21 Август 2014



Новости Центральной Азии

Власти Узбекистана не одобрили выбор кандидаток на Нобелевскую премию мира

10.08.2005 11:17 msk, Арена

Власти Узбекистана стремятся ограничить участие узбекистанок в международном проекте «1000 женщинам — Нобелевская премия мира». Об этом сообщает сайт Комитета свободы слова и выражения ("Арена"). О целях и условиях проекта можно узнать здесь — http://www.1000peacewomen.org.

«Нам просто запретили выдвигать кого-либо и дали понять, что каждая кандидатура должна была быть согласована с правительством», — сказала «Арене» руководитель инициативной группы по выдвижению претенденток на Нобелевскую премию мира в Центральной Азии и Закавказье Марина Пекулина. «На наше возражение, что проект проводится не правительством Узбекистана и правительство республики не может влиять на отбор кандидаток, нам ответили, что мы и сами не можем ничего здесь делать, так как у нас нет аккредитации. Но мы не организация, мы только инициативная группа, которая помогает оргкомитету в Берне отобрать кандидаток», — добавила Марина Пекулина.

10 номинанток от Узбекистана все же были отобраны. Не все кандидатуры, видимо удовлетворили узбекские власти — многие из тех, кого выдвинула инициативная группа, столкнулись с давлением со стороны Комитета женщин Узбекистана и правоохранительных органов.

Вряд ли можно говорить, что узбекскому правительству вовсе не понравилась идея представительства страны в проекте, который покажет усилия женщин в борьбе за мир и мирное сосуществование. Скорей, не все кандидатуры пришлись по душе высшим чиновникам. Говорить об этом позволяет тот факт, что одна из номинанток — глава ННО Ассоциация деловых женщин Узбекистана «Тадбиркор аёл» Дильдора Алимбекова — официально заявила о своем участии в проекте.

Впервые Дильдора Алимбекова заявила журналистам о своем выдвижении еще в начале этого года, а Первый канал государственного узбекского телевидения даже посвятил этому 20-минутную передачу что, кстати, противоречит условиям проекта. Официально имена номинанток из всех участвующих в проекте 150 стран должны были быть объявлены только 29 июля.

Такое избирательное отношение к участницам инициативы «1000 женщинам — Нобелевская премия мира» представляется несправедливым, и редакция «Арены» решила рассказать о другой не менее достойной внимания номинантке от Узбекистана — правозащитнице из Ферганской долины Мутабар Таджибаевой.

Дав избирателям в 1999 году во время парламентских выборов обещание бороться за неукоснительное соблюдение законодательства, она не нарушила его, даже не будучи избранной.

Приход Мутабар Таджибаевой в правозащитное движение вряд ли можно назвать случайным — бухгалтер-экономист по специальности она всегда была членом профкома и отстаивала права членов трудового коллектива.

В 1999 году Мутабар Таджибаева от инициативной группы граждан выдвинула свою кандидатуру на выборах в Олий Мажлис. Несмотря на то, что ее обошли кандидаты, представлявшие партии или органы исполнительной власти, Мутабар решила, что в любом случае должна выполнить данное избирателям обещание — бороться за неукоснительное соблюдение законности.

Так в 2000 году она создала при Народно-демократической партии Узбекистана свою правозащитную организацию «Клуб пламенных сердец», главной целью которого было противостояние коррупции. Однако, уже на следующий год Мутабар Таджибаеву исключили из партии, а «Клуб» расформировали. «Слишком многих чиновников мы затронули», объясняет причину закрытия «Клуба» сама его вдохновительница. В партии ее все же восстановили, но продолжить правозащитную деятельность не позволили.

Тогда, чтобы остаться верной своим предвыборным обещаниям и совести Мутабар Таджибаевой пришлось продолжить свое дело, что называется, на общественных началах. За все время существования «Клуба пламенных сердец» он лишь однажды, в 2003 году, получил грант Агентства США по международному развитию (USAID). Существует же организация за счет добровольных пожертвований своих немногих состоятельных подопечных.

