21 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Европейский суд по правам человека признал Россию причастной к похищению узбекского беженца

03.10.2012 10:35 msk, Фергана

Россия

Программа «Право на убежище» Института прав человека распространила сообщение о решении Европейского Суда по правам человека, в котором устанавливается ответственность российских властей за последствия незаконной принудительной экстрадиции Муроджона Абдулхакова, гражданина Узбекистана. Суд обязал власти РФ выплатить заявителю 30 000 евро в качестве компенсации нанесенного ему морального вреда и 7 800 евро компенсации расходов и издержек.

«Фергана» публикует сообщение Елены Рябининой, руководителя программы «Право на убежище», полностью.

* * *

2 октября 2012 г. Европейский Суд по правам человека вынес решение по жалобе гражданина Узбекистана Муроджона Абдулхакова (дело № 14743/11 Abdulkhakov v. Russia), связанной с решением властей РФ экстрадировать заявителя в Узбекистан, где для него существует серьезный риск подвергнуться пыткам. Суд установил, что в отношении заявителя были нарушены статьи 3 (запрет на пытки) и 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кроме того, и что не менее важно, Судом установлена ответственность российских властей за последствия незаконного принудительного перемещения заявителя в Таджикистан в нарушение предписания Суда воздержаться от его высылки до рассмотрения дела в Страсбурге. В решении указано, что власти РФ нарушили свои обязательства по ст.34 Конвенции, в соответствии с которой государства-участники обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению права лиц, находящихся под их юрисдикцией, на обращение в Суд с индивидуальной жалобой.

Андижанец Муроджон Абдулхаков, 1979 г.р., был задержан в Москве в декабре 2009 г. в связи с розыском его правоохранительными органами Узбекистана за якобы причастность к религиозной организации под названием «Джамаат». Эти обвинения были ему предъявлены из-за того, что он молился в неположенном месте, а в его доме при обыске, проведенном уже после его отъезда, обнаружилась книга имама из киргизского г. Карасуу Мухаммадрафика Камалова, свободно продающаяся в соседнем Кыргызстане.

В течение всего периода экстрадиционной проверки Муроджон заявлял о том, что его уголовное преследование на родине осуществляется по религиозным мотивам. Он обратился к российским властям с ходатайством о предоставлении статуса беженца и получил отказ, обжалование которого осталось безрезультатным. В мае 2010 г. Генпрокуратура РФ вынесла постановление о выдаче Абдулхакова, несмотря на то, что в это время он обжаловал отказ в признании его беженцем, и окончательное решение еще не было принято. Тем не менее, и Мосгорсуд, и Верховный Суд проигнорировали запрет на принудительное возвращение искателя убежища в страну исхода, равно как и безусловный запрет на высылку в условия, где для заявителя существует серьезный риск подвергнуться пыткам. Постановление об экстрадиции вступило в силу, но исполнить его помешала приостановка выдачи Страсбургом, применившим в деле Абдулхакова Правило 39 Регламента Суда. 9 июня 2011 г. - после 18-месячного содержания под стражей, - Муроджон был освобожден.

Немедленно после освобождения он обратился в УВКБ ООН, которое вскоре признало его нуждающимся в международной защите. Он также подал в Управление ФМС России по г.Москве заявление о предоставлении временного убежища на территории РФ и, как и предписано законом, сдал свой паспорт на хранение в миграционный орган. Получив вскоре отказ во временном убежище, заявитель воспользовался правом на его обжалование, но на следующий день после подачи жалобы - 23 августа 2011 г., - исчез. Впоследствии выяснилось, что среди бела дня в центре Москвы и на глазах у сотрудников полиции его вместе с двумя таджиками похитили неизвестные лица в гражданской одежде, которые к вечеру, избив всех троих, привезли их прямо на летное поле аэропорта Домодедово и посадили в самолет рейса Москва-Худжанд под конвоем других неизвестных. Никаких предполетных процедур - ни регистрации, ни таможенного, паспортного и спецконтроля, - похитителям для этого не потребовалось.

После трех дней избиений в 6-м отделе милиции Худжанда Абдулхакова перевезли в Душанбе. Там его несколько дней допрашивали в УБОП МВД РТ, а затем суд вынес решение о заключении его под стражу для последующей экстрадиции в Узбекистан. Вскоре ему, однако, удалось сообщить в Москву своим представителям о произошедшем, и через 3 месяца, возможно - в результате активной кампании в его защиту, - Муроджона освободили.

Российские власти на запрос Суда сначала ответили, что о местонахождении Абдулхакова им ничего неизвестно, и высказали предположения о том, что он куда-то уехал, и не исключено, что в Таджикистан (это при том, что его паспорт все еще хранился в УФМС по г.Москве). Когда же сторона защиты представила неопровержимые доказательства того, что Муроджон содержится под стражей в Душанбе с целью экстрадиции в Узбекистан, а затем и описание всего хода его похищения, составленное им самим после освобождения из душанбинского СИЗО, началось подобие расследования, которое свелось к неоднократным опросам его московского адвоката.

В решении Европейского Суда установлено, что российские власти не только не опровергли логичных и последовательных объяснений заявителя, но и не приняли адекватных мер к установлению лиц, причастных к его похищению и незаконному перемещению с территории РФ. Суд особо отметил, что высылка в Таджикистан, не являющийся участником Европейской Конвенции, создала для Абдулхакова опасность быть экстрадированным на родину вопреки запрету Страсбурга и нарушила право заявителя на обращение в Суд с индивидуальной жалобой, а ответственность за это ложится на власти РФ.

Суд указал, что экстрадиция в Узбекистан чревата для заявителя серьезным риском подвергнуться обращению, противоречащему ст. 3 Конвенции. Кроме того, установлено, что первые 2 месяца заключения Абдулхакова в московском СИЗО под экстрадиционным арестом противоречат части 1 статьи 5 Конвенции, т.к. он был заключен под стражу постановлением прокурора, которое было вынесено на основании решения узбекского суда и без санкции суда российского. И наконец, Суд отметил, что отсутствие у заявителя возможности добиться пересмотра законности лишения свободы в течение последних 6 месяцев его полуторагодичного заключения нарушает требования ч.4 статьи 5 Конвенции.

Суд обязал власти РФ выплатить заявителю после вступления решения в силу 30 000 евро в качестве компенсации нанесенного ему морального вреда и 7 800 евро компенсации расходов и издержек.

Защиту Муроджона Абдулхакова на национальном уровне осуществляла адвокат Дарья Тренина, его интересы в Европейском Суде она же представляла вместе с руководителем программы «Право на убежище» Института прав человека Еленой Рябининой.

Международное информационное агентство «Фергана»





РЕКЛАМА