18 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Что происходит с кабельным и коммерческим телевидением в Узбекистане. Новая монополия на эфир?

12.11.2004 10:43 msk, Х.Арипов

Свобода слова

Фото Фергана.Ру

"Сексуальные соседки" вместо "Момента истины"

С конца прошлого месяца в Узбекистане из пакета услуг большинства частных студий кабельного телевидения незаметно исчез московский канал ТВЦ. Остальные студии аккуратно заменили его на ТВЦ+. Местные газеты, для поднятия хилого тиража, печатающие ТВ-программы, до сих пор даже еще не успели отреагировать, продолжая печатать программу канала ТВЦ.

Изменение не вызвало никакого общественного резонанса, несмотря на то, что в Узбекистане уже около года государственное телевидение ретранслирует для русскоязычной и просто продвинутой аудитории не более 4 часов эфира канала РТР. Философия потребителей проста: пусть нам показывают хоть что-нибудь. Пусть вместо "Момента истины" или "Постскриптума" идут себе вечерами "Сексуальные соседки" по ДТВ или познавательные передачи канала Rambler. Лишь бы, заплатив 1200 - 2500 сум ($1,2 - $2,5), немногочисленный средний класс мог на досуге погружаться в профессионально организованное информационное пространство, свободное от пропаганды сомнительных экономических достижений Узбекистана, однообразных победных сводок с хлопковых полей.

Находились все же любопытные, обращавшиеся за разъяснениями в дирекции кабельных студий. Им популярно растолковали, что, мол, "базар большой - иди, поторгуйся...". В том смысле, что не из чего выбирать. А по-секрету признались: дескать, по ТВЦ недавно прошел сюжет, сильно порочащий имидж Узбекистана. Нечто подобное произошло два года назад: по каналу REN-TV был показан сюжет про детей-хлопкоробов. Передач канала REN-TV с тех пор здесь никто не видел...1).

Чёрт тут себе ногу сломал...

Вкратце для несведущих: общая ситуация в эфире независимого Узбекистана сегодня не поддаётся анализу с помощью логики или здравого смысла. Слишком всё сложно и запутанно. Ясно только одно - общественного телевидения здесь не было и нет. Есть многоканальное государственное телевидение, покрывающее своим вещанием на государственном языке до 90 процентов территории страны, и, вроде бы, удовлетворяющее потребности (а кто их знает?) примерно 70 процентов населения, у кого вообще имеются телевизоры. О самобытности его ярко пропагандистского вещания можно рассуждать бесконечно долго. Есть небольшие коммерческие телестудии в регионах, кое-как формирующие несколько часов своего одно- или двуканального эфира в виде причудливой смеси российских программ и собственных рекламно-информационных вставок.

Есть еще оставшиеся от советских времен телевышки градообразующих предприятий, например, в Заравшане или Алмалыке, почти бесплатно передающие потребителям в радиусе 10-20 километров полный пакет российских телеканалов. И, наконец, в больших городах, особенно в Ташкенте, существует множество крупных и мелких коммерческих студий кабельного телевидения, ретранслирующих для обывателей средний набор программ, приблизительно состоящий из Первого, России, НТВ, ТВ-3, Культуры, ТНТ, СТВ, ДТВ, МТВ и т.п. Особенность этого эфирного хаоса в том, что юридически (и фактически) он полностью подконтролен и подотчётен властям - любой субъект вещания обязательно получает разрешительную лицензию от государственных органов и несет перед ними ответственность... гласную и негласную. Отсюда - вдруг возникающие цензурные купюры в ток-шоу типа "Окон", и бесследное исчезновение целых каналов, как в случае с ТВЦ.

Административная революция?

Пассионарное общество любит бороться со стихиями и побеждать их. Стихия рыночных отношений - не исключение. Организованная в начале 2004 года Национальная ассоциация электронных СМИ Узбекистана (НАЭСМИ), которая создавалась как общественная организация, тотчас же после образования поставила перед собой задачу государственной важности - цивилизовать рынок электронных СМИ в стране и активизировать участие узбекистанских тележурналистов в деле построения гражданского общества, как его понимает НАЭСМИ. Ассоциация начала свою деятельность с принятия Хартии и Этического кодекса2, ограничивших профессиональные права журналистов практическими задачами идеологической пропаганды и массовой агитации.

Следующая глобальная цель - объединить к концу ноября этого года, в канун парламентских выборов, все оставшиеся негосударственные коммерческие радио-, теле- и кабельные студии в единую сеть для монопольного распространения однородного продукта на государственном языке, производимого НАЭСМИ в её собственной студии.

