25 Май 2018

Новости Центральной Азии

Переправа через смерть. Почему первый таджикский генерал так и не стал Героем Советского Союза

08.05.2018 17:21 msk, Ульфат Масум

День Победы Таджикистан Интересные люди

Мастибек Ташмухамедов

В этом году первому таджикскому генералу Мастибеку Ташмухамедову исполнилось бы 110 лет. Много невзгод выпало на долю генерала: репрессии, война, ранения, потери детей. Судьбы испытывала его на прочность, но не сломала. Он остался в памяти людей примером благородства, порядочности и чести.

«Если меня спросят, кто во время войны вам запомнился больше всех, я без промедления отвечу — Мастибек Ташмухамедов, комиссар 545 стрелкового полка. На свете много чистых и светлых людей, но я не ошибусь, если назову майора Ташмухамедова кристально чистым. Все с ним советовались, ему раскрывали душу как самому близкому человеку, почему-то все сразу испытывали к нему симпатию. Один раз побеседовав с ним, уже казалось, что ты знаешь его всю жизнь. Он был очень заботливым по отношению к людям», — писал про него в 1944 году редактор газеты «За Родину» 389 стрелковой дивизии Семен Емельянов.

Именем Ташмухамедова названы средняя школа в его родном памирском кишлаке Поршневе, Суворовское военное училище в Душанбе. В советское время о нем были сняты документальные фильмы. В канун Дня Победы о жизненном пути генерала «Фергане» рассказали его близкие и те, кому посчастливилось быть знакомым с Мастибеком Ташмухамедовым.

Комсомольский работник

Родился Мастибек Давлятович Ташмухамедов 24 декабря 1908 года в местечке Миденшор кишлака Поршнев (ныне территория Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана) в крестьянской семье. Его прадеда в XIX веке сослали на Памир из Гиссара (город неподалеку от Душанбе). Мастибек был самым старшим из пятерых детей в семье, и на него с детства было возложено много обязанностей. В своей книге «Судьба» его младший брат Акрамбек Ташмухамедов вспоминает, что Мастибек был терпеливым, малоразговорчивым и очень скромным с детства.

Несмотря на то, что Мастибек был основным помощником родителей, отец решил дать ему возможность учиться. В 1918 году он отвез сына в Хорог (ныне — областной центр Горного Бадахшана), где преподавали известные памирские просветители Охон (учитель) Шохфитур и Охон Сулаймон (они были не только учителями, но и учеными, написавшими «Историю Бадахшана»). Мастибек хорошо учился, его тянуло ко всему новому. Когда ему было 15 лет, его приняли в комсомол.

В 1925 году Мастибека в числе 30 лучших учеников отправили в Ташкент учиться в «Дорул Муаллимин» — учебное заведение, в котором готовили учителей-таджиков. Среди студентов, с которыми учился Мастибек, были будущие известные литераторы — писатель Сотим Улугзаде и поэт Мирзо Турсунзаде, с которым у него завязалась дружба на долгие годы. Мастибека выбрали секретарем комсомола в «Дорул Муаллимине», где он не только учился, но и работал помощником преподавателей. Получая скромную зарплату, он отправлял ее пожилым родителям, которые нуждались — своей семье Мастибек помогал всегда.

По возвращении в Таджикистан в 1927 году Мастибека Ташмухамедова послали в Кангурт (юг республики) создавать комсомольскую организацию. Шла гражданская война, в кишлаках орудовали басмачи. Жители к новой власти относились с опаской. Однажды, во время поездки Мастибека с комсомольцем Михаилом Ивановым в Дангару, председатель сельсовета, опасаясь за жизнь своих родных, отказал им в ночлеге. Юноши вышли на улицу, где встретили старика Курбонали, который по-отечески пожалел их и пригласил к себе в дом.

Поздней ночью в кишлак ворвались басмачи, которых кто-то предупредил, что в доме у старого Курбонали остановились комсомольцы. Услышав выстрелы, старик спрятал их в старом заброшенном сарае под стогом сена. Басмачи привязали старика к дереву, били, пытали, заставляя сказать, где он прячет приезжих. Вся семья Курбонали плакала, видя, как его мучают, но никто из них не выдал комсомольцев.

