24 Март 2019



Новости Центральной Азии

После мартовских погромов в жизни русских в Киргизии наступил новый, не самый лучший этап

15.07.2005 18:06 msk, Юрий Пущаев

Миграция 

РУССКИЕ В КИРГИЗИИ - ПОЗА СТРАУСА

Юрий Пущаев, обозреватель журнала "Популярные финансы" (Москва), специально для Fergana.ru

Перед русскими в Киргизии снова встал проклятый вопрос последних пятнадцати лет: уезжать или нет? Это тем более обидно, что мало что предвещало грозу. За последнее время росли зарплаты в частном секторе, а бишкекская недвижимость за последние год-два совершила рывок, и средняя цена квадратного метра типового жилья составила около 400$. В народе накануне падения Акаева чувствовалась смертельная усталость от политики. В резкие движения и перемены никто не верил.

Они выбрали Киргизию

Однако акаевский режим оказался декорацией, рухнув под натиском толпы мародеров как карточный домик от щелчка. Стабильность оказалась иллюзией, миражом. В результате стал активно обсуждаться вопрос: вырастет ли снова волна эмиграции. Согласно данным секретаря совета безопасности Киргизии Мирослава Ниязова, если за 2004 год из республики уехало чуть более 20 тыс. человек, то только за первый квартал 2005 года заявление на выезд подало уже почти 19 тыс. человек.

Между тем можно предположить, что если эмиграция непосредственно под влиянием мартовских событий и вырастет, то незначительно. Рост заявлений на выезд объясняется поспешной панической реакцией, но сейчас все замерли - в ожидании грядущих событий. Для принятия окончательного решения, оставаться или уезжать, решающим будет то, как будут развиваться события после президентских выборов, наступит ли стабильность, или нет. Люди если и будут массово эмигрировать, то лишь в крайнем случае, когда уже не будет другого выбора. Ведь остались те, кто-либо не может, либо не хочет уезжать.

Ведь к 2005 году в республике в основном остались те лица "некоренной национальности", которые никуда уже уезжать не собирались. Либо потому, что ехать некуда и не на что, хотя и хотелось бы. В таком положении оказались старики и все более люмпенизирующиеся из-за низких зарплат "работяги". Либо потому, что люди и так смогли неплохо устроиться, и выламываться из налаженной жизни и начинать все с нуля на незнакомом месте нет никакого смысла. Эта ситуация характерна для владельцев мелкого и среднего (по киргизским меркам) бизнеса, и их более или менее нормально оплачиваемых менеджеров. Важнейшая особенность жизни русских в Киргизии состоит в том, что, хотя им невозможно делать карьеру в госорганах или правоохранительных структурах, но они свободно могут заниматься бизнесом. Налоговикам все равно, с кого брать взятки - с киргизов или русских. В Бишкеке есть конторы, где из сотни работающих нет ни одного киргиза. Надо видеть, с каким удивлением на эти коллективы во время корпоративных праздников, когда они гуляют в ресторанах, смотрят официанты: "надо же, столько народа, и ни одного киргиза".

То есть оставшиеся русские, и "тонкие", и "толстые" (по киргизским меркам) выбрали Киргизию в качестве своего ПМЖ. Первые вынужденно, вторые осознанно. Средняя прослойка практически отсутствует. Ее отсутствие и немногочисленность "толстых", кстати, объединяют русских с киргизами, хотя есть, как говорится, "нюанс". Дело в том, что самые богатые люди в республике - это чиновники. А среди них не киргизов раз-два, и обчелся. Русских в политику, которая строится по кланово-родовому признаку, не пускают. Достаточно сказать, что из шести кандидатов в президенты тоже нет ни одного не киргиза, а из 75 депутатов новоизбранного парламента русских только четверо. В среде русских царит полная аполитичность. Они не вступают в партии, не участвуют в демонстрациях и митингах. Люди политики боятся и не очень ориентируются даже в жизненно важных для себя вопросах. Ведь в республике при повсеместном желании обзавестись российским гражданством мало кто знает, что это не Бог весть как сложно. По Соглашению от 26.02.1999 "Между республикой Беларусь, республикой Казахстан, Кыргызской республикой и Российской Федерацией об упрощенном порядке приобретения гражданства", это можно сделать всего за 3 месяца, если выехать в Россию на ПМЖ.

Раньше русские поддерживали Акаева по принципу "лишь бы не было хуже". Из-за этого они, кстати, после мартовских событий чувствуют себя проигравшими, и тем более побаиваются "лезть" в политику. Акаева свергли именно киргизы (не узбеки, не русские, опасавшиеся любых перемен), которые по идее вполне могли бы сегодня задать русским неприятный вопрос о том, почему те поддерживали "лысого". Сейчас русские пошли голосовать за Бакиева из тех же соображений - лишь бы не было хуже.

В общем, русские в Киргизии до сих пор старались жить максимально незаметно, на манер страуса, который, если, видит опасность, прячет голову в песок и не совершает никаких телодвижений. Они не хотят вмешиваться в политику, в том числе из опасений, что разбудят по отношению к себе киргизский национализм. Но сейчас страус сильно испугался после ночи мародеров, и приподнял голову, чтобы оглядеться. Он задумался о том, что, возможно, все-таки придется бежать, хотя очень этого не хочет. Выросшие очереди у российского посольства в Бишкеке показывают, что люди стараются обзавестись российским гражданством на всякий случай. При этом бросать все и уезжать они пока не готовы. Немаловажным фактором решения русских остаться в Киргизии является то, что сами киргизы в своей массе настроены к русским и России все-таки очень лояльно.

