11 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

В Узбекистане начался процесс над членом организации «Свидетели Иеговы»

04.11.2002 00:00 msk, для IWPR из Ташкента

Впервые узбекский суд рассматривает распространение идей этой христианской секты, как уголовное преступление. Акмаль-Икрамовский районный суд города Ташкента, где проходят слушания по делу Марата Мударисова - 27-летнего уроженца Ташкенте, невысокого, худощавого парня с застенчивой улыбкой, предъявляет ему обвинение по статье Возбуждение национальной, расовой и религиозной вражды, Уголовного кодекса Республики Узбекистан.

Марат Мударисов, по данным обвинения, являясь членом организации «Свидетелей Иеговы», подрывал своей религиозной деятельностью конституционные устои государства, распространял идеи и взгляды, унижающие и оскорбляющие как национальные, так и религиозные чувства и убеждения граждан Узбекистана.

В материалах предварительного следствия говорится, что Марат Мударисов "призывал граждан не участвовать в политической жизни страны, не посещать православную церковь, не жить в семьях с людьми, не являющимися членами организации "Свидетели Иеговы", не уважать государственные символы страны - гимн, флаг и герб, не служить в государственных учреждениях, а также уклоняться от службы в армии".

И если суд признает Марата Мударисова виновным, то он окажется первым человеком в Узбекистане, осужденным за распространение идей организации «Свидетели Иеговы», которое также впервые классифицируется как уголовное преступление и, если вина Марата будет подтверждена на суде, то согласно закону ему грозит суровое наказание - лишение свободы на 8 лет.

До настоящего времени в Узбекистане было несколько случаев арестов и судов над членами организации «Свидетели Иеговы», но все они заканчивались тем, что подсудимые привлекались к административной ответственности и их отпускали на свободу.

Так, 28 мая этого года, в суде Мирабадского района города Ташкента миссионер "Свидетелей Иеговы" Игорь Морозов, был осужден за "нарушение процедуры преподавания религиозных верований", за что судом был признан в административном правонарушении и был решением судьи оштрафован на сумму равную 27 долларам.

По мнению представителя международной правозащитной организации Human Rights Watch в Узбекистане Матильды Богнер (Matilda Bogner), возбуждение впервые уголовного дела против члена организации «Свидетели Иеговы» - Марата Мударисова, произошло потому, что эта организация, вопреки прогнозам узбекских властей, стала набирать популярность в Узбекистане, и значительно увеличила свою паству.

«Когда власти Узбекистана позволили зарегистрироваться «Свидетелям Иеговы» в двух городах Фергане и Чирчике, они не ожидали, что это движение настолько усилится и станет популярным, возможно для того, чтобы уменьшить их влияние и было это дело доведено до уголовного суда», - сказала Матильда Богнер.

По словам же члена организации «Свидетели Иеговы» из Ташкента Ирины, попросившей не назвать ее фамилию, за арестом Марата Мударисова может лежать желание узбекских властей запугать членов этой организации.

«До этого наших членов тоже привлекали к ответственности, но все заканчивалось уплатой штрафа, я думаю, что нас хотят запугать, но я молюсь, чтобы все закончилось хорошо», - сказала Ирина.

Как свидетельствуют материалы этого дела, 20 июля 2002 года в Акмаль-Икрамовском районе Ташкента сотрудники СНБ задержали Марата, у которого с собой была сумка, заполненная религиозной литературой- несколько книг и журналов на русском языке и одна брошюра на узбекском, которая по заключению экспертов Комитета по делам религии при Кабинете Министров Узбекистана, способна своим содержанием разжигать религиозную и межнациональную рознь.

Между тем мать Марата, Нурия Мударисова, утверждает, что 19 июля они вместе с сыном подошли к зданию районного отделения СНБ, после того, как накануне их вызвал на встречу по телефону сотрудник этого отделения Ильхом Туламов, предупредивший Марата о том, чтобы он взял с собой имеющуюся у него дома религиозную литературу.

"В тот день мы оба вошли в кабинет к Ильхому Туломову, который сказал нам, что вызвал нас потому, что на Марата двое человек из "Свидетелей Иеговы" написали донос», - рассказала Нурия Мударисова.

Затем, по словам матери, в ходе допроса, она была вынуждена оговорить своего сына, так как не выдержала морального и физического давления со стороны следователя, и под его диктовку написала, что ее сын пропагандирует учение "Свидетелей Иеговы", а также то, что она осуждает его за это и просит "вернуть его к правильной жизни".

