26 Май 2018

Новости Центральной Азии

Чад отечества. Как визы и цены на билеты спасают Туркмению от массовой эмиграции

01.03.2018 12:45 msk, Атаджан Непесов

Миграция  Туркмения Турция Общество

Аэропорт Ашхабада. Фото с сайта Ashgabat.net

Самым популярным направлением авиарейсов из Ашхабада считается турецкое. И не только потому, что туркменские туристы массово отдыхают в Анталии, Бодруме, Кемере или Белеке. Речь идет о рейсах в Стамбул, выполняемых как «Туркменховаёллары» (авиакомпания «Туркменские авиалинии»), так и Turkish airlines. Билеты по этим маршрутам стабильно пользуются повышенным спросом, и самолеты обеих компаний летят набитыми под завязку. Только не туристами, а мигрантами. Потому-то среди пассажиров, регулярно летающих по маршруту Ашхабад-Стамбул (в меньшей степени – Ашхабад-Анкара), каждое новое решение о росте цен на билеты вызывает состояние, близкое к панике.

В начале 2015 года билеты «туда-обратно» по маршруту Ашхабад-Стамбул подорожали сразу на четверть - с 1240 до 1530 манат. Туркменские граждане два года привыкали к новым тарифам, но 13 января текущего года сайт Ashgabad.net, ныне не работающий, проинформировал о том, что цены на перелеты в Турцию, по сравнению с 2014 годом, выросли уже вдвое. Позже это сообщение подтвердили пользователи соцсетей - получается, теперь билет в Стамбул на рейсах «Туркменских авиалиний» стоит более 2400 манат, то есть почти 700 долларов по курсу Центрального банка страны. В Анкару только в один конец билет обойдется в 1200 манат (343 доллара). Понятно, что для большей части населения республики это неподъемные суммы.

Столь высокая популярность турецких воздушных направлении и постоянный ажиотаж с авиабилетами объясняется просто. Турция является одной из немногих стран, связанной с Ашхабадом регулярным авиасообщением, куда граждане Туркменистана могут въезжать без визы сроком до 30 дней. Впрочем, можно полететь и в Грузию, и в Косово, и в Монголию, даже на Кубу, да только туда туркменам лететь незачем, да и не на чем. «А наши люди рванули бы и в эти страны, будь туда прямые рейсы из Ашхабада», – шутит в соцсетях пользователь, работающий бортпроводником в «Туркменховаёллары».

По оценке нашего источника в госмиграционной службе Ашхабадского международного аэропорта имени Огузхана, если бы не жесткий визовый режим между Туркменистаном и большинством государств, то половина трудоспособного населения уже покинула бы страну. «Если в турецком направлении самолеты переполнены, то в другие страны, куда требуется виза, они летают практически пустыми, за исключением разве что России, - рассказал миграционщик. - Не так давно был установлен антирекорд: на многоместном «Боинге», вылетевшем в столицу одного из государств СНГ, пассажиров оказалось чуть больше, чем членов экипажа. Но самолет полетел по расписанию!»

В Париж самолеты летают практически пустыми, пассажиры – в основном, иностранцы, граждан Туркменистана на этом направлении насчитывается 3-5 человек на рейсе.

Разумеется, простым гражданам страны возня с оформлением виз представляется излишней, но зато строгий контроль за пересечением границ необходим туркменским властям. Как замечает предприниматель Кемал из Мары, «визовый режим помогает диктаторскому режиму удерживать народ в границах государства». «Часто от россиян приходится слышать, почему, мол, в Москве и других городах России полно таджиков, узбеков, киргизов и практически нет туркменов? - рассуждает Кемал. – А все очень просто: туркмены с готовностью бы ринулись в Россию, будь между двумя странами безвизовый режим. Достаточно вспомнить 1990-е годы, когда переполненные Ту-154 летели в Москву со всех аэропортов Туркменистана. Мешки с зеленью, овощами и фруктами везли туда; с одеждой и другими товарами на продажу – оттуда. Именно так люди зарабатывали себе на жизнь в условиях безработицы. Вот и сейчас, отмени Аркадаг визы, и в его и без того малонаселенной стране останутся лишь старики и дети, а молодежь и люди среднего возраста устремятся в Россию. Поэтому президент никогда не пойдет на отмену виз».


Очередь в обменный пункт в Туркмении. Фото с сайта Azathabar.com

Несомненно, безработица в Туркменистане есть и сегодня, но о ней внутри страны, как и о любом негативе, не сообщается. Относительно ее уровня в зарубежных изданиях приводятся разные цифры. Так, по данным радио «Азатлык», которое ссылается на «подслушанный» в Центробанке разговор двух высокопоставленных правительственных чиновников, уровень безработицы в республике составляет 60 процентов от общего числа трудоспособного населения. Существуют и менее критические оценки, но постоянно растущая миграция за рубеж в любом случае сдерживает рост безработицы.

По словам нашего марыйского собеседника Кемала, основную массу покидающих Туркменистан всегда составляли именно безработные и молодежь. Первые ехали на заработки, вторые - на учебу. И те, и другие, оказавшись за пределами страны, естественно, уже не попадали в статистические отчеты как безработные. Однако сегодня, говорит Кемал, наблюдается отток даже тех, кто до недавнего времени имел хоть какую-то работу, пусть даже низкооплачиваемую.

«Представьте, что ваша зарплата 1000 манат в месяц. Для Туркменистана это очень даже неплохо. Так вот, года 2-3 назад, когда курс доллара в банке и на базаре был почти на одном уровне и составлял 3,5 маната, ваша зарплата равнялась почти тремстам долларов. Сегодня, когда конвертации нет, она запрещена, а доллар на «черном рынке» подорожал в три раза и теперь стоит больше 10 манат, ваши 1000 манат приравнялись к 100 долларам. Потеря составила 200 долларов», - говорит Кемал, проведя несложные подсчеты на калькуляторе.

Конечно, в чужой стране, например, в той же Турции (и в турецкой части Кипра), где, по неофициальным данным, на нелегальном положении находятся от 350 до 400 тысяч граждан Туркменистана (то есть до 7% от общего населения республики, что делает Туркмению одним из лидеров эмиграции на планете), заработать на жизнь тоже не совсем просто. Тем не менее, именно сюда едут туркмены, иногда даже целыми семьями. Едут, чтобы остаться.

Сегодня темпы миграции несколько снизились - людские ресурсы ведь исчерпаемы, - но еще в «нулевых» десятки тысяч граждан Туркменистана ежегодно оседали в Малой Азии. Например, в 2007 году, по данным турецких властей, на 76 тысяч въехавших в страну туркменских граждан пришлось только 53 тысячи возвращенцев.

Майса Аннагелдиева (имя и фамилия изменены по ее просьбе) проживает в Стамбуле уже больше 24 лет. Она приехала в Турцию на заработки в начале 1990-х годов и считает себя пионером туркменской миграции. За четверть века жизни здесь она уже практически стала турчанкой – говорит по-турецки так, что не отличишь от местных жителей. Полностью адаптировавшись к жизни на берегах Босфора, Майса помогает только что прибывшим туркменским гражданам обосноваться, найти работу, а некоторым – даже мужа или жену. В общей сложности Аннагелдиева помогла 200 своим знакомым, дальним и близким родственникам, просто землякам из Дашогузского велаята Туркменистана.

«Это сейчас все они стали самостоятельными, уверенными в себе, крепко стоящими на ногах, а первое время все были, словно слепые котята, – тыкались во все углы, маялись, обжигались. А сколько граждан Туркменистана по незнанию, по глупости или по другим причинам не смогли устроить свою жизнь, найти себя в Турции! Тысячи. Но поверьте мне, даже они, кому не так повезло здесь, не хотят на родину возвращаться», – рассказывает Майса.

Суммы заработков у туркменских мигрантов разные. Те, кому больше повезло, получают тысячу и более долларов в месяц. Но таких везунчиков мало. В основном туркменские мигранты довольствуются зарплатой в 300-400 долларов. Однако даже такой низкой – по меркам Турции – зарплате они рады. Потому что она, во-первых, больше, чем в Туркменистане, во-вторых, позволяет им не только снимать жилье, питаться, одеваться, но и откладывать часть денег для последующей отправки оставшимся на родине детям, родителям, близким.


Самолет авиалиний Туркменистана. Фото с сайта Turkmenistan.gov.tm

Впрочем, не всем на новом месте встретились такие люди, как Майса Аннагелдиева – добрые, отзывчивые, готовые помочь. Есть и такие, кто по прибытии в Турцию попал в сексуальное рабство, кого-то насильно принудили торговать наркотиками или сумели завербовать в террористические организации по вине своих же земляков. История, рассказанная тридцатилетним Ахмедом, – тому подтверждение.

«Я приехал в Турцию с женой Наргуль, – говорит Ахмед. – Земляк из Лебапа обещал встретить, помочь с работой. Мы были в предвкушении того, что наконец-то будет у нас работа, а значит и деньги. Земляк привел нас на какую-то фабрику, о чем-то переговорил с хозяином и скрылся. Мы с женой начали работать, не разгибая спины. Месяц, второй так прошел. Я сказал владельцу фабрики, мол, времени прошло достаточно, надо бы рассчитаться. Тот удивленно так отвечает, какие, мол деньги, я за вас уже заплатил 500 долларов тому, кто вас привел сюда. Представляете, наш знакомый продал нас с женой за 500 баксов! Нам пришлось отработать срок и бежать с этой фабрики. Вот так туркмены кидают друг друга, продают своих женщин в сексуальное рабство, отбирают у них документы, угрожают им. Все это и еще многое другое мы узнали позже, когда сами через многое прошли».

Мало кому на чужбине приходится сладко, но почему-то никто, тем не менее, не хочет возвращаться в объявленный официальным Ашхабадом туркменский рай. И лайнеры «Туркменховаёллары» по-прежнему продолжают привозить на «берег турецкий» новых Ахмедов и Наргулей из самых глубинок Туркменистана, так и не дождавшихся наступления «эпохи могущества и счастья».

Атаджан Непесов

Международное информационное агентство «Фергана»




Видеоновости


РЕКЛАМА