13 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Сельские учителя против «Тигров». Таджикистан во Второй мировой войне

05.05.2018 09:18 msk, Борис Соколов

День Победы История Таджикистан Общество

Таджикистанские кавалеристы из 61 дивизии. Фото с сайта News.tj

В третьем материале из цикла статей российского историка Бориса Соколова, посвященного участию во Второй мировой войне советских республик Центральной Азии, речь пойдет о Таджикистане. Удаленное положение, сложные географические условия и беспокойная во все времена граница с Афганистаном не помешали жителям республики внести вклад в победу над Германией и ее союзниками - своим трудом и своими жизнями. Тем более что Таджикистан был, пожалуй, единственной республикой региона, которой грозило непосредственное вторжение врага - контактировавших с нацистами остатков басмаческого подполья из Афганистана.

Тыл - фронту

В Таджикистан было эвакуировано меньше предприятий, чем в другие республики Центральной Азии. Это объяснялось близостью афганской границы, где все еще оставались отряды басмачей, и неблагоприятными условиями размещения эвакуированных. Таджикистан – наименьшая по площади из всех республик Центральной Азии, и 93% ее территории занимают горы.

За годы Великой Отечественной войны трудящиеся Таджикистана внесли в Фонд обороны и строительства вооружения, включая займы и лотереи, свыше 1 млрд. рублей. На фронт было отправлено более 150 вагонов с подарками. Колхозники республики дополнительно продали по государственным ценам и сдали в Фонд обороны страны 1015 тонн продовольственного зерна и 213 тонн мяса. Для снабжения населения городов республики местными дехканами было направлено 2014 тонн картофеля и овощей и 458 тонн фруктов.

В январе 1943 года было опубликовано письмо трудящихся Таджикистана бойцам-таджикам, сражавшимся на фронтах войны: «Где бы вы ни сражались – на берегах Дона, в степях Украины, в окрестностях Ленинграда, – вы защищаете Сталинабад, берега Пянджа, горы Памира, долины Вахша и Ленинабада… русские, украинцы, белорусы, грузины, узбеки, таджики, казахи, киргизы - все мы дети этой великой Родины. Наша страна СССР. Солнечный Таджикистан – ее неотъемлемая часть».


Трудармейцы из Таджикистана на строительстве объекта на Урале. Фото с сайта Tjk.rus4all.ru

В республике был налажен выпуск снаряжения, обмундирования, парашютного шелка, армейской обуви. Рабочий день на заводах и фабриках длился 10–11 часов.

Колхозы и совхозы Таджикистана должны были поставлять промышленности важные виды стратегического сырья: хлопок и шелк, зерно и животноводческую продукцию. Всего за годы войны в республике было произведено 178 тыс. тонн хлопковолокна, 770 тонн шелковой пряжи, свыше 6,5 млн. метров шелковых тканей.

Осенью 1941 года в Сталинабад (ныне - Душанбе) стали прибывать эвакуированные творческие коллективы. Среди них были такие известные, как ленинградский театр эстрады и миниатюр Аркадия Райкина, московский Государственный цыганский театр «Ромэн», цирк Юрия Дурова и другие коллективы.

Жители Таджикистана на фронте

В октябре 1941 года из Таджикистана на защиту Москвы была направлена 20 Краснознаменная ордена Ленина таджикская горно-кавалерийская дивизия. Она действовала в составе 2 гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора Льва Доватора, неоднократно совершала глубокие рейды по тылам противника. В марте 1943 года 20 дивизия попала в окружение в районе Севска и была практически полностью уничтожена. В сентябре 1943 года, после переформирования, 20 дивизия стала 17 гвардейской кавалерийской и закончила войну недалеко от Берлина, на берегах Эльбы. Но таджиков в ее составе практически не было уже с конца 1942 года.

Под Сталинградом начался боевой путь 61 кавалерийской дивизии, сформированной в Таджикистане. Кроме таджиков, в ее составе были узбеки, русские и татары. 61 дивизия была практически полностью уничтожена в столкновении с деблокирующей группировкой 4 немецкой танковой армии, пытавшейся вызволить окруженную в Сталинграде армию Паулюса (операция «Винтергевиттер»). В самом Сталинграде, в знаменитом доме Павлова, героически сражался таджик Ахмад Турдыев.


Сотрудники эвакогоспиталя в Таджикистане. Фото с сайта News.tj

Из-за широкого развития басмачества в Таджикистане, а также бегства значительной части местной элиты в Афганистан вместе с последним эмиром Бухарским, в СССР перед войной сохранялось определенное недоверие к таджикам. В Красной Армии было очень мало таджиков на старших командных должностях, в том числе – из-за слабого знания русского языка. Ведь до революции большинство таджиков жили на территории Бухарского эмирата, который не был частью Российской империи, а являлся лишь ее вассалом. Отчасти поэтому в годы Второй мировой войны в Красной Армии не появилось ни одного генерала-таджика. Первым таджикским генералом стал в 1962 году Мастибек Ташмухамедов, занимавший в том момент пост военного комиссара Таджикистана. Войну он закончил замполитом 545 стрелкового полка 389 стрелковой дивизии, будучи неоднократно ранен и награжден. В 1937 году Ташмухамедов был арестован, но через 9 месяцев освобожден из-за недоказанности связи с «врагами народа», однако его уволили с должности заместителя начальника политотдела 20 кавалерийской дивизии и вообще из Красной Армии, куда вернулся только с началом войны. Скончался Ташмухамедов в 1988 году в возрасте 79 лет.

