25 Май 2018

Новости Центральной Азии

«Алло, Фатих!» Продолжит ли Эрдоган сажать журналистов после выборов

16.05.2018 11:11 msk, Егор Петров

Политика Турция Свобода слова

Митинг в поддержку арестованных журналистов. Фото с сайта Pbs.org

В декабре 2017 года международная организация Комитет защиты журналистов (CPJ), ведущая мониторинг преследований СМИ, опубликовала доклад, согласно которому Турция второй год подряд заняла первое место в мире по числу журналистов в заключении. В 2017 CPJ насчитала в Турции 73 журналиста в тюрьме, годом ранее — 81 журналиста. Для сравнения — в Китае в 2017 году в заключении находился 41 журналист, а в Египте — 20. При этом у других организаций цифры арестованных турецких журналистов гораздо выше. Например, по данным, Турецкого профсоюза журналистов, в Турции сейчас под арестом находится 146 работников СМИ, а по данным Turkey Purge (организации молодых журналистов, отслеживающей репрессии после попытки переворота) — их около 180.

Истоки конфликта

Нынешние турецкие власти не всегда были настолько репрессивны по отношению к журналистам. «Когда Реджеп Тайип Эрдоган возглавил правительство в начале нулевых, он предоставил даже больше свободы журналистам и курдам, чем у них было до этого. Либерал с исламскими ценностями, он был многим интересен и сумел завоевать расположение даже в Европейском Союзе. Однако постепенно его отношение к медиа изменилось. Эрдоган претендовал на глобальное значение в истории страны, а журналисты его критиковали, в изданиях появлялись расследования о коррупции во власти, которые могли повлиять на мнение электората», - рассказал «Фергане» специалист по Турции, журналист Яшар Ниязбаев.

Увидев в журналистах противников, Эрдоган предпринял первые попытки давления на СМИ. В 2011 году в ходе расследования дела «Эргенекона», ультра-националистической организации, якобы планировавшей захват власти, были задержаны 14 журналистов портала Oda TV. К 2012 году в тюрьмах оказались больше 60 работников СМИ. В последующие три года их количество снизилось до 14, однако давление на СМИ все равно сохранялось, причем иногда в этом участвовал лично Эрдоган.

В 2013 году произошла серия случаев, которая позже получила название «Алло, Фатих». В интернет утекли несколько записей телефонных разговоров между Эрдоганом и Фатихом Сарачем, одним из руководителей Ciner Media, которой принадлежит Haberturk TV. В этих разговорах Эрдоган давал указания Сарачу по поводу редакционной политики, в частности, просил перестать показывать оппозиционного политика Девлета Бахчели (сейчас, кстати, Бахчели является союзником Эрдогана, и именно с его подачи президент Турции объявил о досрочных выборах).

Но самые масштабные гонения обрушились на журналистов после попытки переворота в июле 2016 года. С тех пор были задержаны более трехсот журналистов. Были закрыты больше 180 изданий, включая ежедневную газету Zaman — одно из главных оппозиционных изданий, чей тираж за несколько месяцев до закрытия достигал 650 тысяч экземпляров. В ходе ликвидации газет, журналов, радиостанций и новостных агентств были уволены около 2,5 тысяч журналистов, у 800 человек были отозваны пресс-карты. Кроме того, власти стали оказывать давление и на рекламодателей, заставляя их отказываться от сотрудничества с оппозиционными СМИ. Часть из этих изданий, которые были связаны с движением проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого власти обвинили в организации попытки переворота, была просто захвачена. С тех пор эти издания изменили свою редакционную политику и стали освещать события в проправительственном ключе. В Турции их стали называть «пингвиновые СМИ» - название появилось в 2013 году, когда один из телеканалов, не желая злить правительство, вместо трансляции протестов вокруг парка Гези стал показывать документальный фильм про пингвинов.

Самые распространенные обвинения, которые предъявляют арестованным журналистам, — причастность к терроризму и антигосударственной деятельности, которые, по мнению власти, выражаются в связях с курдскими организациями или движением «Хизмет» Гюлена. При этом в своих действиях власти Турции иной раз не слишком заботятся о последовательности и логичности обвинений. «Если газета Zaman была связана с Гюленом, то газета Cumhuriyet нет, это издание кемалистов, которые всегда очень отрицательно относились к любым проявлениям религиозности, поэтому обвинения в поддержке гюленистов в их адрес звучат очень странно», - отметил Ниязбаев. Многие журналисты находятся в заключении по несколько месяцев и вовсе без предъявления обвинений.


Пикет журналистов Cumhuriyet. Фото с сайта издания

Оттепель или предвыборный маневр?

В последние месяцы стало складываться впечатление, что власти как будто ослабили репрессивную кампанию — суды стали чаще выпускать арестованных журналистов. Например, 10 марта были отпущены два сотрудника Cumhuriyet, главный редактор Марат Сабунджу и обозреватель Ахмет Шик, в конце марта был отпущен редактор канала Fenerbahçe TV Ясир Кайя, 12 апреля освободили Филиза Зейрека, репортера прокурдского сайта Jin News, 8 мая был отпущен колумнист газеты Artı gerçek Ихсак Каракас, 11 мая суд отпустил двух колумнистов Zaman Али Булача и Мехмета Эздемира. При этом с большинства отпущенных журналистов не снимают обвинений, фактически им просто разрешают дождаться суда вне стен изолятора. Им запрещено покидать страну.

