14 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Устаревший контроль. Кто защитит таджикско-афганскую границу

На таджикско-афганской границе. Фото с сайта News.tj

На прошедшей 21 ноября в Москве шестой ежегодной встрече секретарей совбезов государств-участников СНГ исполняющий обязанности генсека Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Валерий Семериков заявил, что Афганистан превратился «в плацдарм для переброски в постсоветские государства недобитых боевиков ИГИЛ», и есть «реальная опасность формирования мощной экстремистской группировки» на границах с Таджикистаном и Туркменистаном. Правда, о какой группировке идет речь, Семериков не уточнил.

Ранее, на недавнем заседании Совета коллективной безопасности ОДКБ в Астане члены организации выразили озабоченность ростом наркопроизводства в Афганистане и попытками террористических группировок закрепиться в северных провинциях страны. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон в своем выступлении упомянул о сложной военно-политической обстановке в Афганистане и обратил особое внимание на необходимость укрепления таджикско-афганской границы.

Это далеко не первое подобное заявление главы государства: пограничный вопрос он постоянно поднимает на встречах в рамках ОДКБ, ШОС, СНГ, ООН. Беспокойство о южных рубежах вполне закономерно, когда у тебя под боком такой нестабильный сосед, как Афганистан. За новейшую постсоветскую историю таджикско-афганская граница не единожды испытывалась на прочность.

Прозрачный рубеж

В первые годы после распада СССР в Таджикистане оказалась разрушена уникальная система слежения, созданная на практически необитаемых высокогорных участках границы. Кроме того, частично опустели пограничные посты. Граница, ранее надежная, перестала быть серьезным препятствием — в том числе и для вооруженных группировок.

В первый же год наступления независимости в Таджикистане вспыхнула гражданская война (1992-1997). Летом 1992 года к таджикско-афганской границе хлынули беженцы — в основном мирное население, спасавшееся от военных ужасов. Среднеазиатский пограничный округ к тому времени был уже упразднен, так что количество пограничников на заставах сильно уменьшилось. Но именно на них, помимо уставных обязанностей по охране границы, легли новые, неожиданные заботы. В тот год прямо на контрольно-следовой полосе (КСП) стояли грузовые и легковые машины, а также большие тележки для перевозки хлопка, до отказа наполненные скарбом беженцев. Здесь скопилось множество людей, лишенных самого необходимого, у них не было даже воды и еды. Многие прожили там несколько месяцев, включая зиму 1992-1993 годов. Продуктами и водой им помогали только пограничники.

Большинство беженцев все-таки перешли границу и оказались в Афганистане. Для многих из них эта история закончилась трагически, о чем свидетельствует огромное кладбище вблизи лагеря таджикских беженцев, который был разбит прямо под открытым небом около города Мазари-Шариф. Здесь не было ни воды, ни продуктов, и вдобавок к этому стояла 50-градусная жара. Первыми от обезвоживания и истощения умирали маленькие дети, позже гибли их старшие братья и сестры, матери и другие родственники. Тогда умерших никто не считал, да и сейчас о них тоже стараются не вспоминать.

В те же времена жители южных долин Таджикистана впервые в жизни увидели иностранных наемников. По свидетельствам очевидцев, они вывозили спирт, сахар и готовую продукцию с винзаводов, грабили фермы, угоняли за границу скот, обворовывали квартиры. Как эти люди переходили границу, кто им помогал — так и осталось тайной.

До осени 1992 года границы Таджикистана были практически прозрачными. Правительство было занято боевыми действиями с оппозицией, ему было не до охраны рубежей. На таджикско-афганской границе еще оставались бывшие советские пограничники, но после развала СССР и начавшейся неразберихи многие из них покинули свою вахту.

В августе 1992 года была официально создана Пограничная группа Федеральной пограничной службы в Таджикистане (ПГ ФПС РФ в РТ), после чего охрану границы продолжили уже российские пограничники. В мае 1993 года Россия и Таджикистан заключили Соглашение о правовом статусе погранвойск РФ в РТ сроком на 10 лет.

Таджикистан был разорен гражданской войной и лишен самого необходимого — в стране не хватало продовольствия и других жизненно важных товаров. По сравнению с ним Россия имела намного больше возможностей для организации охраны границы. Неудивительно, что именно Российская Федерация разрабатывала стратегию охраны в новых условиях, обеспечивала материально-техническое оснащение, а также денежное довольствие пограничников. В те времена солдат-срочник получал в ПГ ФПС порядка $50. Для Таджикистана это был хороший заработок: средняя таджикская зарплата составляла от $10 до $30.