Минус непокорные...

По словам председателя правления ассоциации Фирдавса Абдухаликова3, НАЭСМИ, пусть не с первой попытки, но все же успешно и на добровольных началах объединила уже около 60 негосударственных теле- и радиостудий с аудиторией зрителей до 18 млн. человек и зоной вещания до 70 процентов территории страны. Правда, находятся и "несознательные" деятели коммерческого телевидения, которые на условиях анонимности осмеливаются утверждать, что в НАЭСМИ их загнали насильно, как середняков в колхоз... Те же, кто пытался противиться, дескать, ощутили на себе всю тяжесть и твердость пресса этой административной инициативы.

К примеру, членству в НАЭСМИ и добровольно-принудительному вхождению в ее единую телесеть, будто бы поначалу противились некоторые региональные телестудии, которым ташкентское ННО "Интерньюс" не только помогало создавать оригинальные передачи, но и обещало выделить современную аппаратуру по целевому гранту от USAID. Но непослушных административно убедили, аппаратура из за рубежа к ним не поступила. А излишне активная деятельность ННО "Интерньюс", как известно, в октябре была приостановлена по решению Ташгорсуда на срок до 6 месяцев.

Почему они против

- Административная монополизация негосударственного телеэфира затормозит и вообще прекратит развитие коммерческого телевидения и построение гражданского общества в Узбекистане, - шепчутся по углам недовольные. - Сейчас нас заставляют отказываться от лицензий на деятельность СМИ, оставляя нам функции чисто технических распространителей единой продукции НАЭСМИ. Та же участь с конца ноября ожидает и кабельные студии, которых обяжут ретранслировать единый пакет российских каналов, сформированный, отредактированный и снабженный рекламными вставками НАЭСМИ, точнее - ее дочерней коммерческой структуры, поскольку сама ассоциация, созданная как общественная организация, вообще юридически не имеет права на такую коммерцию...

По слухам, НАЭСМИ уже приобрела исключительные права на ретрансляцию в Узбекистане программ нескольких российских телекомпаний, идейно подкрепляя эти свои шаги перспективой когда-нибудь в будущем подписания Узбекистаном Венской конвенции по соблюдению международных авторских прав. Правда, у многих российских каналов у самих нет прав на распространение некоторых телепродуктов в других странах... Но тут уже начинаются юридические казусы, которые опытным администраторам и бизнесменам НАЭСМИ, без сомнения, удастся распутать в свою пользу. А простым потребителям телеэфира в их дебри вдаваться, наверное, бессмысленно. Достаточно лишь уяснить для себя, что в ближайшее время дочерняя коммерческая структура НАЭСМИ начнет диктовать им через подконтрольные студии монопольную цену на свой безальтернативный продукт.

Будет ли в Узбекистане "свой Березовский"?

Или Гусинский?.. Вряд ли. До сих пор монополией на телеэфир в Узбекистане обладало только само государство со своими каналами и средствами трансляции, лицензированием и тотальной цензурой. Частично ее оттенял мелкий хаос коммерческих студий, впрочем, политически индифферентных и абсолютно лояльных властям. Теперь, вероятно, негосударственный сектор вещания через пару месяцев окажется полностью в руках одного лица, причем публичного политика и крупного бизнесмена - Фирдавса Абдухаликова. Но главные кнопки останутся, как и прежде, под жестким контролем госорганов. Теоретически, НАЭСМИ, как потенциальный инструмент формирования общественного мнения, хоть в чём-то отличного от официальной идеологической линии власти, может заработать лишь в отдаленном будущем. Но, если политическая ситуация в стране вдруг изменится, у НАЭСМИ возникнут просто беспрецедентные возможности.

Примечания:

1 Юридически канал REN-TV не был запрещен в Узбекистане. Эксклюзивные права на его ретрансляцию приобрел медиамагнат, владелец андижанского ЕТРК (молодежного телевидения), популярной радиостанции "Эхо долины" и крупной ташкентской газеты "Тасвир" Ахмедов.

2 Подробно об этом читайте в интервью председателя правления НАЭСМИ Фирдавса Абдухаликова корреспондентам ИА Фергана.Ру и приложениях к нему.

3 Фирдавс Абдухаликов – медиамагнат, владелец самаркандской студии СТВ, ташкентского радио "Пойтахт" и популярной газеты "Даракчи", депутат Олий Мажлиса (Парламента Узбекистана).