21 Сентябрь 2018

Новости Центральной Азии

Выставка достижений принудительного труда. Поверят ли американцы в отмену «хлопкового рабства» в Узбекистане?

01.02.2018 14:01 msk, Фергана

Экономика Узбекистан Хлопок

Узбекистан впервые в истории принял участие в международной текстильной выставке «TexWorld USA», которая прошла в Нью-Йорке в конце января 2018 года. В состав узбекской делегации, согласно официальному сайту Министерства иностранных дел Узбекистана, вошли представители Ассоциации «Узтекстильпром» и топ-менеджеры крупных текстильных предприятий Ташкента, Ташкентской, Андижанской, Джизакской и Кашкадарьинской областей: «Nil-Granit», «Lukbo Textile», «Oq Saroy Textile», «Zarbdor textile», «Elegant Garment Textile» и «Favourite Textile Group».

На сайте выставки отмечено, что национальные павильоны имели только Узбекистан, Тайвань и Южная Корея. Страна центральноазиатского региона расположилась на площади 72 квадратных метра. Причем стенд компании «Nil-Granit» занял 18 квадратов, что даже больше, чем участок правительственной делегации, размещенной наряду с остальными компаниями в отсеке 3х3 метра.

«Яркая презентация»?

По сообщению республиканского МИДа, узбекская делегация провела яркую презентацию текстиля, брифинг для международных организаций, курирующий вопросы условий труда при выращивании хлопка, а также продемонстрировала видеоролик о защите прав людей, работающих на полях.

По официальной информации, узбекский павильон вызвал большой интерес со стороны посетителей выставки, особенно традиционные золотошвейные халаты, сюзане, ковры ручной работы. Также внимание представителей американских крупных торговых сетей привлекли майки, рубашки «поло», «толстовки» для детей и подростков и проч.


На выставке демонстрировалась текстильная продукция из Узбекистана

Сообщалось, что еще до начала работы экспозиции американские бизнесмены проявили к узбекской продукции неподдельный интерес. На сайте МИД Узбекистана написано, что в ходе интервью, данного сотрудникам посольства Узбекистана в США, генеральный менеджер «Cambridge Consulting Group» М.Эр отметил, что «текстильный сектор Узбекистана обладает огромным потенциалом, который можно выгодно представить в Соединенных Штатах». Тут же говорилось о переговорах компании с узбекскими партнерами о возможностях их вхождения на американский рынок. Впрочем, правда это или фейк, пока непонятно: на сайте среди руководителей, партнеров и консультантов компании «Cambridge Consulting Group» нет никого с фамилией, указанной в информации МИД РУз.

Начальник экспортного департамента АО «Узтекстильпром» Жасур Рустамбеков, подводя итоги участия в «TexWorld USA», отметил, что «делегацией достигнута цель по налаживанию контактов с американскими партнерами, в частности, в США зарегистрирован бренд «Фергана», продвигается торговая марка «Узбекистан». Более того, проработаны пути реализации товаров через онлайн-магазины, включая крупнейшего ритейлера Amazon, отрегулированы вопросы доставки изделий почтой».

Высокую оценку узбекскому текстилю дал специалист по продвижению товаров на рынке США К.Кангал (на сайте МИДа в одном абзаце этот человек фигурирует как К.Кенгал), заявивший, помимо комплиментов, что «договорился с компанией из Узбекистана «Нил Гранит» по подписанию конкретных контрактов с американскими брокерами, которые готовы закупать по 100 тысяч текстильных изделий в месяц».

«Просто модели»?

С другой стороны, друзья «Ферганы», посетившие экспозицию в Нью-Йорке, сообщили, что не все было так прекрасно, как об этом рассказывают дипломаты. Представители Узбекистана, участвовавшие в выставке, в разговоре с гостями не могли даже толком рассказать об узбекском хлопке и выглядели скорее «моделями» на стенде, чем активными участниками мероприятия. Резюмируя впечатления, наш источник подчеркнул, что это была далеко не лучшая презентация товара.

Возможно, членов делегации застали не в самый подходящий момент, когда сказалась усталость от проделанной работы. Или, скорее всего, на выставку послали безынициативных исполнителей, а само участие в ней коммерсантам было необходимо, чтобы отчитаться перед высоким начальством.

Поверили ли американские бизнесмены в отмену «хлопкового рабства» в Узбекистане или с наивностью приняли желаемое за действительное? Ведь в Америке уважают законы, а параграф 1307 Закона Смута-Хоули о тарифе (Tariff Act of 1930) гласит о запрете ввоза в любой из портов Соединенных Штатов товаров, добытых или произведенных с использованием принудительного труда. Учитывая данное обстоятельство, появление текстильных компаний из Узбекистана, в США, а уж тем более заключение в ближайшее время каких-либо договоров – на грани фантастики.


Что на самом деле

Когда у власти стоял Ислам Каримов, игроки текстильного рынка в Европе и Америке неоднократно объявляли бойкот узбекскому хлопку, а Европарламент в 2011 году отклонил решение о предоставлении льготных пошлин на импорт текстильных изделий из Узбекистана.

Однако в декабре прошлого года структура ЕС все же «сменила гнев на милость», ратифицировав «текстильный протокол». Причиной подобного действия стали позитивные изменения в отрасли, в частности, прекращение использования детского и принудительного труда взрослого населения в прежних масштабах. Плюс Узбекистан стал активно сотрудничать с Международной организацией труда (МОТ).

Наконец-то после смены власти в республике члены МОТ получили возможность провести мониторинг условий труда на хлопковых полях, правда, в рамках трехсторонней комиссии с участием представителей правительства. Поэтому, по оценкам правозащитных организаций, реальная картина в отчете искажена. Узбекистанцы просто боятся выражать свое мнение при чиновниках.

