19 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Активист таджикской оппозиции обвинил жену и зятя Рахмона в рейдерстве

Эмомали Рахмон с супругой
Один из лидеров таджикской оппозиционного движения в изгнании «Группа 24» Шарофиддин Гадоев обвинил жену и зятя президента Эмомали Рахмона в рейдерском захвате топливозаправочной компании «Умед-88», руководство которой власти Таджикистана обвиняют в незаконном получении кредита и хищении госсредств. В своем видеообращении в соцсети Фейсбук, перевод на русский язык которого приводит портал TajInfo.org, Гадоев утверждает, что за решением об уголовном преследовании главы компании «Умед-88» Раджабали Одинаева стоят жена президента Таджикистана Азизамох Асадуллоева и его зять Шамсулло Сохибов, который занимает пост торгового представителя Таджикистана в Великобритании и возглавляет Национальную ассоциацию зимних видов спорта.

Учредитель «Умед-88» Раджабали Одинаев и ее директор Идибек Ибрагимов были задержаны 14 октября — сразу после того, как президент Рахмон на встрече с предпринимателями заявил, что уже почти 4 года компания не может вернуть государству кредит в размере 171 миллион сомони (более $19 млн). Деньги были предоставлены по трехстороннему соглашению между ОАО «Рогунская ГЭС», министерством финансов и ООО «Умед-88» на развитие агропромышленного комплекса, но, по утверждению властей, использованы не по назначению. До этого компания «Умед-88» в течение более 20 лет занималась поставками и розничной реализацией нефтепродуктов в Таджикистане. Компания экспортировала бензин и дизельное топливо из России и Казахстана, которые впоследствии поступали на принадлежавшую ей сеть автозаправок — а это более 70 АЗС по республике. Через несколько дней после выступления Рахмона с заправок «Умед-88» начали снимать вывески с названием компании. На заправках журналистам сообщили, что теперь их владельцем является другая компания.

В своем видообращении Шарофиддин Гадоев отметил, что еще в 2012 году эксперты российского «Лукойла» оценили компанию «Умед-88» в $200-220 млн, а в настоящее время ее стоимость составляет $270 млн. Компания производит продукцию на $36-38 млн в год и ежегодно имеет около $36 млн чистой прибыли. По словам активиста, «Умед-88» никогда не имела налоговой задолженности и во время выплачивала зарплату своим 1200 сотрудникам.

Шарофиддин Гадоев утверждает, что компания располагает готовой продукцией на $40-45 миллионов, которую она может продать в течении 15 дней и вернуть кредит государству. При этом он отмечает, что соглашение о выделении кредита было заключено в 2015 году сроком на 3 года — до 15 мая 2018 года, а не до 31 декабря 2015 года, как сообщило антикоррупционное агентство Таджикистана — и утверждено лично президентом Эмомали Рахмоном. «Получается что срок договора не истек, более того, он даже близко не подошел к концу. Данная сумму министерство финансов Таджикистана навязало Раджабали Одинаеву, и ему пришлось взять её через не хочу», - сказал Шарофиддин Гадоев.

По его словам, откат от кредита в размере $1 млн получили зять президента Джамолиддин Нуралиев, а также глава Минфина Абдусалом Курбониён ($200 тыс.) и глава ОАО «Рогунская ГЭС» ($50 тыс.).

Гадоев утверждает, что Шамсулло Сохибов давно положил глаз на компанию «Умед-88». Еще 7 лет назад при поддержке Азизамох Асадуллоевой он отобрал у Одинаева большие склады, из-за чего впоследствии предпринимателю пришлось построить новые. Оппозиционер отметил, что супруга президента имеет большое влияние на таджикских чиновников, которые «пресмыкаются и лебезят» перед ней.

«Компания «Умед-88» была одним из крупнейших налогоплательщиков Таджикистана, но компании, попадающие в руки членов семьи Рахмона, перестают быть налогоплательщиками», - отмечает Гадоев. При этом он выразил опасение, что «Раджабали Одинаев на свободу уже не выйдет», так как он имеет компромат на семью президента и «может пролить свет» на их преступные деяния.

Напомним, что у Эмомали Рахмона, бессменно правящего Таджикистаном с 1992 года, 9 детей – семь дочерей и два сына. Старший из сыновей – 30-летний Рустам Эмомали — занимает должность мэра Душанбе, а дочь Озода Рахмон возглавляет администрацию своего отца. Ее супруг – Джамолиддин Нуралиев – занимает пост первого заместителя председателя Нацбанка Таджикистана. Еще одна дочь президента Рухшона Рахмонова трудится в должности замначальника Управления международных организаций МИДа страны.

В декабре 2015 года в Таджикистане вступил в силу закон «Об основоположнике мира и согласия – Лидере нации», который наделил Эмомали Рахмона особым статусом и привилегиями. Согласно закону, Лидеру нации гарантируется неприкосновенность – его запрещено задерживать, арестовывать и обыскивать. Также подлежат неприкосновенности имущество, недвижимость, принадлежащие Лидеру нации и его близким. Эмомали Рахмон и все члены его семьи пожизненно будут находиться под охраной органов госбезопасности. По окончании срока президентства за Лидером нации останутся его собственный дом и дача, рабочие резиденции, пожизненное бесплатное медицинское обслуживание.

А в мае 2016 года в Таджикистане состоялся всенародный референдум по внесению изменений в конституцию страны, который закрепил за Рахмоном пожизненное правление и обеспечил его сыну возможность баллотироваться в президенты на ближайших выборах в 2020 году (благодаря снижению возрастного ценза для кандидатов с 35 до 30 лет).

Шарофиддин Гадоев возглавил запрещенную в Таджикистане и действующую за его пределами оппозиционную организацию «Группа 24» после гибели ее основателя Умарали Кувватова, который был убит в Стамбуле 5 марта 2015 года. Члены семьи Гадоева и других активистов «Группы 24» на родине подвергаются преследованиям и шантажу со стороны властей. Но несмотря на угрозы и давление на родственников, Шарофиддин Гадоев продолжает политическую деятельность в изгнании.

Международное информационное агентство «Фергана»





РЕКЛАМА