Самая прорусская республика

В советское время русские применительно к киргизам часто использовали слово "национал". Имелось в виду, что у киргизов (в самой же Киргизии!) какая-то особенная национальность, не общепринятая. Сейчас же картина обратная. Горькая ирония, и даже издевка истории, состоит в том, что повальный отъезд русских после 1991 года был вызван и шокирующим осознанием того обстоятельства, что они вдруг стали национальным меньшинством на столь же родной для них, вобщем-то земле, как и для киргизов. Подавляющее большинство русских в Киргизии к моменту распада СССР были потомственными киргизстанцами в третьем или четвертом поколении. Раньше они и помыслить себе не могли, что им вдруг придется уезжать из родных мест на так называемую историческую Родину, потому что именно Киргизия и была для них Родиной, и исторической, и фактической.

Сегодня русских в Киргизии сегодня около 600 тысяч, или 12 % от общего населения республики. За 15 лет их численность сократилась более чем в полтора раза (по переписи 1989 года их было 916,5 тысяч из четырехмиллионнного населения Киргизской ССР). По численности русские в республике уже третьи после узбеков. Но, несмотря на это, Бишкек до сих пор остается во многом русским городом. Абсолютно все говорят по-русски. Вывески магазинов все на русском, и часто даже не дублируются на киргизский язык. Из открытых окон звучит преимущественно российская попса. Киргизия, пожалуй, самая прорусская республика, наряду с Казахстаном, из среднеазиатских новообразованных государств. В отличие от земледельцев, именно среднеазиатские народы-кочевники, получившие от русских все основные блага современной цивилизации, от письменности до промышленности и самой государственности, и оказались настроены к России и русским наиболее лояльно. Киргизы вообще совсем незлобивый и довольно добродушный народ. В русле этой лояльности к русским - и открытие Киргизско-славянского университета, одного из ведущих вузов республики, и объявление православного Рождества государственным праздником и нерабочим днем, и придание русскому языку в Конституции статуса официального. Опасения начала 90-х, вызванные действительным всплеском национализма ("да нас всех тут перережут рано или поздно" - одна из самых часто употреблявшихся фраз в то время), когда только в 1993 году из Киргизии уехало более 100 000 человек, ушли в прошлое. Киргизы увидели, что с независимостью от России у них жизнь, мягко говоря, лучше не стала. И в последнее время из Киргизии уезжали от экономической неустроенности. Ехали те же киргизы - в массовом порядке.

Главная опасность

Мартовские события показали, что главная опасность сейчас - это отсутствие в Киргизии государства как такового. До этого была лишь его имитация. Если президента за два часа свергает невооруженная толпа в несколько тысяч человек, если потом город на целую ночь отдается на разграбление мародерам при полностью попрятавшейся милиции, если за здание Верховного суда бьются две толпы при опять-таки самоустранившейся милиции, если главное здание государства снова захватывается какой-то непонятной толпой, если люди самовольно захватывают лучшие земельные участки столицы, то это говорит об одном - государства в Киргизии нет. Есть его знаки (ну, там флаг, гимн, граница, госучреждения и какие-то люди в погонах), но за ними, по сути дела, нет реальности.

При этом весьма вероятно, что в Киргизии все останется так, как оно и было. Президентские выборы в этом плане мало что изменят. Киргизы пока неспособны к реальному строительству государства. Этому препятствует и родовое деление киргизского общества, и повальная коррумпированность, и известная мягкость и добродушие их национального характера, в то время как для "государевой службы" нужна жесткость. Автору этих строк при прилете в аэропорт "Манас" города Бишкек сами же таможенники неоднократно предлагали за 10 $ пройти таможню без досмотра багажа, а так называемые пограничники пару раз даже здоровались за руку. А милиционеры, если вымогали взятку, то потом дружелюбно интересовались, "от души" ли я даю им деньги. Такой национальный характер уже не изменишь, по крайней мере, в скором времени. Это уже психология, это судьба.

Поэтому Киргизия обречена рано или поздно попасть под чей-нибудь патронат. Один царь-варвар сказал в адрес Древнего Рима: "Продажный город, ты обязательно падешь, если найдешь себе покупателя". А ведь Киргизия и подавно не Древний Рим. Совершенно очевидно, что она сегодня спит и видит, как бы снова попасть под чье-нибудь надежное крыло, поскольку понимает, что неспособна к независимому, самодостаточному существованию. Проблема в том, что она пока никому особенно не нужна. Но как только кто-то проявит волю взять Киргизию под свою благожелательную опеку, она на это согласится.

Понятно, что для киргизских русских лучше всего будет, если это будет Россия. В таком случае им точно не придется все бросать и уезжать в неизвестность. Это в исторической перспективе выгодно и России. Она останется в регионе, в который вложила слишком много сил и средств, чтобы просто так вот взять и уйти. Кроме того, нужно быть последним идиотом или бессильной неумехой, чтобы уйти оттуда, где к тебе пока еще хорошо относятся и были бы только рады, если бы ты там остался.