К счастью, мимо села проходил отряд красноармейцев, они вступили в бой и уничтожили басмачей. Мастибек отвязал Курбонали, омыл его раны и спросил, почему Курбонали не выдал незнакомых ему людей. «Бог создал людей, чтобы они помогали друг другу. Вы молодые, вам жить да жить, а я уже старик и прожил свою жизнь», — ответил Курбонали. Доброту старика Мастибек запомнил — он навещал его, помогал, чем мог, пятеро детей Курбонали тоже часто приезжали к Мастибеку.

До 1935 года Ташмухамедов был на комсомольской работе — вначале секретарем комсомольской организации Куляба, а затем и секретарем ЦК ЛКСМ Таджикистана. По роду своей деятельности часто ездил по стране, в том числе и на строившийся тогда Вахшский канал, где работал его друг Мирсаид Миршакар, ставший впоследствии Народным поэтом Таджикистана. Там он познакомился с известным писателем Бруно Ясенским, автором романа «Человек меняет кожу», подолгу беседовал с ним.


Генерал Ташмухамедов и Народный поэт Таджикистана Мирсаид Миршакар

Под катком репрессий

Военная карьера Мастибека Ташмухамедова началась с назначения его комиссаром 147 полка 20 конной дивизии. Это было как раз в середине 1930-х годов, когда наступили смутные времена, начались репрессии. Затронули они и Мастибека. В 1937 году по ложному обвинению в антисоветской деятельности был арестован и расстрелян председатель Центрального исполнительного комитета Таджикской ССР Шириншо Шотемур. Всех, кто был близок к нему, в том числе жителей его родного села Поршнев, также арестовывали и расстреливали. В 1938 году как односельчан Шотемура арестовали Мастибека и его 18-летнего брата Акрамбека Ташмухамедова, который служил в армии.

Как вспоминал Акрамбек, уже будучи в тюрьме, он узнал, что Мастибека тоже арестовали и держали в карцере, где были невыносимые условия — сырость, вода по колено. Однако после освобождения Мастибек никогда и нигде не говорил о тюрьме и пытках. Мастибека продержали 9 месяцев и отпустили, так и не добившись от него признательных показаний в связях с Шотемуром.

Через несколько лет сотрудники КГБ рассказали, что тогда ему оставалось 24 часа до расстрела, но по воле случая человек, донесший на Мастибека, увидев его в коридоре тюрьмы, пожалел о содеянном и признался, что оболгал его. В это же время в Москве сняли начальника НКВД Николая Ежова, весь высший состав НКВД был расстрелян. Но на Мастибеке Ташмухамедове клеймо врага народа сохранялось еще долгих 20 лет — он находился в особом списке неблагонадежных.


Памятная доска в министерстве обороны Таджикистана с фотографиями Мастибека Ташмухамедова разных лет

Судьба оказалась благосклонна и к Акрамбеку. Его поместили в общую камеру, где содержались около 20 бывших высших советских партийных чинов, но через три месяца отпустили. За все время пребывания в тюрьме его ни разу не вызвали на допрос. Но он видел, что делают с арестованными. «Ты же еще совсем ребенок. Не дай Бог тебе увидеть допросы. Нас всех под пытками заставили признать, что мы — враги народа, шпионы», — говорил ему один из заключенных, бывший секретарь Сталинабадского обкома партии Хидиров.

Героя не дали

Выйдя из тюрьмы, Мастибек работал заместителем директора института повышения квалификации учителей. В апреле 1941 года его как кадрового офицера призвали в военкомат города Сталинабада участвовать в создании инженерной дивизии. Когда началась война, Мастибека Ташмухамедова наряду с другими военными из Таджикистана отправили в Ташкент, где создавалась 389 стрелковая дивизия. Его назначили заместителем командующего артиллерийского полка по политической работе. Боевой путь дивизии начался Северного Кавказа. Вместе со своим 545 полком Мастибек дошел до Берлина и Потсдама, принимал участие в освобождении Праги. Дивизия дважды представляла его к званию Героя Советского Союза, но высшее военное и республиканское руководство не давало своего согласия.

