Управления ООН по наркотикам и преступности, опубликованном в ноябре 2017 года, в прошедшем г оду площади посевов опийного мака достигли рекордных 328 тысяч гектаров, превысив предыдущий рекорд 2014 года на 104 тысячи га или на 46%. По сравнению же с 2016 годом посевы возросли на 127 тысяч га (63%). По сравнению с 2016 годом посевные площади мака значительно возросли в провинциях Балх (в 5 раз), Нимроз (на 116%), Гильменд (на 79%), Кандагар, Урузган. При этом число провинций, культивирующих опийный мак, увеличилось с 21 до 24. Более 60 процентов посевов мака приходится на южные провинции. В 2017 году опийный мак был уничтожен на площадях 750 гектаров в 14 провинциях (в 2016 году — на 355 гектарах в 7 провинциях). Однако средняя урожайность на гектар по сравнению с прошлым годом на 15% повысилась.

По прогнозам экспертов ООН, производство опия в этом году принесет афганским фермерам прибыль в $1,4 миллиарда, (7% от ВВП страны) — на 58 процентов больше, чем годом ранее.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА