25 Февраль 2018

Новости Центральной Азии

Горец с зеленого континента. Как австралиец Джеффри стал таджикским фермером Джамшедом

26.01.2018 15:26 msk, Тилав Расул-заде

Таджикистан Интервью Общество Интересные люди

В отдаленном селе Навруз джамоата (сельской управы) Равшан Зафарабадского района, что в 120 километрах от Худжанда (административного центра северного Таджикистана), в течение последних десяти лет вместе с женой и шестью детьми проживает дипломированный агроном из Австралии Джеффри Диллон (Jeffrey Dillon), известный среди таджиков как Джамшед. В Таджикистане он занимается содержанием и разведением молочных коз. В настоящее время Джамшед и его жена оказывают консультативную и техническую помощь местным фермерам по уходу за молочными козами и получению здорового потомства. Супруги налаживают производство козьего молока, из которого хотят выпускать сыр.

Чтобы познакомиться с Джамшедом и его семьей, мы отправились в ООО «Асилбек-15» — животноводческую ферму, принадлежавшую местному предпринимателю Назару Гоибназарову, которая располагается на окраине села Навруз. Добраться до фермы оказалось непростым делом. Сначала необходимо было добраться до райцентра, оттуда пришлось нанимать такси, которое преодолело 18-километровую каменистую дорогу до остановки «Наврузча», где меня встретил Алиназар, сын Назара Гоибназарова, и уже с ним вместе на его машине мы приехали на ферму. Здесь в старой постройке из нескольких комнат и живет 43-летний Джеффри Диллон вместе с женой Бетани и шестью детьми.

Оказалось, что Джамшед и все члены его семьи прекрасно говорят на таджикском языке, поэтому мне не пришлось доставать из глубин памяти когда-то выученные фразы на английском. Хозяйка дома Бетани, которая взяла себе таджикское имя Бунафша, быстро приготовила молочную кашу и накрыла на стол. За дастарханом (скатерть, сервированный стол у народов Центральной Азии. – Прим. «Ферганы») мы начали беседовать. Я попросил Джеффри-Джамшеда рассказать о своей жизни в Австралии и в Таджикистане.

Джеффри родился и вырос недалеко от Сиднея. Там и окончил среднюю школу. С детства интересовался природой: растениями, животными, птицами — и сельским хозяйством. Еще в молодости он понял: там, где развитое сельское хозяйство, народ сыт и счастлив. Поэтому Джеффри выбрал профессию агронома. После окончания университета несколько лет проработал на родине. Но работа с обеспеченными австралийскими фермерами вскоре перестала его удовлетворять: Джеффри мечтал помогать бедным людям, ему хотелось, чтобы они начали жить лучше. Он стал интересоваться, в каких странах высокий процент бедных людей.


Джеффри-Джамшед

Шел 2000 год. В Таджикистане только недавно завершилась гражданская война, и более половины населения проживало за чертой бедности. Новости о Таджикистане доходили и до Австралии. Джеффри заинтересовался страной и стал серьезно изучать историю Таджикистана.

— Я узнал, что таджики являются одним из древнейших народов Центральной Азии, и их язык относится к иранской группе индоевропейской семьи языков. Мне понравилось, что таджики при Советском Союзе смогли сберечь свой язык, культуру и национальную самобытность. Посоветовавшись с женой Бетани, мы приняли решение приехать в эту страну, — рассказывает Джеффри.

По приезде в Таджикистан Джеффри поступил на годичные курсы таджикского языка, которые действовали при филологическом факультете Таджикского национального университета в Душанбе. Начал работать в международной организации, занимающейся благотворительной деятельностью для незрячих. Работая с людьми, он обратил внимание, что многие горожане в своих дворах содержат домашних животных, в том числе коров и овец (позже, в 2009 году, мэрия Душанбе запретила столичным жителям держать домашний скот и птицу. – Прим. «Ферганы»). Джеффри и его супруга решили помочь малоимущим семьям: они завезли из Кыргызстана первую партию в 30 белых молочных коз и раздали их желающим. Затем была вторая партия, третья... Завоз и раздачу молочных коз жителям Таджикистана австралийцы продолжали несколько лет.

О Таджикистане и козах

Джеффри заинтересовался изучением языка и быта ягнобцев — жителей одного из высокогорных районов Таджикистана, которые до сих пор говорят на древнем языке согдийцев (предков современных таджиков). В Институте языка и литературы имени Рудаки в Душанбе он начал изучать ягнобский язык. Тогда же он узнал, что многие ягнобцы в 1970 году были принудительно переселены из родных мест в Айнинском районе в Зафарабадский район северного Таджикистана, чтобы развивать там хлопководство. Вместе с ягнобцами Джеффри неоднократно ездил на их малую родину — в высокогорье Айнинского района.

После завершения языковых курсов Джеффри отправился в Зафарабад, чтобы пообщаться с ягнобскими переселенцами и их потомками в этом районе. Помог им с учреждением Ассоциации водопользователей района для устранения проблем с поливной водой. Он решил обосноваться здесь и заняться выращиванием молочных коз. Начал искать породы, устойчивые к условиям высокогорья, и нашел такие в Швейцарии. Эти козы называются «альпийскими», они хорошо переносят холод и тепло, хорошо перемещаются по каменистым дорогам.

Джеффри получил разрешение завезти в страну альпийских коз, и через некоторое время во дворе, где он жил в Зафарабаде, не осталось свободного места: козы расплодились. Тогда он предложил своему другу по работе Назару Гоибназарову, который собирался поехать на заработки в Россию, остаться на родине и всерьез заняться разведением молочных коз. Они вместе нашли заброшенную бесхозную ферму, которая была почти разрушена. Назар приобрел эту ферму, и Джеффри передал ему своих коз. В настоящее время у них более 50 голов.