Тем не менее, Мутабар Таджибаевой удалось превратить Ферганскую область, регион один из самых сложных в смысле соблюдения прав человека, во что-то совершенно отличное от всего остального Узбекистана. «Если раньше меня и слушать никто не хотел, то теперь следователи и судьи нередко согласовывают со мной время проведения следственных мероприятий или слушаний дел в суде, чтобы я могла принять в них участие», — говорит Мутабар Таджибаева.

«Власть предержащие все больше понимают, что я просто требую соблюдения законов и ничего больше. Они поняли, что я не занимаюсь политикой, не претендую ни на какие государственные посты и в этом смысле им не конкурент», — считает Мутабар Таджибаева.

Но есть и другое, может быть более правдоподобное, объяснение этим переменам в чиновничьем настроении — уж слишком велико доверие простых ферганцев к этой не имеющей юридического образования, но способной как никто отстоять законные права и интересы, женщине.

«Прием в «Клубе пламенных сердец» начинается с раннего утра, задолго до того, как начнется официальный рабочий день. Уже в 7-8 утра у дверей «Клуба» выстраивается очередь, поток людей не кончается до самого вечера. Это я видела собственными глазами, и еще я видела, что то, что делает Мутабар это — не просто выкрикивание красивых лозунгов о правах человека, это все в Фергане работает, и власти вынуждены считаться с ее деятельностью», — поделилась с «Ареной» своим мнением руководитель инициативной группы проекта «1000 женщинам — Нобелевская премия мира» Марина Пекулина.

Популярность Мутабар Таджибаевой и ее организации у ищущих справедливости уже даже начала вызывать тревогу у профессиональных адвокатов. «Мутабар Таджибаева отбирает наш хлеб», — заявила весной этого года на съезде адвокатов Ферганской долины глава одной из преуспевающих адвокатских контор. На том же съезде ферганские адвокаты приняли решение добиваться внесений изменений в законодательство, чтобы правозащитники не могли принимать участие в уголовных и гражданских процессах.

Учитывая все это — доверие народа и профессиональную компетентность — «понимание» чиновников нужно было бы объяснять скорей боязнью и нежеланием связываться. Но все же есть что-то, что действительно могло переменить отношение властей деятельности Мутабар Таджибаевой и к правозащитному движению в целом.

В 2003 году, когда рабочие Ферганского нефтеперерабатывающего завода (ФПЗ) по нескольку месяцев не получали зарплату, «Клуб пламенных сердец» стал инициатором забастовки. Остановка предприятия и связанные с этим колоссальные убытки для области и отрасли в целом стали причиной разбирательства инцидента на самом высоком уровне — делом занялись Генеральная прокуратура и СНБ. А результатом стало не только выплата всех задолженностей по зарплате, но и возбуждение уголовных дел против 124 руководителей ФПЗ и области и возврат более 2 миллиардов сумов недополученных госказной.

Хотя Мутабар Таджибаева и отмечает, что отношение к правозащитной деятельности в области со стороны властей заметно изменилось к лучшему, она сама признает, что угрозы в ее адрес остаются. «Глава наманганской милиции Кулдашев заявил, что если я появлюсь в городе, он «закроет» меня по 158 статье (Посягательства на Президента Республики Узбекистан) Уголовного кодекса. Но он меня этим не испугает. Я все равно поеду в Наманган и буду там работать», — заявила Мутабар Таджибаева.

За время занятия правозащитной деятельностью ей неоднократно угрожали смертью, однажды Мутабар Таджибаева стала жертвой подстроенной, как она считает автокатастрофы, дважды ее дом поджигали и более 10 раз ее судили. Угрозы, впрочем, никогда не пугали и не останавливали ее. «Я чувствую, что настроение властей действительно переменилось, и не последнюю роль в этом сыграло мое выдвижение на Нобелевскую премию за мир», — считает Мутабар Таджибаева.

«Мне только непонятно, почему у правительства такое к этому проекту отношение. Может быть, просто не оправдались их ожидания, и среди номинанток оказались не те, кого они хотели бы видеть», — сказала Мутабар Таджибаева.




 



РЕКЛАМА