Цена войны

Более 290 тысяч жителей Таджикистана отправились на фронт. С войны домой не вернулось более 100 тысяч человек.

В январе 1941 года численность населения Таджикистана оценивалась в 1566 тыс. человек. К началу войны она могла вырасти до 1577 тыс. человек. При этом городское население составляло всего 21,2%, тогда как в соседнем Узбекистане, например, - 25,0%. (Военно-исторический журнал, 1991, № 2. С. 26.) Следовательно, в Красную Армию было мобилизовано 18,4% довоенного населения республики. На фронте погибло 34,5% от общего числа призванных, что почти вдвое меньше показателя по СССР в целом, который составляет около 60%.


Вручение боевых наград в военном госпитале в Сталинабаде. Фото с сайта News.tj

Согласно переписи 1939 года, таджики составляли 59,5% населения Таджикистана, другие народы Центральной Азии - 26,8%, в том числе узбеки – 23,8%. Русских было 9,1%, а украинцев – 1,2%. Например, для Казахстана процент погибших среди казахов и других коренных народов Центральной Азии был в 1,9 раза меньше, чем среди некоренного населения. Действием этого же фактора объясняется то, что доля погибших среди мобилизованных в Таджикистане была в 1,7 раза меньше, чем в среднем по СССР. Жители Таджикистана из-за плохого знания русского языка, предполагаемой политической неблагонадежности, отсутствия опыта военной службы (в царскую армию они не призывались, а в Красную Армию призывались довольно ограничено) несли службу, главным образом, в тыловых частях.

В 2015 году в Таджикистане оставалось около 1200 ветеранов Великой Отечественной войны, а в 2017 году – только 447.

45 тыс. жителей Таджикистана были отправлены на Урал в 1942 году в составе трудовой армии для работы на заводах. Многие умерли там от голода и холода, однако некоторые остались здесь жить. Трудармейцы жили в бараках человек по 20. Если кто-то из них заболевал и умирал зимой, то его тело выносили на улицу и оставляли перед дверью. Только весной, когда набиралось несколько трупов, копали яму и всех хоронили в этой братской могиле.

Гражданских лиц на территории Таджикистана умерло 70.000 человек. Это объяснялось тем, что в республике было сравнительно мало земель, годных для выращивания продовольственных культур, посевы которых также были сокращены из-за расширения в условиях военного времени посевов хлопка. Особенно тяжело приходилось эвакуированным, но и коренному населению жилось несладко. Нарком внутренних дел Таджикской ССР Андрей Харченко 21 мая 1945 года телеграфировал наркому внутренних дел СССР Лаврентию Берии:

«Докладываю о продовольственных затруднениях в отдельных районах Таджикистана.

Низкий урожай 1944 года в этих районах не обеспечил оплату натурой трудодней колхозников. В Ленинабадской области... нами выявлено 20 человек, умерших от истощения, и 500 человек, опухших от недоедания. В Сталинабадской области... умерло от истощения свыше 70 человек. Имеются также истощенные и опухшие. Такие факты имеют место и в Курган-Тюбинской, Кулябской, Гармской областях.

Оказанная помощь этим районам на месте является незначительной. В связи с этим ЦК КП(б) и СНК Таджикистана возбудили вопрос перед правительством СССР об оказании помощи».

54 жителя Таджикистана были удостоены высшего звания Героя Советского Союза. Младший сержант таджик Исмаил Хамзалиев, работавший до войны учителем в средней школе, был командиром орудийного расчета истребительно-противотанковой артиллерийской батареи 79 танковой бригады 19 танкового корпуса на Центральном фронте. 8 июля 1943 года во время отражения германского наступления на Курск севернее села Молотычи (Фатежский район Курской области) погиб наводчик орудия. Тогда Хамзалиев сам встал к панораме и лично подбил 3 вражеских танка. 10 июля в бою за важную высоту одним из вражеских снарядов орудие Хамзалиева было выведено из строя. Мгновенно оценив обстановку, младший сержант открыл огонь из соседнего орудия, расчет которого погиб. В ходе боя Хамзалиев был тяжело ранен, но, истекая кровью, продолжал вести огонь и вывел из строя ещё 2 танка противника, в том числе один новейший «Тигр». Он умер от ран 16 августа 1943 года. 8 сентября 1943 года Исмаилу Хамзалиеву посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Уроженец Хатлонской области, командир орудия 213 гвардейского гаубичного артиллерийского полка гвардии старший сержант Сафар Амиршоев 16 июня 1944 года у поселка Жежмаряй в Литве первым развернул гаубицу против прорвавшихся немецких танков и подбил головной танк. Затем он подбил еще два танка, но был смертельно ранен. 25 сентября 1944 года Сафару Амиршоеву посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.


