14 Декабрь 2017



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Из заключения освобожден известный правозащитник Азам Фармонов, отсидевший 11 лет

Как стало известно «Фергане» из собственных источников в Узбекистане, сегодня во второй половине дня из колонии «Жаслык» на западе страны освобожден известный правозащитник Азам Фармонов. Его освобождение произошло на два с половиной года раньше намеченного срока, активист провел в заключении одиннадцать с половиной лет.

Азам Фармонов до ареста и во время заключения

Азам (Агзам) Фармонов был арестован 29 апреля 2006 года, а 16 июня приговорен к 9-ти годам тюремного заключения по сфабрикованному уголовному делу по статье 165 Уголовного кодекса (УК) Узбекистана – за вымогательство суммы, равной $250. Тогда правозащитнику было 27 лет.

В начале апреля 2006 года к Азаму Фармонову, тогда — активисту Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ), обратилась группа фермеров из Джизакской области с жалобой на действия главного экспедитора автозаправочной станции Уктама Маматкулова, который, по их словам, удерживал половину объема солярки, причитающегося фермеру. Азам сразу же отправил письмо на имя руководителя нефтеунитарного предприятия Джизакской области М.Саримсакова. Маматкулов, в свою очередь, 28 апреля обратился в милицию с заявлением о том, что Фармонов требует у него деньги, угрожая распространить информацию в интернете. Экспедитор получил в милиции помеченные словом «взятка» деньги и отправился на встречу с правозащитником, после которой Фармонова арестовали, обвинив в вымогательстве $200 и 200 тысяч сумов.

Фармонов стал первым гражданским активистом, который был отправлен в известную жестокостью режима содержания тюрьму «Жаслык». Она была основана в 1997 году для «религиозных» заключенных. По словам членов его семьи, на этапе следствия и во время всего срока заключения Азама неоднократно подвергали психическим и физическим пыткам, отправляли в одиночную камеру (карцер), где тюремные охранники ежедневно избивали его до потери сознания.

Азам Фармонов

«Последний раз его пытали в марте, когда перевели на двадцать дней в тюрьму для пожизненно осужденных. Там ему на голову надели специальный резиновый мешок, а руки сковали наручниками. Он рассказал мне, что терял сознание от удушья, показал следы от наручников. Двадцать дней сидел в карцере один, и в течение всех этих дней не мог уснуть из-за ужасных криков, которые доносились из соседнего карцера», - рассказывала жена правозащитника Озода Якубова после свидания с мужем в июле 2015 года.

В июне 2015 года сам Фармонов адресовал Генеральному секретарю ООН письмо с просьбой защитить его. В нем правозащитник рассказал о тяжелых условиях содержания в «Жаслыке» и пытках, которым подвергают заключенных: «В учреждении очень много политических осужденных, поэтому все действия администрации, чувствующей полную безнаказанность, носят спланированный характер, и их не сосчитать: мошенничество, шантаж, воровство, убийства, преднамеренные нанесения увечий и так далее. Администрация учреждения, нарушая законы Узбекистана, как бы показывает, что объявила войну демократическому строю».

Срок заключения Фармонова истек 29 апреля 2015 года, однако его не выпустили. Позже стало известно, что ему продлили наказание на 5 лет и 26 дней по обвинению в нарушении статьи 221 УК («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания»). Эта статья регулярно используется в отношении неугодных властям Узбекистана заключенных, чтобы продлить их пребывание в тюрьме. Первого марта текущего года Кассационная коллегия Верховного суда Каракалпакстана (автономная республика в составе Узбекистана) 1 марта оставила без изменений вынесенный в мае 2015-го приговор Фармонову.

Несоразмерно суровый 9-летний приговор Фармонову, последующее продление срока наказания и условия, в которых он содержался в тюрьме, более чем красноречиво свидетельствуют о политически мотивированном преследовании правозащитника. Все эти годы Фармонову отказывали в амнистии, а его письма высшему руководству Узбекистана не доходили до адресатов. Ни один суд не принял во внимание смягчающие обстоятельства. Ведь, когда Фармонова арестовали, его старший сын был совсем маленьким, а жена была беременна вторым ребенком. Все эти 10,5 лет дети росли без отца.

