24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Позиция обвинения по делу Азимжана Аскарова

ПОЗИЦИЯ

государственного обвинения по заявлению А.Аскарова и дополнительному заявлению его адвоката Н.Токтакунова

Ознакомившись с решением Комитета ООН по правам человека от 21 апреля 2016 года, заявлением А.Аскарова и дополнительным заявлением его адвоката Токтакунова Н.А. о возобновлении уголовного дела по обвинению А.Аскарова по новым обстоятельствам - хотим отметить, что все доводы, с которыми обращались ранее в органы прокуратуры адвокаты, правозащитники и сам А.Аскаров, тщательным образом проверялись, информация о проведенных проверках и их результатах доводилась до сведения заявителей. Ни одно обращение в органы прокуратуры не осталось без должного внимания и соответствующей реакции.

Все они были предметом как расследования уголовного дела, так и судебного рассмотрения судами трех инстанций, в ходе которых была дана окончательная правовая оценка действиям Аскарова А.

При этом органами прокуратуры проводилось расследование в рамках возбужденного уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам, которое не нашло оснований для пересмотра дела.

В июне 2012 года по обращению директора Правозащитного центра «Граждане против коррупции» Т.Исмаиловой прокуратурой Джалал-Абадской области было возбуждено производство по вновь открывшимся обстоятельствам. Она указала, что следствие по делу было, якобы, проведено необъективно, что не были допрошены свидетели по делу, которые могли подтвердить его алиби.

Т.Исмаилова представила видеоматериал, в котором несколько жителей села Базар-Курган утверждают о непричастности А.Аскарова к массовым беспорядкам.

В видеоматериале были засняты жители с. Базар-Курган Абдуллажанов, Мансуров М., Хусанбаев Н. и Эргашев К., которые поясняют, что во время июньских событий, т.е. 13.06.10 г., они видели Аскарова возле его офиса вместе, а также в Базар-Курганской районной больнице, когда он снимал на видеокамеру пострадавших.

Но в ходе дополнительной проверки вышеуказанные свидетели изменили свои ранее данные показания, заснятые на видео, и отказались от утверждения о невиновности А.Аскарова, пояснили, что точно не могут говорить о непричастности Аскарова к массовым беспорядкам, что те показания они дали по просьбе жены А.Аскарова - Хадичи Аскаровой.

Кроме того, сама видеокамера, на которую якобы снимал все происходящее А.Аскаров и о которой неоднократно говорилось на следствии, таки не была обнаружена ни во время обыска в доме А.Аскарова, ни выдана самим А.Аскаровым.

Все это свидетельствует о голословности высказываний А.Аскарова, не подтвержденных никакими доказательствами.

Вследствие чего по результатам расследования производство по вновь открывшимся обстоятельствам было прекращено прокуратурой Джалал-Абадской области.

В феврале 2013 г. в Генеральную прокуратуру республики из Министерства иностранных дел Кыргызской Республики поступали копии индивидуальных сообщений А.Аскарова, В.Гриценко, Б.Джапаровой, адвоката Н.Токтакунова и А.Абдирасуловой, адресованные в Комитет ООН по правам человека, где они, в частности, приводили свои доводы о проведении необъективного расследования в отношении А.Аскарова и незаконности его осуждения.

Учитывая это, 6 мая 2013 г. Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики в целях объективного исследования доводов А.Аскарова и других, изложенных в индивидуальных сообщениях, адресованных в Комитет ООН, а также всесторонности было отменено вышеуказанное постановление прокуратуры Джалал-Абадской области и возобновлено производство по вновь открывшимся обстоятельствам.

Далее следственной группой из числа работников органов прокуратуры проводилась проверка всех доводов, изложенных в обращениях путем изучения уголовных дел, надзорных производств. По итогам расследования уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам с выездом в Джалал-Абадскую область и г.Ош было установлено следующее:

1.Сведения о том, что А.Аскарова якобы «избивали» и «пытали» сотрудники милиции, опровергаются заключениями судебно-медицинских экспертиз, показаниями свидетелей, сокамерников и показаниями самого А.Аскарова, данными в ходе следствия и в ходе судебного рассмотрения, а также материалами проверок.

В части доводов А.Аскарова о его избиении в (ИВС)

24 июня 2010 г. в прокуратуру Джалал-Абадской области обратился адвокат Н.Токтакунов о наличии на теле А.Аскарова телесных повреждений, которые могут свидетельствовать о фактах пытки со стороны сотрудников милиции.