При переходе через Днепр в 1943 году был тяжело ранен командир полка полковник Мельник, командование взял на себя комиссар полка майор Ташмухамедов. Он вел свой полк в атаку 11 раз. За форсирование Днепра Мастибек был удостоен ордена Отечественной войны первой степени.

Ташмухамедов исполнял обязанности командира полка, когда был получен приказ переправиться через Вислу и закрепиться в местечке Божий Дар, вблизи города Сандомир, чтобы дать возможность дивизии без больших потерь переправиться на другой берег. Командир Ташмухамедов переправлял полк маленькими частями, чтобы их не засекли. Но фашисты обнаружили переправу и начали обстреливать советских солдат из разных видов оружия. Потерь не удалось избежать, но несмотря на это, полк успешно выполнил поставленную перед ним задачу. Пять человек из полка были представлены к званию Героя Советского Союза, в том числе и майор Ташмухамедов. Троим его присвоили посмертно, из двух оставшихся в живых звание Героя присвоили только капитану Сергею Батищеву. Майор Ташмухамедов был награжден орденом Красной Звезды.

В 1998 году один из таджикских военных мемуаристов, Сафар Рахмонов, рассказывал племяннику генерала Мехрали Ташмухамедову, что в советских военных архивах он видел документы о присвоении звания Героя Советского Союза комиссару 545 стрелкового полка 389 дивизии Мастибеку Ташмухамедову, а также Гулмамаду Гуломшоеву, служившему во фронтовой разведке. Однако из-за клейма врага народа будущий генерал так и не получил этого звания.


Майор Ташмухамедов (третий слева в нижнем ряду) с солдатами и офицерами

Мастибек Ташмухамедов был девять раз ранен, но неизменно возвращался в свой полк. За беспримерную отвагу и мужество он был удостоен девяти боевых орденов и тридцати медалей (два ордена Красного знамени, два — Великой Отечественной войны I-II степеней, два — Красной звезды). «Я помню всех, кто был бесстрашен. Но никогда не забуду Мастибека Ташмухамедова, потому что он был отважнее отважных. Он был со мной до окончания войны. Своей смелостью и отвагой он был примером для других солдат, а это дано не каждому», — говорил о нем командующий 389 дивизией, Герой Советского Союза, генерал-лейтенант Леонид Колобов.

Личные драмы

Первой женой Мастибека Давлятовича была Озодахоним (Ниссо) Назарова. Она стала прототипом образа Ниссо в одноименном романе Павла Лукницкого, с которым Озодахоним познакомилась в Ленинграде. По роману «Ниссо» сняли культовые фильмы режиссеры Марат Арипов (1965 год) и Давлат Худоназаров («Юности первое утро», 1979 год). Когда Ташмухамедов встретил Озодахоним, у нее был маленький сын Феликс от первого брака. Мастибек усыновил Феликса, дал ему свою фамилию. Он по-отцовски любил мальчика и заботился о нем. Феликс Ташмухамедов получил хорошее образование, 35 лет был главным режиссером Русского драматического театра имени Маяковского в Душанбе, руководил управлением искусств в Минкультуры Таджикистана. После распада Советского Союза жил в России и Израиле.

Акрамбек Ташмухамедов рассказывал, что у Озодахоним была особенная завораживающая красота, сила и притягательность, они с Мастибеком очень любили друг друга. Она родила ему двух сыновей, но, к сожалению, оба умерли еще в младенчестве. Однако через несколько лет они расстались, почему — так и осталось загадкой для родных.

В середине 1930-х годов Мастибек женился на Марго Мамлезаде, лезгинке по национальности. У них родился сын Улугбек. После войны, в 1945 году, Мастибека Ташмухамедова назначили командиром полка в Ашхабадский комиссариат Туркменской ССР. Там же он окончил заочное отделение Ашхабадского военного университета.