Общая численность погрангруппы РФ составляла свыше 10 тысяч человек. Около 99% призывников срочной службы и 70% контрактников были гражданами Таджикистана. На службу они шли добровольно, зная о высоком денежном довольствии, хорошем питании и возможности получить отличную воинскую подготовку в российском учебном центре.

В те годы на границе была организована двойная линия обороны: на первой стояла ПГ ФПС РФ и таджикские пограничники, а вторым эшелоном — военные 201-й российской мотострелковой дивизии. Правда, даже двойная защита не могла полностью предотвратить прорывов через границу вооруженных группировок и наркоконтрабандистов. Одной из самых трагических страниц пограничной истории стала оборона 12-й заставы Московского погранотряда ПГ ФПС в июле 1993 года, когда превосходящая по численности группа боевиков атаковала заставу, пытаясь прорваться на территорию Таджикистана. Бой длился 11 часов, погибли 25 военнослужащих, но атака была отбита, и оставшиеся в живых боевики отступили в Афганистан.

Пограничник, не уходи!

Соглашение 1993 года оговаривало поэтапную передачу участков границы погранвойскам Таджикистана. Первым в сентябре 1998 года был передан участок границы Калай-Хумбского погранотряда протяженностью 73 километра. Это один из наиболее сложных участков границы, расположенный на высокогорном Памире в узком ущелье Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО), где протекает река Пяндж – там невозможно поставить заграждение и тем более создать контрольно-следовую полосу. Поэтому охрана этого участка представляет большую сложность.

В конце 2002 года под охрану таджикских пограничников перешел отрезок таджикско-китайской границы, в конце 2004 года – оставшаяся часть проходящего по Памиру участка границы с Афганистаном, находящиеся в зоне ответственности Ишкашимского и Хорогского погранотрядов. В Хороге уход российского погранотряда сопровождался протестом жителей. Они пытались остановить пограничников, организовав заслон у ворот части, женщины плакали. И это неудивительно, ведь русские военные появились в Хороге более века назад, когда местные жители просили у русского царя защиты от грабительских набегов афганцев. В 1891 году на Памир пришел 2-й Туркестанский батальон под командованием полковника Ионова: он отражал набеги банды афганского эмира Абдуррахман-хана. В 1895 году здесь была построена постоянная застава. Пограничники защищали жителей, освободили их от поборов афганских баев, построили школу для детей, покупали им продукты и дрова.

В советский период Восточный Памир как южный рубеж СССР отлично снабжался продуктами и всеми необходимыми товарами. В период гражданской войны в Таджикистане в ГБАО сложилось катастрофическое положение: не хватало продовольствия, горючего. Население региона спасала помощь Фонда Ага Хана и российских пограничников, которые выручали жителей, принимая их на работу, делясь мукой и бензином, приобретая для них необходимые товары, в экстренных случаях помогая техникой. Вот почему российских военных так высоко тут ценили. Их уход для многих хорогчан означал потерю работы, конец ставшей уже привычной помощи и исчезновение всяких перспектив.

Передача границы завершилась к середине 2005 года, когда Таджикистану были переданы Московский и Пянджский участки таджикско-афганской границы, а также учебные центр «Ляур» и центр Погрануправления ФСБ РФ в РТ. К таджикским пограничникам перешли советские заставы, центры и здания в столице со всем имуществом ПГ РФ.


Российские солдаты на таджикско-афганской границе. Фото с сайта Pogranichnik.ru

За годы нахождения российской погрангруппы в Таджикистане (с 1992 по 2005 гг.) на таджикско-афганской границе произошли более 530 боестолкновений и 1600 попыток прорыва. В боях погиб 161 российский пограничник, 362 были ранены. Военнослужащие уничтожили около 3000 боевиков и наркоконтрабандистов, еще столько же были задержаны, изъяли свыше 30 тонн наркотических веществ, в том числе 11,4 тонны героина.

$101 миллион

После ухода российских пограничников Госкомитет по охране государственной границы Таджикистана (КОГГ) возглавил генерал-полковник Сайдамир Зухуров – кадровый офицер, прошедший школу КГБ СССР. Отвечая на вопросы относительно дальнейшей судьбы границы, он заявил следующее: «Возможно, по штату военнослужащих, техническому оснащению мы уступаем пограничникам РФ, у нас, например, нет авиации. Но вопросы мобильности, охвата пограничных участков мы будем решать – есть для того конкретные идеи. Что же касается высказываний о том, что с передачей границы под контроль КОГГ Таджикистана здесь резко вырастет наркотрафик, то думаю, что этого не произойдет».