В этот же день его заявление принято к производству и начата проверка его доводов. Было установлено, что 16 июня 10 г. А.Аскаров был задержан и водворен в административную камеру ОВД Базар-Коргонского района, где находились М.Махмуджанов и Ш.Мирзалимов.

М.Махмуджанов, обвиняя А.Аскарова в том, что из-за него сожгли его дом и он остался на улице, избил Аскарова в камере, тем самым нанес телесные повреждения ему.

25 июня 2010 г. прокуратурой Джалал-Абадской области была назначена судебно-медицинская экспертиза в отношении А.Аскарова. В тот же день, А.Аскаров обратился с заявлением на имя прокурора области о том, чтобы М.Махмуджанова не привлекали к уголовной ответственности, так как в отношении него каких-либо претензий не имеет. Также заявил, что из сотрудников милиции его никто не избивал и категорически отказался от прохождения судебно-медицинской экспертизы, о чем написал собственноручно объяснительную.

Сам М.Махмуджанов подтвердил факт избиения А.Аскарова из-за сожженного дома.

На основании заявления А.Аскарова 28 июня 2010 года заместителем прокурора Джалал-Абадской области отказано в возбуждении уголовного дела по факту пыток в отношении А.Аскарова, которое, кстати, в последующем никем не обжаловалось.

Со ссылкой на этот же факт избиения А.Аскарова с приложением той же фотографии А.Аскарова с имеющимися на теле синяками в Интернете была опубликована статья У.Бабакулова на сайте www.mk.kg. Учитывая, что ранее все эти доводы были исследованы и им дана юридическая оценка, то постановлением следователя по особо важным делам Джалал-Абадской области Тойтонова Т. от 10 января 2011 года отказано в возбуждении уголовного дела по применению пыток в отношении А.Аскарова. Это постановление следователя было обжаловано в судебные органы и оставлено в силе.

По поводу доводов А.Аскарова о том, что во время судебного процесса в здании Ноокенского районного суда его и его родственников избили сотрудники милиции. 5 ноября 2010 г. в прокуратуру Джалал-Абадской области с заявлением обратились родственники подсудимых А.Аскарова и других подсудимых о принятии мер в отношении сотрудников спецназа УВД Джалал-Абадской области, которые после судебного процесса в Ноокенском районном суде 4 ноября 10 года якобы избили подсудимых А.Аскарова, Э.Расулова, М.Кочкарова, С.Муллавахунова, Ш.Мирзалимова, Д.Розубаева и И.Абдураимова.

В ходе проверки заявления установлено, что 04 ноября 2010 г. для обеспечения общественного порядка во время судебного процесса и безопасности участников процесса приказом начальника УВД Джалал-Абадской области были задействованы 10 сотрудников специального отряда быстрого реагирования (СОБР) и 30 сотрудников УВД Джалал-Абадской области.

Опрошенный на следующий день, 5 ноября, по обстоятельствам дела подсудимый А.Аскаров показал, что 4 ноября 2010 г. после судебного процесса в Ноокенском районном суде его никто не избивал, что подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы за №380 от 05 ноября 2010 года, согласно которому телесные повреждения у А.Аскарова не обнаружены.

Подсудимые Э.Расулов, Ш.Мирзалимов, Д.Розубаев и И.Абдураимов также показали, что 04 ноября 2010 г. после судебного процесса в Ноокенском районном суде их никто не избивал, и это подтверждается заключениями судебно-медицинских экспертиз, согласно которым телесные повреждения у них не обнаружены.

Вследствие чего прокуратурой области 18 ноября 10 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления в действиях сотрудников УВД Жалал-Абадской области.

Доводы А.Аскарова о том, что его адвокаты на следствии и в суде первой инстанции со стороны потерпевшей стороны подвергались нападкам и угрозам, также являются не состоятельными, т.к. в своё время никаких заявлений от самих адвокатов об этом в правоохранительные органы Джалал-Абадской области не поступало.

Следует отметить, что безопасность обвиняемых, подсудимых, их защитников и представителей как на следствии, так и в суде соответствующим образом обеспечивалась сотрудниками милиции.

2. Хотим особо подчеркнуть, что сведения об «избиениях» и «пытках» А.Аскарова, его непричастности к совершенным преступлениям, касающихся существа обвинения, не соответствуют действительности и стали известны адвокатам, Совету правозащитников и другим только со слов А.Аскарова. Эти сведения опровергаются совокупностью собранных доказательств по делу, протоколами допросов свидетелей и потерпевших, заключениями судебно-медицинских экспертиз и материалами множественных проверок.

