15 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Запад приступил к демонтажу выстроенной в Узбекистане полицейской системы

11.12.2002 00:00 msk, Иван Муравьев, Ташкент

Политика

Накануне Дня прав человека в Узбекистане побывал спецдокладчик по пыткам комиссии ООН по правам человека Тео ван Бовен. В течение 15 дней он изучал ситуацию с применением пыток к арестованным, подследственным и осужденным сотрудниками Службы национальной безопасности (СНБ), прокуратуры и МВД Узбекистана.

Приезд ван Бовена стал возможен только после октябрьского визита в Узбекистан генсека ООН Кофи Аннана. Именно тогда Исламу Каримову дали понять, что причастность к антитеррористической коалиции предполагает соблюдение в этих государствах прав человека и абсолютно исключает применение пыток.

Скрепя сердце Каримов согласился на приезд инспектора. Однако власти постарались максимально сузить контакты ван Бовена с осужденными и членами их семей. Его, например, попросту не пустили в следственный изолятор СНБ (правопреемницы КГБ ), а возможность изучения ситуации в печально известной колонии Жаслык ( здесь содержат политических заключенных или тех, кого к таковым причисляют) фактически была сведена к разговору с начальником колонии.

Тем не менее перед отъездом ван Бовен озвучил предварительные итоги поездки, подчеркнув, что препятствия, создаваемые узбекскими властями, не скажутся на объективности и полноте анализа. Он подтвердил, что пытки, используемые для получения нужных силовикам показаний, стали в Узбекистане нормой и "носят системный характер". Только за последние два года отсюда в комиссию по правам человека ООН поступило свыше 250 сообщений о пытках, но это далеко не полная информация.

Самые типичные пытки, используемые в силовых структурах Узбекистана, - это введение под ногти иголок, а в задний проход арматуры (последнее - ноу-хау СНБ). У сотрудников милиции и прокуратуры фантазии поменьше. Здесь для получения признательных показаний на голову арестованного обычно надевают целлофановый пакет, перетягивая его у шеи, и зажимают его пальцы между косяком и дверью. Нередко используется шантаж. Арестованному говорят, что если он не подпишет нужные следователям показания, то "случайные хулиганы" изнасилуют его жену или дочь, а у сына "также случайно" обнаружат наркотики, подготовленные к реализации. Словом, то, что в большинстве государств обычно используют бандиты, в Узбекистане взяли на вооружение те, кто якобы стоит на страже закона.

Необходимо заметить, что после затишья, вызванного поддержкой Узбекистаном антитеррористических мер, международные организации вновь активизировали свои претензии по соблюдению здесь прав человека. Даже США, временно свернувшие критику режима Каримова, настояли на открытии в Ташкенте и ряде областных центров филиалов старейшей правозащитной организации "Freedom house".

О чем это говорит? Западные страны в отличие от России намерены "окопаться" здесь всерьез и надолго. Но нынешний лидер Узбекистана, несмотря на демонстрируемую им проамериканскую ориентацию, США явно не устраивает. К тому же Каримов за последний год сильно сдал физически.

Косвенным подтверждением плохого самочувствия стало недавнее выступление Каримова по случаю десятой годовщины принятия Конституции. Обычно эмоциональный и энергичный, на сей раз он сухо читал заранее подготовленный текст. При этом "глотал" слова и окончания, отчего его и без того небезупречный узбекский было понять еще труднее.

Любимые Каримовым пространные отступления от текста носили специфический характер. Он говорил, что "люди, стоящие у истоков независимости Узбекистана, скоро уйдут", рассуждал о вечности, ответственности перед Всевышним, о том, что "туда мы с собой ничего не возьмем".

Каримов, конечно же, видит, что после II сентября Запад, свернув публичную критику властных структур Узбекистана, тихо и ненавязчиво приступил к демонтажу выстроенной здесь полицейской системы. Он настоял на отмене цензуры в печати, вытащил из эмиграции бывшего муфтия Средней Азии Мухаммад Садыка Мухаммад Юсуфа. Вынудил считаться с местными правозащитными организациями, а одну из них, самую скандальную, зарегистрировать официально. За два последних года заставил провести две амнистии, распространившиеся на 50 тыс. человек.

Шаг за шагом Каримов сдает позиции и, похоже, уже без былого, подчас ожесточенного, сопротивления. 13 января ему исполнится 65. Какой удел ему готовит Запад?