24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Таджикистан: Минюст потребовал от Партии исламского возрождения прекратить деятельность

Министерство юстиции Таджикистана потребовало от Партии исламского возрождения (ПИВТ) в течение десяти дней прекратить незаконную деятельность, пригрозив в случае неповиновения применить меры, предусмотренные законом «О политических партиях».


Министерство юстиции Таджикистана. Фото «Ховар»

В заявлении Минюста, опубликованном официальным информагентством «Ховар», говорится, что «Партия исламского возрождения Таджикистана больше не является общереспубликанской партией», поскольку согласно 76 актам и протоколам, поступившим в Министерство юстиции и перечисленным «поименно» в заявлении, в 58 городах и районах республики первичные партийные организации ПИВТ прекратили свою деятельность, и теперь ПИВТ не может представляться как республиканская и проводить съезды. Кроме того, в направленном ПИВТ уведомлении Минюст обвинил партию в систематических правонарушениях, в частности, в том, что она проводит религиозные мероприятия и обряды, а в партийной газете «Наджот» есть религиозная пропаганда, что противоречит законодательству.

Как передает «Азия-плюс», Минюст заявляет также, что политические партии могут сменить свой офис только через изменение своего устава, которое, в свою очередь, можно внести только на партийном съезде. Поэтому Минюст считает незаконным созданный недавно в доме лидера ПИВТ Мухиддина Кабири временный офис партии, куда перебазировалось ее руководство после того, как 24 августа в Душанбе был опечатан центральный офис это опальной политической организации. Минюст возмутило и то, что 27 августа руководство ПИВТ провело во временном офисе пресс-конференцию, на которой потребовало от властей в кратчайшие сроки открыть офис партии, посодействовать ей в поиске зала для проведения 12-го отчетно-выборного съезда ПИВТ и не препятствовать ее деятельности.

По сути, требование Минюста прекратить деятельность по той причине, что ПИВТ больше не является республиканской партией, означает намерение закрыть эту политическую организацию, так как, согласно статье 3 закона «О политических партиях», «в Республике Таджикистан могут быть созданы только республиканские политические партии» и они «должны иметь в большинстве областей, городов и районов первичные организации».

Напомним, что, по словам лидера партии Мухиддина Кабири, давление на ПИВТ началось с 2010 года, когда прошли очередные парламентские выборы, и партия получила большое количество голосов. «К следующим парламентским выборам 2015 года наша партия уже рассматривалась не как партнер по мирным договоренностям, построению стабильного Таджикистана, а как конкурент или даже потенциальный враг таджикского народа. Появилось множество материалов в СМИ, в которых говорилось, что наша партия стояла у истоков гражданской войны в Таджикистане. В сознание масс начала насаждаться идея, что партия несет в себе угрозу национальному единству и будущему Таджикистана. Парламентские выборы 2015 года были кульминацией этой кампании – нас не только не пропустили в парламент, но вопреки всем ожиданиям, результатам анализов и опросов дали всего 1,6 процента голосов, что для второй по численности и влиянию в стране партии было оскорбительно. Но, тем не менее, мы не стали делать из этого трагедию. Думали, что власть добилась парламента без оппозиции, и на этом остановится», - рассказал Кабири 17 июня 2015 года на международной конференции «Центральная Азия: современные вызовы».

Давление и преследования членов ПИВТ усилились после парламентских выборов 1 марта 2015 года, на которых эта партия впервые за пятнадцать лет не получила депутатских мандатов. В последние месяцы ряды партии покинули тысячи ее членов. ПИВТ неоднократно обращалась в Генпрокуратуру, МВД, Госкомитет национальной безопасности, Верховный Суд с требованием пресечь незаконные действия в отношении партийцев. Не дождавшись ответа на свои многочисленные заявления в правоохранительные органы, политсовет ПИВТ обратился 15 июня к президенту Эмомали Рахмону с открытым письмом, в котором изложил многочисленные факты преследования членов партии со стороны госструктур. Первого июля ПИВТ выступила с обращением к странам-гарантам межтаджикского примирения, в котором призвала их вмешаться во внутриполитическую ситуацию в Таджикистане и потребовать от таджикского правительства соблюдать Конституцию и законодательство страны. Это возмутило Генпрокуратуру, которая 9 июля заявила, что Партия исламского возрождения больше не является политической партией, так как условием ее существования, согласно статье 3 Закона «О политических партиях», является наличие ее членов в большинстве регионов республики, а их число значительно снизилось за последнее время. Генпрокуратура опровергла утверждения руководства ПИВТ о том, что «в последние годы партия находится под давлением и оскорблением государственных органов, однако уполномоченные государственные органы не обращают никакого внимания на защиту их прав и интересов», «об отобрании и уничтожении имущества партии и ее членов», и выдвинула встречные обвинения в адрес членов ПИВТ, включая Мухиддина Кабири.

13 августа за несоответствие санитарно-эпидемиологическим нормам была приостановлена деятельность принадлежащей ПИВТ типографии «Муаттар», 20 августа Главное противопожарное управление МВД Таджикистана приостановило работу центрального офиса партии из-за выявленных в ходе проверки нарушений правил противопожарной безопасности. Спустя четыре дня офис был опечатан - постановлением Высшего экономического суда (ВЭС) на основании ходатайства Генеральной прокуратуры республики, - до решения вопроса о законности приобретения здания, в котором он находится. Госкомитет по инвестициям и управлению госимуществом Таджикистана заявляет, что это здание в свое время было незаконно приватизировано компанией «Тиджорат», у которой ПИВТ впоследствии и приобрела его. Пока не будет разрешен спор между Госкомимуществом и компанией «Тиджорат», исламской партии запретили пользоваться своим офисом.

Несмотря на давление со стороны властей, ПИВТ начала подготовку к своему очередному отчетно-выборному съезду, решение о проведении которого 15 сентября было принято в начале августа на заседании политсовета ПИВТ в Стамбуле, где в настоящее время находится Кабири.

ПИВТ – единственная зарегистрированная на постсоветском пространстве политическая партия религиозного характера, была организована подпольно в качестве политической группы Сайидом Абдулло Нури в 1973 году в городе Курган-Тюбе. ПИВТ считает себя основным оппонентом правящей в стране Народной демократической партии Таджикистана (НДПТ).

Международное информационное агентство «Фергана»





РЕКЛАМА