Раскрыв таким образом дело о «преступлениях» Марата Мударисова, сотрудники СНБ передали его дальше для доведения до суда отделению внутренних дел Акмаль-Икрамовского района Ташкента.

Адвокат Марата Мударисова Рустама Сатданова, усматривает в ходе ведения следствия по делу его подзащитного ряд процессуальных нарушений, в частности то, что СНБ, арестовав Марата, должны были довести следствие до конца, кроме того, адвокат видит нарушение прав своего клиента в решении суда не выпускать его из под стражи на время судебного процесса.

По мнению же Матильды Богнер, сам факт начала уголовного процесса над Маратом Мударисовым является «прямым нарушением прав человека на свободу вероисповедания».

Однако у властей Узбекистана свои взгляды и отношение к деятельности религиозных организаций в стране. С конца 1997 года в Узбекистане резко обозначился конфликт между государством и исламскими организациями, когда в Намангане группа приверженцев ваххабитского течения в Исламе убили высокопоставленного милиционера, после чего началась кампания против носителей идей нетрадиционного Ислама.

Именно для того, чтобы сократить влияние различных исламских организаций в стране, в мае 1998 года был принят новый Закон «О свободе совести и религиозных организаций», который значительно ограничил возможности религиозных организаций в стране.

Согласно новому Закону запрещалось обращение в другую веру, включение религиозных предметов в школьную программу, частное преподавание религиозных принципов, а также требовалось, чтобы все религиозные группы и братства регистрировались, причем критерии для их регистрации предъявлялись очень жесткие: каждой группе необходимо было предоставлять в министерство юстиций список по крайней мере из 100 членов граждан Узбекистана, в то время как предыдущий закон ограничивался только лишь 10.

Принятие нового закона резко снизило количество мечетей с более 4000 до 1664, кроме того, все силовые органы Узбекистана были брошены на поиски и аресты членов нелегальных исламских организаций, преследования их особо усилились после ташкентских взрывов 1999 года, в организации которых обвинили исламских экстремистов.

Новый закон значительно сократил возможности и для миссионерской деятельности и христианских организаций, но тем не менее власти к их деятельности относились намного лояльнее, нежели чем к мусульманским организациям, возможно не последнюю роль в этом играл страх перед реакцией западных государств.

Следствием такой ситуации оказалось то, что различные христианские организации значительно расширили свою паству, в том числе и за счет мусульман, добровольно обращавшихся в последнее время в христианство, увеличение рядов христианских организаций, как показывают факты, насторожило узбекские власти.

Так, например, «Свидетели Иеговы», зарегистрировавшись только в двух городах Узбекистана, не могут получить регистрацию и в других городах, и на вопрос, почему «свидетелей» не регистрируют, главный специалист комитета по делам религии при Кабинете Министров Узбекистана Бехзод Кадыров ответил, что это нельзя расценивать как безосновательное притеснение, и если это происходит, значит, «местные власти и органы юстиции, осуществляющие регистрацию, на вполне законных основаниях находят причины, по которым Свидетелям Иеговым отказывают в регистрации».

К примеру, в Самарканде, администрация Багышамальского района причину отказа в регистрации местным Свидетелям Иеговым объяснила тем, что в районе уже действуют 10 христианских религиозных обществ, зарегистрированных в областном управлении юстиции и это количество, по мнению администрации, вполне удовлетворяет религиозные запросы граждан, поэтому "разрешить деятельность еще одного религиозного общества, относящегося к христианским сектам - нецелесообразно".

Но, несмотря на трудности с регистрацией, во многих городах Узбекистана «Свидетели Иеговы» ведут довольно активную деятельность: проводят собрания, распространяют литературу, беседуют с людьми о понимании ими Библии.

По словам члена «Свидетелей Иеговы» Ирины, в их организации нет точных данных о количестве членов, но ей известны около 3,5 тысяч последователей «Иеговы» в Ташкенте.

И по мнению Ирины, все они уверены в том, что именно их вера является истинным путем к Богу, и судебный процесс над Маратом Мударисовым не испугает и не оттолкнет от религии ее братьев и сестер.

А как показывает практика силовой политики узбекских властей против членов нелегальных исламских организаций, ни суды, ни суровые приговоры не являются надежным заслоном для распространения религиозных учений.

Ольга Борисова – корреспондент. ИНСТИТУТ ПО ОСВЕЩЕНИЮ ВОЙНЫ И МИРА, представительство в Узбекистане