Тем не менее, уход российских военных отразился буквально на всем: на границе стали возникать проблемы с продовольствием и обмундированием, горюче-смазочными материалами и телефонной связью, ухудшилось состояние пропускных пунктов. Да и зарплаты таджикских пограничников были ниже, чем у российских.

Таким образом, Таджикистану пришлось буквально на ходу решать неотложные задачи, которые требовали многих лет серьезной организационной работы. Большие надежды возлагались на иностранную помощь. И она пришла. США выделили для нужд границы $13 миллионов, Германия и другие страны также предоставили погранвойскам материально-техническую помощь. Однако этого оказалось недостаточно. Руководство КОГГ заявило, что на техническое оснащение и обустройство границы безотлагательно требуется $101 миллион.

Разумеется, единоразово такую сумму взять было неоткуда. Тем не менее регулярная помощь поступала и продолжает поступать со стороны США, Евросоюза, Китая, Японии, группы пограничного сотрудничества ФСБ РФ, Управления ООН по наркотикам и преступности, ОБСЕ и других государств и международных организаций.

Помощь приходит в виде денег (для ремонта и реконструкции пунктов пограничного контроля, создания пограничной инфраструктуры), автомобилей, технических средств, средств связи, а также обучающих программ. Между тем, как сказал «Фергане» на условиях анонимности источник в Главном управлении погранвойск Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ) Таджикистана, даже миллионные поступления — это лишь небольшая часть от тех объемов средств, которые необходимы на полное обустройство госграницы Таджикистана.

«Иностранной помощи все равно недостаточно. Инженерно-технические заграждения и оборудование границы – это сложная и дорогостоящая система. Если оборудовать границу по всем современным стандартам, то один ее километр обойдется в миллион долларов. Советская система заграждений давно устарела, все надо обновлять. А протяженность таджикско-афганской границы составляет 1344 км», — сказал источник.


Погранзастава в Хороге. Фото с сайта Wikimapia.org

Заслон на пути наркотиков

Обстановка на таджикско-афганской границе и сегодня остается стабильно-напряженной. Таджикским пограничникам по-прежнему приходится сдерживать растущий наркопоток и вступать в боестолкновения с афганскими наркоконтрабандистами.

В докладе Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН) о масштабах производства опиума в Афганистане за прошлый год отмечается, что в 2017 году был зарегистрирован рекордный объем произведенного опия, который составил 9000 тонн, что на 87% больше, чем в предыдущем году. Также рекордно, на 63%, увеличились площади опийного мака, достигнув 328 тысяч гектаров. В докладе также отмечено «существенное увеличение площадей посевов почти во всех основных провинциях, в которых выращивается опийный мак», а таковых 24 из 34 в стране. Чемпионом стала провинция Нимроз с ростом 116%, за ней следуют Гильменд – 79%, Урузган – 39%, а замыкают ряд Балх и Кандагар с 37% роста. Подчеркнуто, что это самые высокие показатели выращивания мака и производства опия, которые когда-либо регистрировались в Афганистане. В своем прошлогоднем докладе УНП ООН указывало, что объёмы ежегодно производимого в Афганистане опия превышают годовые потребности мирового рынка в 4 тыс. тонн, поэтому избыток складируется наркомафиозными структурами «до востребования».

Эксперты отмечают, что выращивание наркосодержащих растений и производство наркотиков в Афганистане привело к появлению нелегального сектора экономики, в котором занято сельское население, оказавшееся в значительной мере зависимым от доходов от выращивания опийного мака. Точнее было бы сказать, что это самое сельское население не просто зависит от выращивания мака, но за счет этого живет.

Незаконный оборот опиатов из Афганистана осуществляется двумя основными путями: по северному маршруту, проходящему через Центральную Азию до Российской Федерации и далее в страны Европы, и по южному — через Южную Азию, часть Ближнего и Среднего Востока и Африку.

Как утверждают в Агентстве по контролю за наркотиками (АКН) при президенте Таджикистана, только 10-15% наркотиков, экспортируемых из Афганистана за рубеж, проходит через северный маршрут. За первое полугодие 2018 года правоохранительными органами и силовыми структурами страны из незаконного оборота изъято наркотиков на 15% больше, чем за аналогичный период прошлого года (2,74 тонны против 2,36 тонны), почти на столько же – 14,5% – выросло число преступлений, связанных с наркооборотом.

Наркопоток, как и количество вовлеченных в него людей по обе стороны границы, постоянно растет. Их манит желание заработать огромные средства, которые вертятся в этом преступном бизнесе. По данным АКН, на таджикско-афганской границе килограмм героина можно приобрести за $3 тысячи, в Душанбе его цена составляет уже $4,5 тысячи. А вот в России стоимость этого же самого килограмма вырастает до $20 тысяч.


