20 Август 2018

Новости Центральной Азии

Ветеран Второй мировой рассказал Мирзиёеву о пытках в деле бывшего следователя СНБ Туракулова

Ветеран Великой отечественной войны 94-летний Аваз Рамазанов записал видеообращение к президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву с просьбой помочь его правнуку, который был арестован в марте этого года и подвергся пыткам. Запись была опубликована 16 мая в одной из групп на Facebook, однако позднее удалена оттуда.


Аваз Рамазанов

Рамазанов сообщил, что его правнука зовут Шерали Ахмедов. Он стал фигурантом громкого уголовного дела против бывшего следователя Службы национальной безопасности (ныне – СГБ), подполковника юстиции Нодирбека Туракулова. Первого марта 2018 года Шерали заключили под стражу как «подельника Туракулова», поместив в изолятор УЯ 64/8 города Термеза. Ночью 26 марта по указанию следователя Эркина Хайруллаева на него вылили ведро кипятка и нанесли несколько ударов железной миской, разбив голову. Во время пыток ему говорили: «Ты сделаешь все, что скажет следователь Эркин, иначе мы тебя убьем». Позднее медики зафиксировали у Шерали тяжкие телесные повреждения – у него, в частности, были порваны барабанные перепонки. «Следователь Эркин Хайруллаев, который устроил страшные пытки моему правнуку, до сих пор ходит на свободе и радуется жизни. Почему его не привлекают к ответственности?» – задается вопросом Рамазанов.

О пытках, которым Шерали Ахмедов подвергся в следственном изоляторе, ранее президенту писал его отец Жура Ахмедов. Он сообщил «Фергане», что отправил главе государства около 50 писем, последнее – 14 мая. Еще 150 писем были направлены в адрес Генпрокуратуры, Военной прокуратуры и прочих ведомств. Ему ответили, лишь, что их «добавили к следственному делу».

Шерали, как указано в письме его отца Мирзиёеву (есть в распоряжении «Ферганы»), на протяжении 17 лет работал в прокуратуре Сурхандарьинской области. В 2012 году его отправили в служебную командировку в областное Управление СНБ под начальство Туракулова. Там Ахмедов работал в качестве «технического сотрудника» и привозил деньги, которые граждане платили в качестве возмещения причинённого ущерба. Туракулов лично принимал купюры и составлял протоколы на русском, которые Шерали не читал, так как не знает этого языка.

На протяжении нескольких лет Ахмедов просил начальство вернуть его из служебной командировки. В 2015 году Туракулов избил его и написал ложный донос в прокуратуру (куда тот хотел вернуться).

В письме также описано избиение Ахмедова в следственном изоляторе, когда он уже стал фигурантом дела против его бывшего начальника. «Я узнал об этом в тот же день, и когда обратился в установленном порядке в следственные органы, прокуратура начала расследование. Этот инцидент скрыли бы, если бы я не узнал об этом и вовремя не сообщил в следственные органы», – уверен отец пострадавшего.

Он недоумевает, почему его сына, несмотря на травмы, позднее перевезли в следственный изолятор Ташкента (Таштюрьму), «который является еще более удобным местом для организации бесчеловечных пыток со стороны следователей». В надежде «достучаться» до президента Жура Ахмедов попросил своего деда записать видеообращение.

Бывший старший следователь СНБ Узбекистана Нодирбек Туракулов был арестован в феврале этого года, в разгар «чисток» в силовых структурах Узбекистана. Ему вменили злоупотребление властью и «привлечение невиновного к ответственности». Туракулов вел резонансное дело журналиста Бобомурода Абдулаева, которого под пытками заставил оговорить себя и дать ложные показания против нынешних генпрокурора и главы МВД.

Его имя фигурировало и в других громких расследованиях. Будучи сотрудником СНБ Сурхандарьинской области, Туракулов принимал активное участие в аресте Рахмонали Эрданова и членов его семьи, обвинив их в подготовке диверсий и шпионаже в пользу Таджикистана. Сын Эрданова жаловался, что следователь СНБ вымогал у его родных деньги и конфисковал имущество. Как выяснилось, бывший силовик использовал подобные методы в отношении многих сурхандарьинских бизнесменов, действуя в интересах своего свата, одного из богатейших людей области Эркина Норкобилова.

В ноябре прошлого года президент Мерзиёев подписал указ, запрещающий использовать в суде доказательства, полученных с применением пыток. В апреле этого года глава государства ужесточил наказание за пытки – максимальный срок за соучастие в них теперь составляет 10 лет тюрьмы.

Международное информационное агентство «Фергана»





Реклама от партнеров

РЕКЛАМА