17 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Вопиющие факты, связанные с преступной деятельностью диктатора Ниязова

24.05.2003 00:00 msk, Соб. инф.

Политика

Дмитрий Рогозин назвал решение Туркмении прекратить действие соглашения с Россией о двойном гражданстве "подготовкой к массовой депортации русского населения". По словам главы думского международного комитета, "нельзя изымать гражданство РФ насильственно у тех лиц, которые имеют двойное гражданство". "Когда принимаются такого рода документы, то они не имеют обратной силы", - считает Рогозин.

Президент Туркмении Сапармурат Ниязов подписал в апреле указ, в соответствии с которым лица, имеющие гражданство Туркменистана и России и постоянно проживающие на территории Туркмении, должны в течение двух месяцев сообщить о выборе гражданства одной из сторон. В указе отмечается, что те, кто не сообщат о своем решении, будут считаться гражданами Туркмении.

В ходе недавнего визита Ниязова в Москву был подписан протокол, прекращающий действие соглашения между Туркменией и Россией о двойном гражданстве. Это соглашение 1993г. обеспечивало возможность этническим русским, а также другим гражданам бывшего СССР получить, наряду с туркменским, еще и российское гражданство. По неофициальным данным, в Туркмении проживает 100 тыс. человек, имеющих два гражданства.

Примечание ИА "Фергана.Ру"

По горячим следам данного выступления Дмитрий Рогозина мы получили письмо руководителя центра "Центральная Азия и Кавказ" Мурада Эсенова, которое приводим полностью, без купюр.

* * *

Афганский "проект" туркменского диктатора

Ниязов в роли покровителя международного терроризма и наркоторговли

Мурад Эсенов - ВИС НДДТ, 23.05.03 (Стокгольм).

Выступив с заявлением о ситуации с правами человека в Туркменистане, лидер думского Комитета по международным делам Дмитрий Рогозин первым из официальных российских политиков обратил внимание на вопиющие факты, связанные с преступной деятельностью диктатора Ниязова. В частности, он отметил, что в комитете имеется серьезная информация о связях Ниязова с талибами, а также о его причастности «к переброске наркотиков, к транзиту наркотиков и вообще фактически к поддержке международного терроризма».

В этой связи представляется важным раскрыть роль президента Ниязова в становлении международной террористической организации талибов. Известно, что возникновение движения «Талибан» связано с деятельностью внешней разведки Пакистана, однако мало кто обращает внимание на то, что на военно-политической арене Афганистана талибы появились вследствие туркмено-пакистанского сотрудничества. Поздней осенью 1994 г. одна из групп афганских моджахедов захватила автокараван, следовавший из Пакистана в Туркменистан. Для его освобождения Министерством внутренних дел Пакистана была привлечена небольшая, мало кому известная религиозная секта, под руководством муллы Мухаммада Омара, действовавшая на юге Афганистана. Именно эта секта в скором времени стремительно переросла в масштабную организацию, начавшую победное шествие по территории Афганистана и изменившую всю военно-политическую ситуацию в этой стране.

Туркменское руководство сразу установило контакты с руководством тогда еще никому не известного «Талибана» и даже больше — единственными внешними партнерами движения «Талибан» с момента его возникновения были Пакистан и Туркменистан. Зимой 1994 года, сразу после появления передовых отрядов талибов на участке туркмено-афганской границы стало функционировать железнодорожное сообщение Кушка (Туркменистан) — Тургунди (Афганистан), по которому начался интенсивный товарообмен. Содержимое товарных составов по сей день остается неизвестным, но тогда официальные лица Туркменистана утверждали, что «туркменская сторона оказывает гуманитарную помощь братскому афганскому народу». В тот период население самого Туркменистана остро нуждалось в экономической, в том числе и гуманитарной, помощи. Страна переживала небывалый кризис. Поэтому утверждения руководства страны о безвозмездном гуманитарном характере груза вызывают большие сомнения.

4 октября 1996 году в г. Алма-Ата была созвана экстренная консультативная встреча глав государств Центральной Азии и России для рассмотрения ситуации, складывающейся в регионе после захвата Кабула движением «Талибан». На встрече присутствовали президенты Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана и председатель правительства России. Ниязов проигнорировал приглашение президента Казахстана и не принял участие в этой встрече, ссылаясь на нейтральный статус своей страны.