В декабре 2016 года Узбекско-германский форум по правам человека опубликовал свой доклад «Принудительный труд в хлопковом секторе Узбекистана. Предварительные результаты сбора хлопка 2016 года». В документе отражены многочисленные случаи использования труда школьников и студентов, врачей и учителей.

Государство, выгоняя народ на поля, не гнушается применять любые методы. Кого-то запугивают отчислением из вуза или проблемами с получением диплома, кого-то – увольнением с работы. Были даже случаи, когда директора предприятий применяли физическую силу в отношении подчиненных, отказывающихся собирать «белое золото» или не выполняющих норму.

Распространенной практикой являются принудительные «заявления» о добровольном участии в «сборе урожая». Самый верный способ не участвовать в хлопковой кампании – это откупиться, по сути оплатив работу крестьянина вместо государства. Но такой вариант актуален в массовом порядке, пожалуй, только для Ташкента, где семейный бюджет граждан позволяет создать вынужденную статью расходов.

Одним словом, в Узбекистане по-прежнему, как и 10, и 20 лет назад хлопок собирают не только хлопкоробы, но и хлопкорабы.

Что говорят эксперты

Приходится еще раз удивляться тому, что американские промышленники, разрешив узбекским текстильщикам привезти свою продукцию на выставку, согласились с данными властей и проигнорировали доклады независимых экспертов и международных комиссий.

Видением ситуации поделился историк, социолог, ассоциированный научный сотрудник лондонской Школы восточных и африканских исследований (SOAS) Алишер Ильхамов:

А.Ильхамов
«Узбекистан пытается придать ускорение своей текстильной промышленности, производящей продукцию с более высокой добавленной стоимостью по сравнению с хлопковолокном. Но одновременно узбекский текстиль легче «поддается» бойкоту, чем хлопковолокно. Как известно, более 150 торговых компаний, в основном американских, подписали обязательство бойкотировать узбекский хлопок, при условии, что они могут распознать происхождение узбекского хлопка в покупаемом текстиле. До сих пор это обязательство было трудно реализовать с практической точки зрения, поскольку в Бангладеш, через который проходит львиная доля узбекского хлопка при переработке его в пряжу, хлопковолокно из Узбекистана смешивается с хлопком из других стран. В итоге в пряже, которую Бангладеш продает на западный рынок, трудно распознать, из какого сырья она произведена. Но задачи бойкота облегчаются, если узбекский хлопок поступает в виде пряжи и другой текстильной продукции напрямую на западные рынки. В таком случае, чтобы избежать санкций, узбекской стороне необходимо убедить западных партнеров, что с принудительным трудом при выращивании и сборе хлопка покончено. Но мы-то знаем, что это не так, что в этом вопросе больше обещаний, чем реального прогресса.

К тому же, американское законодательство запрещает ввозить в Штаты продукцию, произведенную принудительным трудом. На этом основании «Хлопковой кампании» (Cotton Campaign), борющейся против принудительного труда, однажды удалось добиться ареста и «депортации» текстиля, привезенного сингапурской (индонезийской) фирмой «Индорама», которая имеет текстильное производство в Узбекистане. Думаю, что у «Хлопковой кампании» открывается прекрасная возможность для предъявления исков по недопущению узбекского текстиля на американский рынок. При условии, если в Узбекистане на деле не будет искоренен принудительный труд».

Своей точкой зрения на ситуацию в хлопковом секторе в целом и в связи с приглашением узбекских текстильных компаний в Америку поделилась директор Узбекско-германского форума по правам человека Умида Ниязова:

У.Ниязова
«Похоже, что благодаря своим пламенным изобличительным речам, которые так отличают его от Ислама Каримова, президент Шавкат Мирзиёев получает большой кредит доверия от иностранных государств и бизнеса. Я думаю, с этим связан допуск производителей узбекского текстиля на международные выставки. Узбекистан пытается изо всех сил показать, что проблемы в хлопковой отрасли остались в прошлом, и некоторые шаги, которые предприняло правительство республики осенью 2017 года, должны были показать, что с принудительным трудом в хлопковом секторе покончено.

Последний сезон хлопка был собран без студентов, была попытки вернуть учителей и медицинских работников, ранее отправленных собирать хлопок. И хотя большинство студентов, впервые за многие годы, действительно были освобождены от хлопка, другие категории населения, так же как и в прошлые годы, собирали хлопок из-под палки.

Президент Мирзиёев в своем выступлении сказал, что с принудительным трудом в хлопковой отрасли отныне покончено. К сожалению, это не так, и президент или не знает об этом, или вводит всех в заблуждение. Я готова отметить тенденцию к изменению ситуации к лучшему, однако предстоит еще сделать очень многое, чтобы действительно принудительный труд ушел в прошлое.

И действительно, после долгих лет сумрачного застоя появилась надежда, что хлопковая отрасль, наконец, будет реформирована, что фермерам не будут навязывать выращивание хлопка, что государство отменит план для регионов и соответственно регионы освободят организации от хлопкового бремени.

На сегодняшний день производители текстиля в Узбекистане продолжают получать прибыль от хлопка, который во многом основан на принудительном труде. Для того, чтобы это понять достаточно послушать, как осенью 2017 года хокимы (главы администраций.– Прим. «Ферганы») на ночных собраниях оскорбляли, унижали, угрожали директорам различных государственных организаций за невыполнения нормы. Эти хокимы не были уволены, не были наказаны за принуждение к труду, и это явный показатель того, что хокимы лишь выполняли государственное задание.

Поэтому слишком рано рекламировать узбекский текстиль, но честно говоря, очень бы этого хотелось!».

Международное информационное агентство «Фергана»





Реклама от партнеров








РЕКЛАМА