Весть об освобождении Азама Фармонова порадовала его коллег-правозащитников. Свои чувства и мысли в интервью «Фергане» выразили некоторые из них.

Руководитель Узбекско-Германского форума по правам человека (Берлин) Умида Ниязова:

- Эти долгие 10,5 лет заключения Азама являются показателем жестокости и бездушности как режима, так и узбекского общества. Азама обвинили в вымогательстве незначительной суммы, но этого было достаточно, чтобы подвергнуть его и его семью многолетним страданиям, и все эти годы держать его в самой строгой тюрьме «Жаслык». Это были долгие годы страданий для его жены Озоды, которая двое суток проводила в дороге до отдаленной местности в Каракалпакстане, чтобы встретиться с мужем. Это были годы, в течении которых дети Азама выросли, и они никогда еще не видели своего отца на свободе. А мать Азама умерла, так и не дождавшись сына.

Свобода – это безусловно счастье для Азама, его семьи и близких. Но это также повод задуматься о жестокости наказания неугодных в Узбекистане. Об их поломанных судьбах. После смерти Каримова вышли на свободу несколько знаковых политзаключенных, отсидев в тюрьмах десятилетия. Кто в ответе за их жизни в неволе, страдания их детей, жен и родителей? Пока на этот вопрос нет ответа.

Глава Ассоциации за права человека в Центральной Азии (Париж) Надежда Атаева:

- Очень рада, что Азам Фармонов на свободе! Я хорошо помню 29 апреля 2006 года, когда покойный правозащитник Бахтиер Хамраев мне сообщил по чату о том, что идет обыск в доме правозащитника Фармонова, и он взят под стражу. Просил всем сообщить и добиваться его срочного освобождения. Эта новость быстро облетела весь мир. Отреагировали все международные организации. На сессии Комитета ООН по правам человека в июле 2015 года международные эксперты несколько раз называли его имя, обращаясь к представителям правительственной делегации Узбекистана, поскольку располагали сведениями о том, что он подвергался пыткам и ограничен в доступе к медицинской помощи.

Никто, никто не мог предположить, что 11 лет правозащитник проведет в колонии «Жаслык», где содержатся пожизненные заключенные, а случаи смерти и пыток не расследуются. Доступ независимых наблюдателей в эту зону закрыт. Лишь однажды тюрьму посетили американские дипломаты, но им показали только новые корпуса, а не те, где содержатся заключенные.

Освобождение Азама Фармонова – это большое событие не только для узбекского, но и для всего правозащитного сообщества. Азам Фармонов остался верен своим принципам, пройдя через пытки и долгую разлуку с семьей. Период реабилитации тоже очень сложный, и хочется пожелать Азаму и его близким терпения и семейного благополучия.

К сожалению, до сих пор за решеткой остаются другие наши коллеги, и они нуждаются в нашей поддержке: это правозащитники Мехринисо Хамдамова, Зульхумор Хамдамова, Гайбулло Джалилов, Чуян Маматкулов, Зафарджон Рахимов, Юлдаш Расулов, Исроилжон Холдоров, Дилмурод Саидов, Агзам Тургунов, Фахриддин Тиллаев, Ганихон Маматханов, журналисты Солиджон Абдурахманов, Гайрат Михлибоев. Мы ничего не знаем о судьбе журналиста Юсуфа Рузимурадова, корреспондента газеты «Эрк». На днях список политзаключенных пополнил журналист Бобомурод Абдуллаев.

Пока в Узбекистане правозащитники и журналисты лишаются свободы за критические высказывания по сфабрикованным обвинениям и тотально контролируются их близкие, международному сообществу важно сохранять внимание и адекватно реагировать на события в этой стране.

Международное информационное агентство «Фергана»





РЕКЛАМА