14 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Пустые хлопоты, казенный интерес. Независимых правозащитников не позвали на самаркандский форум

24.11.2018 14:52 msk, Азиз Якубов

Политика Права человека Узбекистан

Фото Юрия Корсунцева, Международный пресс-клуб

В прошлом году, будучи в США, президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев предложил провести в Самарканде Азиатский форум по правам человека. В республике, как, впрочем, и в большинстве стран Центральной Азии, вертикаль власти устроена так, что все инициативы главы государства должны быть воплощены в жизнь.

Региональный форум по правам человека, приуроченный к 70-летию принятия Всеобщей декларации прав человека, прошел в Самарканде 22-23 ноября. В двухдневной насыщенной программе мероприятия были доклады представителей крупных международных организаций, выступления экспертов и правозащитников. В преддверии конференции правительственная газета «Народное слово» опубликовала большое интервью с директором Национального центра по правам человека Республики Узбекистан Акмалем Саидовым, где омбудсмен детально и содержательно рассказал об этом масштабном мероприятии.

Приведем несколько цифр. Итак, ожидалось присутствие 120 участников форума, а также представителей 40 международных и региональных организаций, 19 иностранных государств, четырех парламентов зарубежных стран и 26 национальных институтов по правам человека. В общем, концентрация специалистов в области правозащиты зашкаливала.


Участники форума. Фото Юрия Корсунцева, Международный пресс-клуб

Однако, просматривая список участников, опубликованный на официальном сайте форума, мы не обнаружили ни одного независимого правозащитника. В блоге международной организации Human Rights Watch 21 ноября появилась короткая заметка, в которой сообщалось, что «некоторым местным правозащитникам не разрешили принять участие в мероприятии». Правда, в сообщении не уточнялось, о ком именно идет речь.

Видимо, так же подбирался и состав журналистов, освещающих мероприятие. Неугодные в окончательный список не попали. Например, в последний момент «сняли» известного самаркандского блогера Тошпулата Рахматуллаева. «Я был в списке журналистов, приглашенных для участия в Азиатском форуме по правам человека вчера (21 ноября), когда организаторы пригласили их на свое последнее заседание, и сегодня утром власти заявили, что они внесли новый список, и меня в нем уже не было. Это является ярким примером того, что происходит в нашей стране. Это признак страха перед словом правды», — написал журналист в соцсетях.

Посткаримовский Узбекистан, казалось бы, становится совсем другим. Появилась открытость, власти налаживают диалог с народом, проявляются элементы гласности. Например, впервые Международную организацию труда (МОТ) допустили к базе данных по жалобам на принудительный труд в период хлопковой кампании. Министерство занятости и трудовых отношений республики не просто разрешило независимым правозащитникам мониторить процесс уборки урожая, но и пригласило активистов на поля. Хотя еще пару лет назад милиция отлавливала наблюдателей, выгоняла с плантаций, за интервью с хлопкоробами и съемку их труда можно было оказаться за решеткой. Получается, на хлопок правозащитников зазвали, а на форум, где как раз обсуждались «профессиональные вопросы», — нет. Может, забыли?


Президиум форума. Фото с сайта Asianforum.uz

Что говорят эксперты?

В Узбекистане понимают, что без провозглашения политики предотвращения нарушений прав человека, провозглашения свободы слова, религиозных организаций и так далее на иностранные инвестиции рассчитывать не стоит. Для США, стран Европы такие аспекты имеют первоочередное значение. Поэтому пиар «прав человека» — тренд дня.

Об этом говорилось на пресс-конференции министров иностранных дел Австрии и Узбекистана Карин Кнайсль и Абдулазиза Камилова. Госпожа Кнайсль отметила, что ситуация с правами человека в центральноазиатской республике за минувшие два года улучшилась. «Мы видим, что большая часть заключенных, которые значились в списке узников, вызывающих озабоченность ЕС, освобождена. Мне известно об одном человеке, который остается в этом списке, и было бы определенно очень полезно, если бы такие списки стали бы [впредь] ненужными и если бы все освобожденные лица были полностью реабилитированы. Но то, что нам довелось наблюдать, показывает, что все идет по правильному пути», — заявила глава МИД Австрии. Она добавила, что Евросоюз сделает все возможное для поддержки «очень амбициозной программы реформ», заявленной правительством Узбекистана.