3. А.Аскаров указывает на то, что привлечение его к уголовной ответственности является «местью» сотрудников милиции за критику. То есть, доводы о том, что сотрудники милиции сговорились дать показания против А.Аскарова и их показаниям нельзя доверять, ничем не подтверждаются и они являются голословными. То, что А.Аскаров находился на месте убийства М.Сулайманова, дали показания 5 сотрудников милиции и 2 сотрудника дали показания, что не видели А.Аскарова. Показания о том, что А.Аскаров дал команду захватить начальника ОВД Базар-Коргонского района в заложники, а остальных милиционеров убить, дали 9 сотрудников милиции, из которых 2 сотрудника по национальности не кыргызы.

В ходе дополнительной проверки все допрошенные сотрудники милиции еще раз подтвердили свои ранее данные показания и высказали готовность подтвердить их при проверке на полиграфе (детекторе лжи).

Вместе с тем, показания сотрудников Базар-Коргонского районного отдела УГКНБ КР, которые также подтверждают его нахождение на месте убийства М.Сулайманова, А.Аскаров почему-то не учитывает и никак не опровергает.

Следует отметить, что в отношении сотрудников органов внутренних дел и ГКНБ КР, которые давали показания против него, А.Аскаров никогда с жалобами и заявлениями на их действия и бездействие не обращался, т.е. у него никаких отношений с ними по своей правозащитной деятельности до случившегося не имелось, о чем он сам подтверждал при проведении очных ставок.

4. Доводы А.Аскарова, изложенные в индивидуальном сообщении в Комитет ООН по правам человека, опровергаются показаниями более чем 100 свидетелей и потерпевших: сотрудников органов внутренних дел, национальной безопасности; работников органов прокуратуры и судов; сотрудников ГСИН при Правительстве Кыргызской Республики и пограничной службы; врачей больниц и поликлиник, находящихся в ведении Министерства здравоохранения; сокамерников А.Аскарова, а также других незаинтересованных лиц.

5. Следствием доказано, что А.Аскаров во всех необходимых случаях получал медицинскую помощь со стороны медицинских работников, не являющихся сотрудниками органов внутренних дел, то есть имел своевременный доступ к медицинской помощи. Кроме того, А.Аскаров, отбывая наказание в учреждении №47 ГСИН при Правительстве Кыргызской Республики, проходил обследования в специализированных медицинских учреждениях. Имеются неоспоримые доказательства того, что А.Аскарову за счет государства проводились все необходимые медицинские обследования и анализы, которые ему требовались по состоянию здоровья. Все обращения в медицинские учреждения фиксировались соответствующим образом.

К проверке по вновь открывшимся обстоятельствам был допущен и сам адвокат Н.Токтакунов, однако ни А.Аскаров, ни его адвокаты, ни правозащитники не представили ни одного довода, подтверждающего обстоятельства, изложенные ими в обращениях.

Поэтому 5 февраля 2014 года производство по вновь открывшимся обстоятельствам было прекращено, о чем был уведомлен адвокат А.Аскарова – В.Вахитов и Т.Исмаилова. Это решение было обжаловано в судебном порядке и оставлено в силе.

На основании изложенного и исходя из собранных материалов уголовного дела фактически оснований для пересмотра уголовного дела в отношении А.Аскарова мы не видим, однако учитывая, что решение Комитета ООН по правам человека является одним из оснований для возобновления производства по уголовному делу по новым обстоятельствам (п.3 ч.2-1 ст.384 УПК Кыргызской Республики), полагаем, что Верховный суд КР примет решение в пределах своей компетенции и требований уголовно-процессуального законодательства страны.

Требования же, изложенные А.Аскаровым и его адвокатом Токтакуновым Н.А. в своих заявлениях об отмене судебных решений и прекращении уголовного дела, а также об освобождении А.Аскарова никак не могут быть удовлетворены.

Так как, чтобы освободить А.Аскарова, согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству страны, необходимо отменить судебные акты и пересмотреть дело. А для того, чтобы пересмотреть дело, необходимы веские основания, предусмотренные законом КР. Как указано выше, все доводы, приведенные в решении Комитета ООН по правам человека, уже были предметом неоднократных судебных разбирательств и им дана правовая оценка.

Более того, как указано в заявлении адвоката Токтакунова Н.А., он не просит пересматривать дело и восстанавливать нарушенные права Аскарова А., а просит прекратить дело. Но учитывая, что без судебного рассмотрения дела и исследования доказательств невозможно его прекратить, то оснований для удовлетворения требований адвоката Токтакунова Н.А. не имеется.





РЕКЛАМА