Во время Ашхабадского землетрясения 1948 года, которое унесло тысячи жизней, погиб и сын Мастибека Улугбек — на глазах родителей на него обвалилась стена. Смерть сына стала для Мастибека и Марго трагедией, которая до конца жизни не отпускала супругов.

Мастибек попросил руководство Туркестанского военного округа перевести его в Таджикистан. На родине он стал военкомом Кулябской области, а затем заместителем военкома республики. Они с Марго Исаевной усыновили двухлетнего Ахмадбека, сына младшего брата Мастибека — Давлатбека. У мальчика был туберкулез, Мастибек Давлятович и Марго Исаевна не жалели сил и средств на его лечение. Они вылечили и вырастили Ахмадбека, как родного ребенка.

Хозяин своей судьбы

По данным Мирзошо Ватаншоева, биографа и близкого родственника Ташмухамедова, в 1957 году Мастибек был реабилитирован и вычеркнут из списка врагов народа. В январе того же года по приказу министра обороны СССР Родиона Малиновского его назначили военным комиссаром республики, 14 лет он проработал на этой должности — вплоть до выхода на заслуженный отдых. В 1962 году Мастибек Ташмухамедов стал первым в республике военачальником, которому было присвоено звание генерал-майора.


Внук генерала Фаридун Рахматуллаев рассказывает солдатам и кадетам о своем деде

За время своей службы он успел сделать очень многое — подготовил целую плеяду молодых военных специалистов, улучшил условия проживания военнослужащих. При нем было построено 85 зданий военкоматов, в том числе республиканский военкомат в Душанбе.

Мастибек Давлятович трижды избирался депутатом Верховного совета Таджикистана. В 1983 году он был единственным делегатом из республик Центральной Азии на встрече с руководством СССР во главе с Юрием Андроповым. Его выступление на этой встрече не утратило своей актуальности и в наши дни:

«Сегодня, как никогда, повышаются требования не только к деловым качествам, но и к моральному облику руководителя. Ему доверено воспитывать людей. Он должен показывать пример. А как может воспитывать и быть примером тот, кто сам нечистоплотен, живет корыстными интересами? К сожалению, мне как члену партийной комиссии при ЦК КП Таджикистана приходится еще нередко иметь дело с подобными руководителями. Кому оказано большое доверие, с того и спрос должен быть большой», — сказал Ташмухамедов.

Брат генерала Акрамбек вспоминал, что Мастибек Давлятович был принципиальным, справедливым и очень добрым человеком. В кишлаке Туда Гиссарского района, откуда был родом их дед, вместо оставшейся от деда лачуги он построил новый дом и подарил его местному жителю, сироте Хисори Махмадназарову. Его семья до сих пор живет в этом доме.

Мастибек Давлятович никогда не торопился принимать решения, не делал скоропалительных выводов. Он был немногословным, предпочитал больше слушать других, на встречах не любил рассказывать о себе, если только об этом не просили школьники. Вообще генерал Ташмухамедов не любил, когда его возвеличивали, и перебивал собеседников, которые начинали петь ему хвалебные оды. «Восхваление — это один из способов обелить себя. Человек, который хвалит себя, прячет свои недостатки и свою несостоятельность», — говорил он.


Памятник генералу Ташмухамедову в Душанбе

Мастибек Ташмухамедов не дожил до своего 80-летия всего месяц — 18 ноября 1988 года у него случился инсульт, а 22 ноября его не стало. «Специально к нему приехал врач из Москвы, который мог продлить ему жизнь, но он не дал себя реанимировать, – говорит Масум Мамадшоев, тогдашний директор «Таджикфармации». — Все, что нужно, было сделано, медсестра в очередной раз поставила ему капельницу, но он велел убрать ее. Мастибек Ташмухамедов был хозяином своей судьбы — как жил достойно, так достойно и ушел, никого не обременяя».

Подготовила Ульфат Масум. Фото предоставлены родственниками Мастибека Ташмухамедова

Международное информационное агентство «Фергана»




Актуальное интервью


РЕКЛАМА