Однако не все эксперты разделяют оптимизм относительно ситуации с правами человека в Узбекистане. Вот что думает об этом и о самаркандском форуме, в частности, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева. «Азиатский форум по правам человека, проводимый в Самарканде, собрал более 100 участников, представляющих все ведущие международные институты, и авторитетных экспертов в области прав человека. Пожалуй, впервые за последние десять лет Узбекистан они посетили в таком количестве. По-моему, это лучший повод обсудить существующую практику узбекских правозащитников с их участием. Однако в те самые минуты, когда Акмаль Саидов говорил о значении Всеобщей декларации прав человека, правозащитницу Татьяну Давлатову задерживали за участие в несанкционированной акции протеста в Самарканде, а правозащитник Агзам Тургунов был вынужден находиться дома, так как в этот день его передвижение ограничивали своим чрезмерным вниманием представители местных органов самоуправления и лица в штатской одежде, которые кружили то под окнами его квартиры, то у его подъезда.

И у меня возникают в этой связи следующие вопросы:

1. Сколько еще должно пройти лет, чтобы в Узбекистане правозащитников исключили из черного списка и дали им возможность открыто поднимать вопросы на таких вот форумах?

2. Когда смогут получить официальную регистрацию правозащитные организации, которые на протяжении 20 лет ведут деятельность неформально? Среди них и первая правозащитная организация Общество прав человека Узбекистана (ОПЧУ), никто из представителей которой не был допущен к трибуне форума.

3. Когда возобновят свою деятельность в Узбекистане Human Rights Watch (HRW), Freedom House, International Crisis Group?

4. Когда начнется процесс реабилитации бывших заключенных активистов гражданского общества?

Очень надеюсь, что все эти вопросы прозвучат с уст представителей наших партнерских организаций, таких как International Partnership for Human Rights (IPHR), Amnesty International, HRW и других».


Участники форума. Фото с сайта Asianforum.uz

Свою оценку событию дал представитель Норвежского Хельсинского комитета в Центральной Азии Ивар Дале. «Совсем недавно трудно было представить проведение в Узбекистане международной конференции, посвященной правам человека. В связи с этим мы считаем самаркандский форум позитивным событием. Разумеется, права человека должны быть реализованы на практике, а не только [оставаться темой для обсуждения] в конференц-залах. Но мы надеемся, что это еще один шаг в правильном направлении и что проводимые в республике реформы также будут иметь практические последствия», — сказал эксперт.

Лед под водой

Вообще, в Узбекистане многие аспекты общественной жизни можно сравнить с айсбергом. Над водой возвышается глыба льда, сияющая на солнце, попадающая в объективы фотографов и телекамер, на первые полосы местных газет и в отчеты чиновников о проделанной работе. Однако «под водой» скрывается массив того, о чем умалчивают и чего стараются не замечать «поверхностные наблюдатели».

С одной стороны, в республике проводят распиаренный форум, рекламируют «защиту прав человека» как основу общественной жизни, освобождают из тюрем религиозных деятелей и правозащитников, приглашают притесняемых прежней властью бизнесменов вернуться на родину (правда, многие из них уже в аэропорту оказываются в наручниках).

С другой — фермеров и врачей заставляют произносить клятвы верности родине и президенту, учителей привлекают к подметанию улиц, проштрафившихся чиновников нижнего звена ставят в арык и заставляют поднимать тяжелые камни, частные дома сносят без предупреждения и компенсаций, певцам запрещают выступать только из-за наличия бороды… Да и «хлопковое рабство» отменено только на бумаге, на деле, судя по данным правозащитников и количеству жалоб в госорганы, привлечение к принудительному труду сохранило массовый характер.

Мог ли самаркандский форум как-то изменить ситуацию с правами человека в отдельно взятом Узбекистане или хотя бы обратить внимание властей на эту сферу? Ответ однозначный: нет. Впрочем, мероприятие изначально имело статус «говорильни», призванной создать республике репутацию правового государства. «Главной целью Азиатского форума по правам человека является предоставление возможности еще раз подчеркнуть приверженность Всеобщей декларации прав человека, а также обязательств ОБСЕ в сфере человеческого измерения, и их значимость в современном азиатском регионе в достижении Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года», — цитируем мы официальный сайт форума. Как видите, никто не обещал даже конкретных рекомендаций, но все дружно пообещали уважать права человека.

Кстати, на время проведения форума словосочетание «права человека» могло побить рекорд по использованию — оно на разных языках слетало с уст участников мероприятия и журналистов, мелькало в Сети, мозолило глаза ташкентцам и самаркандцам с рекламных билбордов. Но здесь как в восточной мудрости: скажи слово «халва» хоть сто раз, слаще от этого во рту не станет.

Азиз Якубов

Международное информационное агентство «Фергана»