Комментируя итоги алма-атинской встречи и объясняя причину своего отказа от участия в ней, президент Ниязов заявил: «Туркменистан, будучи нейтральным государством, не намерен принимать участие на встречах такого рода. Все что происходит в Афганистане является внутренним делом афганского народа, мы не испытываем угрозы со стороны движения „Талибан“. Уже больше года часть туркмено-афганской границы с афганской стороны контролируется представителями этого движения, и этот участок границы на сегодняшний день является самым спокойным».

Позицию Ниязова относительно данной встречи можно оценивать по-разному, но вряд ли можно объяснить ее нейтральным статусом Туркменистана. Встреча носила консультативный характер и рассматривала проблему, затрагивающую судьбу всех государств региона не только в военной, но и в гуманитарной сфере. Развитие наступления талибов на север Афганистана, где проживают этнические меньшинства страны, родственные народам стран Центральной Азии, могло сопровождаться массовой миграцией последних на территорию приграничных стран, в том числе и Туркменистана. Обсуждение этих вопросов, выработка мер по предотвращению гуманитарной катастрофы не только не противоречило, но и соответствовало бы декларированным целям внешней политики Туркменистана и его нейтральному статусу.

Вскоре после расширения присутствия талибов на севере Афганистана Туркменистан действительно столкнулся с такого рода проблемами, хотя эти факты тщательно скрывались и скрываются руководством страны. Уже летом 1997 год в двух селениях на территории Афганистана, заселенных туркменами, началась этническая чистка, которую осуществляли никто иной, как «дружественные Туркменистану» талибы. В результате 20 июня туркмено-афганскую границу перешло около полутора тысяч беженцев, а далее в течение одной недели количество беженцев возросло в несколько раз и достигло восьми тысяч человек. Этих беженцев Туркменистан не принял и силами пограничников вытеснил их обратно на территорию Афганистана.

Факты опровергают также утверждения Ниязова относительно стабильности туркменских границ с приходом талибов. За 1995 год на туркмено-афганской границе произошло более 50 вооруженных столкновений, в ходе которых были задержаны 1800 человек-граждан Афганистана, конфисковано около 2 метрических тонн наркотиков. Ситуация не изменилась даже после того, когда всю туркмено-афганскую границу с афганской стороны стали контролировать отряды движения «Талибан». Более того, положение намного ухудшилось. В 1996 году на туркмено-афганской границе у контрабандистов было изъято более 14 тонн наркотических веществ, а в 1997 году — около 42 тонн. При этом, в течение указанного года было зарегистрировано 2 107 нарушений границ. Большая часть этих нарушений была осуществлена с целью приобретения, транспортировки или сбыта наркотиков. Только в 1999 году было конфисковано 50 тонн гашиша, 2,3 тонн героина, 7,7 тонн опия. Согласно статистике программы ООН «Стоп» как правило задерживается лишь 10 процентов переправляемого «товара». Учитывая этот факт, нетрудно представить реальную ситуацию. По оценкам западных экспертов, Туркменистан превратился в один из главных транзитных путей доставки наркотиков из Афганистана и Пакистана в страны СНГ и через Россию — в Европу.

На основании этих фактов можно предположить, что отказ президента С. Ниязова от участия в алма-атинской встрече был связан с совершенно иной причиной. Уже 7 октября 1996 года, то есть спустя два дня после алма-атинской встречи, в Ашхабад прибыл специальный посланник премьер-министра Пакистана Иглал Хайдер Заиди для встречи с С. Ниязовым. После переговоров стороны отметили, что «взгляды Туркменистана и Пакистана на ситуацию в Афганистане совпадают полностью».

Дальнейший ход развития событий показал причину крайней заинтересованности Туркменистана и Пакистана в расширении зоны присутствия движения «Талибан» на территории Афганистана. 27 октября 1997 года Ниязов подписал протокол с главой американской нефтяной компании Unocal, и согласно этому протоколу, последний получил эксклюзивные полномочия на формирование консорциума для строительства газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан. При этом, касаясь вопросов безопасности афганского участка газопровода, С. Ниязов заявил, что «тревожиться особенно не стоит — у нас есть договоренности с представителями всех племенных группировок, располагающихся вдоль трассы будущего газопровода». Надо обратить особое внимание на тот факт, что все афганские территории, где задумывалось строительство (через афганские города Туругунди, Герат, Кандагар, Спин Булдак к пакистанской Кветте), на тот момент уже контролировался «Талибаном».