Маковое поле в Афганистане. Фото с сайта Un.org

В последние годы к наркоугрозе прибавился новый вызов — боевики «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), которые окопались в Афганистане. Активизация деятельности этой террористической организации в северном Афганистане замечена спецслужбами Таджикистана, Узбекистана и Киргизии. Разведывательная активность ИГ отмечается также на таджикско- и узбекско-афганской границе. По данным российских спецслужб, общее число боевиков ИГ в нескольких провинциях Афганистана на сегодняшний день может составлять до 10 тысяч человек. Поступали данные о том, что в северных провинциях страны ИГ организовала лагеря подготовки наемников.

На одном из предыдущих заседаний в рамках ОДКБ глава Совбеза РФ Николай Патрушев заявил, что активизация деятельности экстремистских организаций на севере Афганистана усиливает риск проникновения боевиков в соседние страны, что в свою очередь может привести к вербовке молодежи и поставкам оружия местным ячейкам исламистов.

По мнению ряда аналитиков, сейчас идет активная борьба за контроль над производством наркотиков между боевиками движения «Талибан» и ИГ (хотя в годы своего правления в Афганистане талибы вели борьбу с наркоплантациями). И если интересы талибов сосредоточены на Афганистане, то «Исламскому государству» финансы необходимы для экспансии своего присутствия за его пределы, в частности в страны Центральной Азии и далее — в Россию.

Пойдет ли ИГ на прорыв

Источник в управлении погранвойск ГКНБ Таджикистана в разговоре с «Ферганой» отверг возможность перехода крупных сил ИГ на территорию Таджикистана. «ИГ не стремится прорываться в другие страны, поскольку знает, что им придется воевать с коллективными силами СНГ. Потерпев крупное поражение в Сирии, они не решатся вновь вступить в открытую войну, поэтому какого-либо масштабного нападения на Таджикистан не предвидится. Тем не менее, нельзя исключать эту угрозу полностью. Самая важная задача сейчас — предотвратить просачивание отдельных групп международных террористов на нашу территорию с целью организации диверсионных актов или вербовки новых сторонников», – говорит он.

Говоря о нынешнем состоянии охраны таджикско-афганской границы, источник отметил, что к настоящему времени потенциал погранвойск заметно усилен: «За последние 5-6 лет граница была значительно укреплена, построено много застав на Шуроабадском и Бадахшанском направлениях. Эти заставы расширены, там улучшена инфраструктура, возведены здания комендатур. Кроме того, усилена подготовка пограничных кадров».

Тем не менее для полного обустройства системы охраны госграницы не достает спецтехники, мобильных машин, авиации. В сложившихся условиях очень важна военно-техническая помощь Российской Федерации. Так, Россия обязалась поставить Таджикистану вооружений почти на 70 миллиардов рублей (более $1 млрд). В прошлом году она уже передала вооруженным силам республики вертолеты Ми-24 и Ми-8 для патрулирования границ, а также наземные транспортные средства на сумму около $122 миллионов.


Таджикские пограничники на мосту через Пяндж. Фото с сайта Ozodi.org

На сегодняшний день ситуация такова, что в случае возникновения реальной опасности Таджикистан может рассчитывать на помощь стран-членов ОДКБ. Так, Россия при необходимости в течение суток перебросит сюда подкрепление самолетами. Еще быстрее помощь Таджикистану может быть отправлена с аэродрома Кант в Кыргызстане. А в течение трех суток могут быть мобилизованы контингенты коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ. Вдобавок к этому, по просьбе таджикских властей, в приграничных конфликтах могут быть задействованы силы 201-й российской военной базы, части которой располагаются в Душанбе и Курган-Тюбе.

В ноябре 2017 года в 15 километрах от таджикско-афганской границы на горном полигоне «Харбмайдон» войска ОДКБ провели завершающий этап грандиозных учений «Боевое братство-2017», в которых участвовали батальоны Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и России — всего более 12 тысяч военных. Использовались штурмовики и истребители, танки, самоходные гаубицы, ракетная установка «Искандер». Впервые в такого рода учениях были задействованы более 90 вертолетов и самолетов, в том числе Ту-95МС, Су-30, Су-24, Су-25.

Таким образом, военная мощь стран ОДКБ была наглядно продемонстрирована тысячам боевиков по ту сторону границы, которые, разумеется, были прекрасно осведомлены об учениях, проходящих в Таджикистане. Думается, что такого рода превентивные меры достигнут своей цели: любые вооруженные группировки сто раз подумают, прежде чем решатся вторгнуться на территорию Таджикистана.

Нурулло Курбонов

Международное информационное агентство «Фергана»