После начала чисток власти арестовали больше 60 сотрудников Zaman. Сейчас под стражей остаются 38. Из 12 арестованных в прошлом году журналистов Cumhuriyet, сейчас в заключении содержатся трое. Часть из них уже осудили, но многие отпущены и это дало некоторым наблюдателям повод говорить о попытке нормализации ситуации со стороны власти. Однако, по мнению Ниязбаева, это прямое следствие того, что страна вступила в предвыборный период. Власти заинтересованы в некотором послаблении и разрядке атмосферы, отсюда и освобождения. Эту точку зрения косвенно доказывает тот факт, что вместе с освобождениями по-прежнему происходят аресты журналистов и закрытия изданий и сайтов. К примеру, 28 марта полиция в Стамбуле задержала 27 сотрудников одной из последних прокурдских газет Özgürlükçü Demokrasi, а 8 мая четырем журналистам Zaman суд переквалифицировал обвинение на более серьезное. Если раньше им вменяли «посягательство на конституционный строй», наказание за которое достигает 15 лет заключения, то теперь их обвинили в «руководстве вооруженной террористической организацией», что грозит уже 22 годами тюрьмы.


Акция в поддержку журналистов Zaman. Фото с сайта Globaljournalist.org

Еще одним тревожным сигналом стала громкая сделка на рынке медиа в марте этого года, когда было объявлено о продаже за $890 млн независимого холдинга Dogan Media, в который входят издание Hurriyet, канал CNN Turk, служба цифрового телевидения D-Smart и центр дистрибуции YAYSAT. Покупателем холдинга стал предприниматель Эрдоган Демирорен, близкий к президенту Турции, что фактически свидетельствует о дальнейшей монополизации рынка СМИ проправительственными бизнес-группами.

Депутат оппозиционной Народной-республиканской партии (CHP) Эрен Эрдем, комментируя сделку, заявил, что большую часть упоминаний о СНР давала Hurriyet и, если присутствие СНР в медиа сейчас не превышает 17% (в то время как у правящей Партии справедливости и развития 70%), то после покупки Dogan Media эта цифра, скорее всего, станет еще меньше.

Цифровой контроль

С давлением властей и под влиянием технологических изменений независимая журналистика в Турции активно переходит в интернет. В Турции очень популярны Twitter, Facebook, YouTube. Однако власть пытается противостоять своим оппонентам и на этом пространстве. За последние годы правительство несколько раз на непродолжительное время блокировало Twitter и YouTube, а также ограничивало доступ к Facebook. В 2014 году был принят закон, позволяющий блокировать сайты без суда. По некоторым оценкам, в Турции за последние годы были заблокированы 170 тысяч сайтов. Недавно парламент утвердил новые правила для сайтов, производящих видеоконтент, теперь они должны получать лицензии наравне с телеканалами и радиостанциями. Правительство также пообещало разработать технологию, позволяющую блокировать сервисы VPN.


Реджеп Эрдоган. Фото пресс-службы президента Турции

Помимо системных мер, правительство прибегает и к традиционным кампаниям преследования оппозиционных авторов. Например, только в первый месяц после того, как Турция начала военную операцию в курдском Африне в Сирии в январе этого года, власти задержали 648 человек, которые критиковали эту операцию в соцсетях.

А среди турецких пользователей соцсетей распространено мнение о том, что власти активно используют в пропагандистских целях платных комментаторов. Их называют ак-тролли, по аналогии с названием правящей партии AK Parti.

Что будет после выборов

Практически никто из экспертов не сомневается в победе Эрдогана — если и не в первом туре, то уж наверняка во втором. Вместе с победой он получит новые расширенные полномочия — их утвердили на референдуме в прошлом году, когда страна проголосовала за переход к президентской системе. В то же время вряд ли стоит ожидать после этого нового всплеска гонений на СМИ, считает Ниязбаев: «В Турции уже сформирована информационная диктатура. Эрдогану уже ничего не нужно с этим делать. Все, кто ему не нравится, кто им недоволен - сидят, или отсидели, или испуганы, или просто лишены доступа к аудитории. Когда 95% СМИ находятся под вашим контролем, уже неважно, кто что говорит, их просто не услышат».

На сохранение нынешнего статус-кво работает и неспособность международного сообщества повлиять на репрессивную политику Турции в отношении журналистов. Никаких серьезных санкций или других попыток давления на Анкару западные державы не предпринимают, а приход к власти в США Дональда Трампа, яростного критика журналистов, по мнению правозащитников, и вовсе послужил для региональных лидеров символическим поощрением ужесточения политики против четвертой власти.

Егор Петров

Международное информационное агентство «Фергана»




Актуальное интервью


РЕКЛАМА