Джеффри и его компаньон Назар Гоибназаров

Джеффри и Бетани зарегистрировали малое предприятие «Джахида», которое будет заниматься производством козьего сыра. «Мы хотим производить высококачественную и полезную продукцию. Даст бог, к середине этого года запустим производственную линию», — говорит он.

Мини-цех установили прямо возле молочной фермы, чтобы не нужно было транспортировать молоко для переработки, и его полезные свойства не терялись. Бетани специально съездила в Голландию, Грецию и Швейцарию, чтобы изучить новые технологии приготовления сыра.

О семье и детях

Мне было интересно узнать больше о том, как живет семья Джеффри-Джамшеда в стране, совершенно непохожей на их родину.

— Мы с Бетани поженились в 1998 году, еще в Австралии. Мы с ней учились на одном курсе, она тоже по профессии агроном, — рассказывает Джеффри. — Когда приехали в Таджикистан, нашей старшей дочке Джумани-Джамиле было всего 5 месяцев. В Австралии молодожены заводят максимум двоих детей. Таджикистан научил нас радости иметь большую семью. Таджики говорят: «Дети – это божий дар». И мы чуть перешагнули австралийскую норму (смеется).

Я себя считаю очень счастливым человеком. У нас родились еще пятеро детей — три сына и две дочки. Старшей, Джамиле, теперь 15 лет, младшей, Сулхие, три годика. Все мои дети прекрасно владеют таджикским языком. Они выучили его даже раньше, чем свой родной, английский. Джамиля до четвертого класса училась в таджикской школе и не умела писать и читать на английском языке. Мы были вынуждены нанять ей учителя английского.


Супруги Диллон и их дети

— Вы зовете своих детей таджикскими именами. Это их настоящие имена?

— В семье мы зовем их таджикскими именами, так же их называют наши друзья и соседи, хотя в документах они имеют английские имена. Это знак уважения к таджикскому народу, которое чувствуем мы с супругой. Я думаю, что таджикские имена наших детей очень красивые: Джамиля (Джумани), Тоджиддин (Тим), Нилуфар (Хайди), Исомуддин (Хью), Исхок (Айзек), Сулхия (Хемени).

— Вашим детям не скучно жить в сельской местности, где нет никаких развлечений? Ни музыкальных школ, ни компьютерных центров, ни современных спортивных залов…

— Я думаю, что дети в детстве должны играть между собой, общаться со своими сверстниками, должны научиться помогать родителям. Конечно, дети должны уметь пользоваться компьютером и мобильным телефоном, однако я им не позволю долго сидеть за компьютером и играть в телефоне. В настоящее время трое моих старших детей обучаются в одной из школ Индии, живут там в общежитии. Сейчас они с нами — приехали на зимние каникулы.


Козами в этой семье занимаются все — от мала до велика

— Вы не пытались получить гражданство Таджикистана?

— Нет, мы с женой имеем статус «икомати доими» — это «постоянное проживание» или вид на жительство. Каждые пять лет мы его продлеваем.

— Если ваши дети захотят остаться здесь и в будущем создать семью, вы не будете возражать?

— Это их выбор. Я не буду заставлять их делать то, что я хочу. Может быть, они найдут себя востребованными здесь и внесут свой вклад в развитие Таджикистана.

— У вас есть родные в Австралии?

— Да, там проживают две мои старшие сестры. Когда мы делали обрезание старшему сыну, они приезжали и участвовали в этом торжестве. Мы ели хлеб-соль таджиков, поэтому считали своим долгом организовывать «туйи хатна» (праздничное угощение в честь обрезания мальчику. – Прим. «Ферганы»). Конечно, это было в рамках закона о традициях. После обрезания, как положено у таджиков, угостили соседей и друзей пловом. Двум младшим сыновьям мы тоже сделали обрезание, но в Австралии.


На ферме

— У вас есть хобби?

— Мое хобби — это земля и все, что с ней связано. Мне нравится заниматься системами орошения. Вы знаете, что в Зафарабаде самая больная тема — это нехватка воды. Я люблю поливать землю. Поливаем землю мы мелко-капельным орошением. Я хочу, чтобы растений было больше, и наши козы всегда были обеспечены природным кормом.

— Знают ли в Австралии о Таджикистане?

— У нас в Австралии тоже живут таджики. Иногда таджики приезжают в Австралию в составе разных делегаций. Впрочем, в целом, австралийский народ мало знает о таджиках и Таджикистане. Раньше Советский Союз воспринимали как единое государство, не знали, что в его состав входят 15 республик. Своей задачей я считаю представлять своим согражданам Таджикистан и его трудолюбивый, гостеприимный народ.

Я никогда не пожалел, что приехал жить в Таджикистан. Здесь мы многому научились, узнали много интересных обычаев и традиций. Моя жена с удовольствием носит национальную таджикскую одежду. Нам по душе таджикское гостеприимство. Таджики — очень добродушный народ, и если даже гость придет ночью, то примут его с открытой душой. Особенно гостеприимны жители горных сел. Когда гость приходит, сразу встают с места и стелют ему курпачу (стеганый ватный матрас у народов Центральной Азии. – Прим. «Ферганы»). Такого я не видел нигде. Мы и детей стараемся воспитать в таком духе, — сказал в заключение нашей беседы Джеффри.

Тилав Расул-заде. Фото автора

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА