21 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

В память о кызыл-аскере Атамурате. Туркмения во Второй мировой войне

04.05.2018 15:48 msk, Борис Соколов

День Победы История Туркмения Общество

Жители Туркмении сдают ценности в фонд обороны страны. Фото с сайта Infoabad.com

10 мая 2012 года Туркменистан перестал пользоваться словосочетанием «Великая Отечественная война», которое, однако, было заменено не на «Вторую мировую войну», как можно было ожидать, а на «Война 1941-1945 годов». Ранее, в правление Сапармурата Ниязова, 9 мая был одним из главных национальных праздников. Ведь согласно официальной биографии Туркменбаши, в 1941 году его отец, Атамурат Ниязов, добровольцем ушёл на фронт и 24 декабря 1942 года, будучи командиром отделения 535 гвардейского полка 2-й гвардейской дивизии, погиб в боях за Кавказ. По другим данным, отец Ниязова в районе села Чикола (Северная Осетия) раненым попал в плен и был расстрелян немцами. Ниязов утверждал: «В нашей стране нет ни одного человека, ни одного дома, которого бы не коснулась тень войны, кто бы не отведал ее горького хлеба. Ничем не восполнить утрату тех, кто потерял на войне сыновей-богатырей, своих любимых отцов, братьев». Но преемник Ниязова Гурбангулы Бердымухамедов решил, что советская Великая Отечественная война не может занимать центральное положение в исторической памяти независимой Туркмении.

Эвакуация в Туркмению и тыл

С августа 1941 года в Туркмению начали прибывать эвакуированные предприятия, учебные, научные, культурные заведения, в том числе Московский государственный университет. К августу 1943 года в Туркменистан прибыло 32.308 граждан, эвакуированных из прифронтовых и оккупированных областей.

За годы войны на строительство танковой колонны и боевых самолетов жителями Туркмении было сдано 7392 килограмма золотых и серебряных украшений и 243 миллиона рублей. Женщины Туркменистана изготовили и отправили фронтовикам более миллиона теплых вещей - шерстяных носков, перчаток, подшлемников, кашне. Пятая часть туркменских лошадей была мобилизована в армию.

Туркмения помогала населению освобожденных от оккупантов территорий. Только весной 1943 года туда было отправлено 15.379 голов скота. Жители Туркмении жертвовали средства на восстановление детских садов и яслей Харьковской области, на помощь жителям разрушенного Минска… Ашхабад шефствовал над Ельней и посылал туда пшеницу, мясо, сухофрукты, шерсть. Всего было отправлено 2 миллиона теплых вещей, более 10.000 индивидуальных посылок, 300 вагонов подарков бойцам и офицерам Красной Армии.

После оккупации немцами летом 1942 года Ростова-на-Дону и части Северного Кавказа Ашхабадская железная дорога превратилась в основную магистраль, связывавшую Закавказье через Каспийское море с фронтами и центром страны. Именно по ней перебрасывались войска, военная техника и боеприпасы. Грузы поступали в обоих направлениях из нескольких портов Каспия: Махачкалы, Дербента, Баку, Астрахани - и через Ашхабадскую железную дорогу - в другие республики Средней Азии и Западную Сибирь. С августа 1942 года красноводский порт стал важнейшей базой по снабжению и пополнению людьми и техникой Закавказского фронта. В декабре 1942 года военных грузов отсюда было отправлено в 67 раз больше, чем в июле 1942 года. В Красноводске временами скапливалось до 30 тысяч беженцев, что превышало все население города до войны.

Гранаты, мины и другие боеприпасы начали производиться на ашхабадских заводах «Красный Металлист», «Красный Молот», в тепловозном депо, на Кизыл-Арватском паровозовагоноремонтном заводе. В Ашхабаде была размещена Армавирская табачная фабрика. В Туркмении были открыты десятки новых предприятий, работавших на нужды фронта, в том числе производство шелка для парашютов.


Сборка мин на заводе в Туркмении. Фото с сайта Infoabad.com

Одновременно в республике увеличили посевные площади под зерновые и кормовые культуры. Достигалось это предельным напряжением сил. 93 процента подростков участвовали в сельхозработах. Был увеличен обязательный минимум трудодней (а кое-где нормы вообще удвоены), создавались бригады, состоящие только из стариков и молодежи. Продовольственные проблемы горожан и эвакуированных были частично решены созданием подсобных хозяйств предприятий и госучреждений.

Тысячи туркмен были направлены на Урал для работы на его заводах и строительства новых. Людей часто привозили прямо в чистое поле, где колышками и веревками были обозначены территории будущих цехов. Первое время приходилось жить в землянках, что наряду с непривычным холодным климатом и недостатком продовольствия приводило к большой смертности.

Жители Туркмении на фронте

В Туркмении, как и по всему СССР, было введено всеобщее обязательное военное обучение мужчин в возрасте от 16 до 50 лет, но этими знаниями овладели и несколько тысяч девушек.


Инструктаж призванных на фронт жителей Туркмении. Фото с сайта Infoabad.com

Были созданы 87 туркменская стрелковая бригада, 97 и 98 туркменские кавалерийские дивизии. В директиве Генерального штаба от 25 марта 1942 года относительно национальных воинских соединений говорилось, что они «недостаточно подготовлены, не сколочены и не отвечают всем требованиям современного боя».

88 отдельная стрелковая бригада, которую также иногда называют туркменской, была таковой лишь по месту формирования в Туркмении. Ее личный состав состоял, главным образом, из китайцев и корейцев, сосланных в Среднюю Азию в предвоенные годы. В дальнейшем бригада была включена в состав Дальневосточного фронта и занималась подготовкой кадров для партизанских отрядов в Корее и Китае. Формирование же 98 кавалерийской дивизии так и не было завершено. Зато преимущественно туркменскими были 18 кавдивизия, которая в марте–июле 1942 года в составе 11 кавалерийского корпуса действовала в тылу противника западнее Вязьмы и почти полностью погибла при прорыве из окружения, 83 горнострелковая дивизия, в октябре 1943 года преобразованная в 128 гвардейскую горно-стрелковую Туркестанскую Краснознаменную дивизию, и 72 горнострелковая дивизия, уничтоженная осенью 1941 года на Юго-Западном фронте.

Уже в июле 1941 года к званию Героя Советского Союза был представлен туркмен Курбан Дурды. Звание Героя было присвоено ему за смелую вылазку в тыл врага на реке Прут, которую он провел 26 июня 1941 года, будучи командиром стрелкового отделения 389 стрелкового полка 176 стрелковой дивизии. Уже в сентябре 1941 года Курбан Дурды был демобилизован по ранению (в бою он потерял руку). В дальнейшем он был директором Музея истории Академии Наук Туркмении и скончался в феврале 1976 года в возрасте 58 лет. В независимой Туркмении Курбан Дурды был посмертно удостоен звания Герой Туркменистана. Всего Героями Советского Союза стали 25 жителей республики, включая 16 туркмен.


Курбан Дурды. Фото с сайта Warheroes.ru

97 туркменская кавалерийская дивизия вошла в состав 4 кавалерийского корпуса, действовавшего в районе Сталинграда. Корпусом командовал генерал-лейтенант Тимофей Шапкин, его заместителем был генерал-майор Якуб Кулиев, первый генерал Туркмении. Сам он по национальности был лезгин, родился в Азербайджане, но в шестимесячном возрасте был вывезен в Туркмению, где и вырос, а в дальнейшем проходил военную службу. Кулиев руководил формированием 97 дивизии и 11 февраля 1942 года был произведен в генерал-майоры. В ходе советского контрнаступления под Сталинградом Кулиев возглавил рейд 61 кавалерийской дивизии по тылам румынских войск и разгромил 8 румынскую кавдивизию. 20 декабря 1942 года в районе Котельниково генерал Кулиев был тяжело ранен осколком авиабомбы и скончался по пути в госпиталь. Посмертно он был удостоен ордена Ленина и похоронен в городе Мары, где главным образом проходила его служба.

В письме трудящихся Туркменистана, врученном воинам 87 Туркменской отдельной стрелковой бригады в связи с 25-й годовщиной Красной Армии, говорилось: «Помни, кызыл-аскер! (красный солдат) Помни, джигит! На берегах Азовского моря, в степях Украины, в великорусских районах и под Ленинградом ты защищаешь солнечную Туркмению, мать, жену и детей своих. Пусть это сознание укрепляет силы твоей руки и повышает меткость твоего глаза!»

При Туркменбаши была введена в оборот цифра 700 тысяч погибших в войне уроженцев Туркменистана. С тех пор новой цифры так и не появилось.

Следует учесть, что на 1 января 1941 года все население Туркмении оценивалось в 1322,8 тыс. человек, к середине года оно могло вырасти до 1340 тыс. («Военно-исторический журнал, 1991, №2. С. 26.) Потери в 700 тыс. погибших составляют 52,2% от общей численности населения. Если добавить сюда 32,3 тыс. эвакуированных, доля погибших понизится до 51,0%. Согласно данным переписи 1939 году в СССР проживало 812.404 туркмена. При этом население Туркмении составляло 1.251.883 человека, в том числе 741.488 туркмен.

В середине 1941 года за пределами Туркмении могли жить около 76 тыс. туркмен. Туркменбаши считал себя повелителем «всех туркмен». Если предположить, что он суммировал жертвы как населения Туркмении, так и всех туркмен Советского Союза, то от этой величины 700 тыс. погибших составят 48,3%. Но и эта цифра представляется невероятной. По нашей оценке, число погибших и умерших в войну советских граждан, включая мирное население, составляет около 20% от численности населения СССР в середине 1941 года. Если потери населения Туркмении, включая эвакуированных, и всех остальных туркмен в сумме составляли примерно ту же пропорцию, то они могли составить около 290 тысяч, что, во всяком случае, в 2,4 раза меньше ниязовских 700 тыс. человек.

Возможно, реальные потери Туркмении и туркмен были близки к 290 тыс. человек. Туркмены из всех народов Центральной Азии считались наиболее воинственными. Неслучайно единственное крупное поражение в ходе завоевания Центральной Азии в XIX веке русская армия потерпела именно от туркмен в Ахалтекинской экспедиции 1879 года. Много туркмен добровольно служило в царской армии, из них был составлен Туркменский (Текинский) конный полк. И в 1941 году в первые же дни войны на фронт ушли более 3 тыс. добровольцев-туркмен. С учетом этого, доля туркменов в боевых частях могла быть близкой к средней по стране, равно как и доля потерь. Вероятно, и доля мобилизованных была близка к 20% - среднему показателю по СССР. Тогда на фронт могло уйти около 268 тыс. жителей Туркмении, из которых около 160 тыс. погибли.


Туркменские солдаты и офицеры. Фото с сайта Infoabad.com

Туркмены-коллаборационисты

Часть туркмен-красноармейцев, попавших в плен, оказались в созданном немцами Туркестанском легионе. Там же служили и туркмены-эмигранты, среди которых было и некоторое число офицеров, прежде служивших в русской кавалерии. Самым влиятельным среди них был хан Николай (Ника) (Хыдыр-хан) Йомудский (йомуды - один из главных туркменских родов). Он родился около 1895 года в Тифлисе. В годы Первой мировой войны он был корнетом Черниговского гусарского полка, а в гражданскую войну служил в 1 Кавказском полку Кубанского казачьего войска. В 1919 году Ника Йомудский эмигрировал в Константинополь, а потом во Францию. Он поступил во французскую армию и дослужился до капитана. После нападения Германии на СССР Хыдыр-хан был членом Национального Комитета объединения Туркестана (НКОТ), где в 1945 году возглавлял военно-исторический отдел, и членом Комитета освобождения народов России (КОНР) во главе с Андреем Власовым. Член КОНР генерал Василий Малышкин на следствии показал, что хан Йомудский на одном из заседаний предложил организовать при КОНРе «Туркестанский национальный совет» (ТНС) под его руководством, в качестве конкурента НКОТ (с Вели Каюм-ханом Хыдыр-хан не ладил). Выступление он закончил пафосным: «Аллах нам поможет одержать победу над Советами и воссоздать Великую Туркестанскую империю».

Из-за краха Германии ТНС создать не успели, да и немцы предпочитали иметь дело с одним НКОТ. После капитуляции Германии Хыдыр-хан Йомудский, благодаря своему французскому гражданству, вернулся во Францию. Туда же он смог вывезти нескольких офицеров-туркмен из числа бывших военнопленных, которые избежали выдачи СССР благодаря тому, что с помощью Йомудского получили турецкое гражданство. Двум таким ветеранам Туркестанского легиона, братьям Курту и Аману Бердымуратовым, проживавшим в то время в Чехии, Сапармурат Ниязов в 1998 году предоставил туркменское гражданство. Хыдыр-хан Йомудский умер в Ницце в 1969 году.

Борис Соколов, специально для «Ферганы»

Международное информационное агентство «Фергана»