Правда, уже через год американская компания приостановила свое участие в данном проекте. Такое решение было принято руководством Unocal «в связи с усилением военных действий между войсками движения „Талибан“ и „Северного альянса“, а также резким обострением отношений между талибами и США в результате американского удара крылатыми ракетами по базам подготовки террористов в Афганистане».

Отказ главных участников проекта (кроме американского Unocal, российский Газпром заявил, что не будет принимать какое-либо участие в данном проекте) не изменил планы руководства Туркменистана. Комментируя решение руководства Unocal, Ниязов в своем выступлении по туркменскому телевидению отметил, что никого не будет удерживать силой, будет продолжать поиск партнеров, и верит в успешную реализацию этого проекта. При этом, причину отказа Unocal от проекта (наличие баз подготовки международных террористов на территории Афганистана) С. Ниязов предпочел вслух не упоминать.

С аналогичным заявлением выступило и руководство движения «Талибан». На встрече с журналистами в афганской столице министр информации Амир Хан Муттаки заявил, что «получить контракт на строительство газопровода в свои руки стремятся несколько других крупных иностранных компаний, вероятнее всего, его в скором времени определят все заинтересованные страны — Афганистан, Туркменистан и Пакистан». В дальнейшем дипломатическая активность официального Ашхабада, направленная на сближение с талибами значительно возросла.

10-12 мая 1999 года Ашхабад посетил заместитель министра иностранных дел в администрации талибов Абдур Рахмад Захид. В ходе этой встречи администрация талибов впервые с момента своего появления в политической арене заключила официальные экономические соглашения с иностранным государством, и этим государством стал Туркменистан. В ходе этой двухдневной встречи были достигнуты договоренности о начале полетов самолетов афганской авиакомпании в Туркмению и поставках в Афганистан природного газа, а также об участии туркменских специалистов в восстановлении двух афганских электростанций.

В скором времени вооруженными отрядами талибов был установлен контроль над крупными городами севера Афганистана. В средствах массовой информации разных стран мира все больше и больше стали появляться неопровержимые доказательства причастности талибов к различным террористическим акциям, о наличии на подконтрольных талибам территориях лагерей по подготовке международных террористов, об их причастности к контрабанде наркотиков и т.д.. Росла активность различных террористических групп на территории стран Центральной Азии. Эти группы проходили подготовку на территорииях Афганистана, и их действия координировались руководством движения «Талибан».

При этом обвинения талибов в поддержке международного терроризма прозвучали не только со стороны отдельных руководителей государств Центральной Азии, которых нередко можно обвинить в субъективизме, но и со стороны всего мирового сообщества.

В июле 1999 года США ввели экономические санкции против исламского движения «Талибан» в связи с предоставлением талибами убежища «международному террористу номер один» Усаме бен Ладену. В распространенном по этому поводу письменном заявлении президента Клинтона отмечалось, что санкции «углубят международную изоляцию „Талибана“, ограничат его возможности поддерживать сеть террористических группировок и продемонстрируют необходимость соблюдать принятые нормы поведения на международной арене». В октябре того же года и по той же причине, за покровительство международному терроризму, санкции против талибов были объявлены специальной резолюцией Совета Безопасности ООН. Туркменистан выступил против введения этих санкции. В частности, представитель Туркменистана при ООН Аксолтан Атаева призывала к «диалогу и сотрудничеству с афганским движением „Талибан“», поскольку «сотрудничество с ним принесет гораздо больше результатов, чем его международная изоляция».

Режим санкций, объявленных Совбезом ООН против Афганистана, был Туркменистаном последствии нарушен. Внешнеторговый оборот с режимом «Талибан» в 2000 году составил 120 миллионов долларов США, а в 2001 — более 150 миллионов долларов. При этом из Туркменистана в Афганистан регулярно направлялись крупные партии бензина, дизельного топлива, авиационного керосина, а также запасные части для военной техники, а в обратном направлении — наркотики, которые в дальнейшем переправлялись в Россию, другие страны СНГ и Европу. Такой «нестандартный» товарообмен — горюче-смазочные материалы и запасные части в обмен на наркотики между диктатором Ниязовым и лидером исламских террористов Муллой Омаром прекратились только после разгрома движения «Талибан» силами международной коалиции по борьбе с терроризмом.