Таджикские кавалеристы в дозоре. Фото с сайта News.tj

Война и таджикская эмиграция

В созданном немцами Туркестанском легионе, равно как и в Национальном Комитете объединения Туркестана, таджиков было мало, и они не играли там заметной роли из-за преобладания узбеков и казахов. Здесь сказывалось как относительная немногочисленность таджиков среди советских военнопленных, так и отсутствие в Европе сколько-нибудь заметной таджикской эмиграции. Большинство таджикских эмигрантов с начала 20-х годов концентрировалось в Афганистане вокруг бывшего эмира Бухарского Саида Алим-хана.

Немало влиятельных деятелей бухарской эмиграции обосновались в приграничных с Таджикистаном районах Афганистана. В их числе были таджики: один из предводителей басмачей Хамранкул-бек, Яхья Ходжа Содур — духовное лицо, состоял в родстве с эмиром Бухарским, и бывший посол Бухарской народной республики в Афганистане Хашим Шайх Якубов. С помощью германского посольства в Афганистане бухарская эмиграция, состоявшая, в основном, из узбеков и таджиков, получив от немцев более миллиона афгани, рассчитывала поднять восстание в Таджикистане летом 1942 года, а затем прорваться в Узбекистан.

Однако посланные на территорию СССР разведчики сообщили, то шансов на успех нет, поскольку в Таджикистане слишком много советских войск, потенциальные участники восстания либо арестованы, либо отправлены на фронт и в трудармию, а отсутствие продовольствия в припамирских районах не позволит содержать там сколько-нибудь многочисленные отряды. Восстание было перенесено на март 1943 года в расчете на то, что дальнейшие успехи германских войск заставят Москву перебросить на фронт войска из Центральной Азии и усилят антисоветские настроения среди таджикского и узбекского населения. Однако разгром немцев под Сталинградом и при Эль-Аламейне сделали восстание в Таджикистане бессмысленным. Афганское же правительство, убедившись в неизбежности поражения Германии, вынуждено было предпринять меры против лидеров бухарской эмиграции.

27 апреля 1943 года глава НКГБ Всеволод Меркулов докладывал Сталину, Молотову и Берии:

«Афганское правительство начало опасаться, что тайные переговоры и приготовления эмиграции, направленные против СССР, чреваты последствиями для самого Афганистана. Кроме этого, афганское правительство, зная, что мы внимательно следим за каждым шагом эмигрантов, опасалось, что действия эмиграции могут вызвать с нашей стороны решительные контрмеры. Эти опасения усугубились фактом длительного отсутствия посла СССР в Афганистане тов. Михайлова, уполномоченного Востокинторга, и ликвидацией отделения Внешторгбанка.

В связи с этим 4 апреля с. г. в г. Кабуле тайной полицией арестованы следующие вожаки среднеазиатской эмиграции, входившие в состав эмигрантского центра:

1. Сеид Мубашир-хан Тарази.

2. Насрулла-хан (сын Тарази).

3. Курширмат (Шир Мамед).

4. Нурмамед (Hyp Мухаммед).

5. Сеид Хабибулла Тура.

6. Кари Убайдулла.

Арест был произведен по личному приказанию премьер-министра.

Дом Тарази подвергался двукратному обыску, в результате которого было обнаружено около 1100 тысяч афгани.

Следствие ведет в строгом секрете лично начальник тайной полиции и результаты докладывает непосредственно премьеру.

Афганскими властями на севере страны задержаны в пути следования на советскую территорию эмигранты Абдулла Кары и Абдул Рассуль Ходжа, направлявшиеся по заданию центра в Советский Союз для подготовительных мероприятий и для связи с контрреволюционным подпольем.

Задержанные признались в том, что они направлялись в Советский Союз по заданию Тарази. К настоящему времени тайной полицией арестовано около 20 человек.

Арестованные дают развернутые показания о враждебных Советскому Союзу действиях эмиграции и признались в том, что Тарази финансировал их работу. Арестованный эмигрант Уста Абдукадыр заявил, что Тарази получил от немцев и японцев крупную сумму денег и что организация Тарази охватила своей деятельностью значительные районы Северного Афганистана (Мазар, Имам-Саиб, Андхой), где должны были сосредоточиться басмаческие банды для действий против Советского Союза».

Тем не менее, отдельные вооруженные отряды в Таджикистан бухарская эмиграция все же засылала. Но в условиях острой нехватки продовольствия они вынуждены были изымать его у местных жителей, тем самым настраивая людей против себя. Так, в Хатлонской области Таджикистана в 1944 году была раскрыта и ликвидирована группа диверсантов из 50 человек во главе с Давлатом Мусо, занимавшаяся грабежом местного населения.

Борис Соколов, специально для «Ферганы»

Международное информационное агентство «Фергана»