18 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Самое престижное высшее учебное заведение Узбекистана деградирует по вине высшего руководства страны

19.11.2005 22:43 msk, Соб. инф. (Ташкент)

Очередные пертурбации в руководстве Университета Мировой Экономики и Дипломатии наводят на печальные мысли, ибо за последние три года каждый очередной ректор оставался на своем посту не больше одного года. Изначально по амбициозному замыслу самого создателя университета, а именно президента Узбекистана Ислама Каримова, ректорами назначались действующие министры иностранных дел. Они появлялись в стенах института лишь раз в неделю, но своим статусом обеспечивали студентам ценный доступ к узкому кругу мировой политэлиты.

Университет Мировой Экономики и Дипломатии (УМЭД) образован в 1992 году в Ташкенте согласно Указу Президента Республики Узбекистан И.А.Каримова. Университет является образовательным учреждением по подготовке кадров в области мировой экономики и дипломатии, международных экономических отношений, межгосударственных и внешнеэкономических связей, международного права.

Так, в университет, ставший обязательным пунктом программы визитов зарубежных гостей, приезжали все видные фигуры политического истеблишмента, такие как Хиллари Клинтон, Мадлен Олбрайт, Збигнев Бжезинский и т.д. УМЭД непременно старался держать марку. Постоянно организовывались встречи с дипломатическими представителями зарубежных стран. Студенты самого престижного вуза страны ежегодно проходили стажировку в стенах Министерства иностранных дел, а особо отличившихся направляли на стажировку в посольства Узбекистана за рубежом.

Ввиду постоянного отсутствия ректоров в университете, неограниченная административная и финансовая власть сосредотачивалась в руках первых проректоров, таких как Адхам Бекмурадов, позже обвиненный в финансовых махинациях, а ныне преподающий в Ташкентском Государственном Экономическом Университете. Самое время было задуматься о позиции постоянного ректора, созидательного и креативного управленца.

Последним ректором из числа министров был Абдулазиз Камилов, в скором времени после назначения весьма поспешно отосланный послом Узбекистана в США. Тогда ему замену нашли не сразу, некоторое время Университетом руководил бывший посол Узбекистана в Великобритании, первый проректор Алишер Файзуллаев. Он имел все шансы стать ректором Университета, что, в принципе, и ожидалось. Ввиду чего А.Файзуллаев, как человек весьма либеральный и прогрессивный, засучил рукава и выдвинул многочисленные инициативы. Впервые в истории сверхполитизированного УМЭДа стали проходить неформальные встречи руководства со студентами. Было задумано переустройство запущенной двухэтажной столовой в современную библиотеку, оборудованную электронными каталогами. Начали было создавать Ассоциацию выпускников УМЭД.

А.Файзуллаев стоял у истоков создания Центра политических исследований. Это его детище позже прибрала к рукам никогда не имевшая к нему никакого отношения Гульнара Каримова. Ради удобства высокой персоны половина здания самого большого из факультетов - международных экономических отношений – была перекрыта. Для Гульнары Исламовны создали отдельный вход, а колоссальный поток студентов и преподавателей пустили через ректорат, тем самым превратив его в проходной двор. Но, боюсь, все эти неудобства не оправдали себя, так как сиятельная, но далекая от академической работы особа своим присутствием университет удостоила разве что только в день помпезного утверждения в новой должности.

Весной 2004 неожиданно назначили ректором Рустама Касымова, который в мае того же года параллельно был назначен на пост министра высшего и среднего специального образования, а в октябре еще получил и пост вице-премьера. Отныне Р.Касымов курирует целый комплекс вопросов образования, здравоохранения и социальной защиты.

Энтузиазм Алишера Файзуллаева на глазах испарился. В тандеме с новым ректором он был просто «задавлен», ибо г-н Касымов являл собой образчик советского номенклатурного мышления. Человек, не закупивший ни одной книги для библиотеки (!), но всячески педалировавший идею дисциплины студентов и порядка. Рустам Касымов любил вальяжно в окружении свиты совершать променады по территории вуза, воплощая образ провинциального парторга, обходящего свои владения. Это был первый ректор - не дипломат, многим казавшийся посредственным и косноязычным на фоне лощеных С.Саидкасымова, А.Камилова, А.Файзуллаева. Все начинания Алишера Файзуллаева, пыл которого к тому времени уже остыл, канули в лету.

Далее становится понятно, что университет стали использовать не только как трамплин для одних, но и как буфер или ссылку для других. В феврале 2005 года ректором Университета стал опальный (после переориентации внешней политики Узбекистана на союз с Россией) министр иностранных дел Садык Сафаев, уволенный в тот же день «в связи с переходом на новую работу». Этот момент хочется подчеркнуть отдельно, так как именно с Сафаевым связывал свои надежды Университет.

Человек амбициозный, энергичный, прогрессивных взглядов, он попытался закончить начатое Алишером Файзуллаевым, который сам к тому времени «исчез» в Англии, стажируясь в зарубежном университете, занявшись написанием книги, он окончательно похоронил надежды на ректорское кресло. При Сафаеве былые светлые идеи были реанимированы, о новой библиотеке опять зашла речь, планировалось открытие ресурсного центра, создание нового отделения международной журналистики для магистров, привлекались гранты международных организаций, состоялась встреча с государственными организациями с целью фандрайзинга.

Опытный политик Садык Сафаев, придя в Университет, привлек за собой свои связи, инвестиции, повышенный интерес со стороны бывших коллег - иностранных посольств. Заговорили о создании по западному образцу исследовательских региональных центров, которые могли бы связать заинтересованные донорские организации с академическим ресурсом alma mater. Просыпалась новая эра расцвета с харизматичным ректором, карьерным дипломатом, который новаторством весьма выгодно отличался от предшественника.

Однако, министр иностранных дел Эльер Ганиев, сменивший на этому посту Садыка Сафаева, уверенно руководил университетом «через голову» ректора. Согласно приказу главы МИДа с 15 апреля 2005 года весь профессорско-преподавательский состав и все студенты (!) для получения права на выезд за рубеж должны были заполнять стандартизированные формы, собирать энное количество подписей проректоров и проходить собеседование на Совете Университета. Лишь затем они получали право передать документы на рассмотрение в МИД, где после недельной проверки лично министр накладывал на них резолюцию. Только при наличии этой резолюции главы внешнеполитического ведомства страны студент УМЭДа имел право сдавать документы в ОВИР для получения выездной визы (Узбекистан - единственная страна в СНГ практикующая подобный атавизм).

Разумеется, подобные немыслимые ограничительные меры вызвали волну раздражения и недовольства у людей, вынужденных тратить время на подобные бюрократические процедуры даже для совершения личных поездок, не касающихся ни государства, ни университета. Были случаи, когда ввиду намеренных задержек в оформлении документов поездки, неугодные руководству МИДа, срывались. В случае уклонения от заполнения анкет и прохождения процедур студентам грозило исключение из университета, а работникам - увольнение. В этой ситуации ректор уже ничего не решал, все сводилось к компетенции Эльера Ганиева, что совершенно необъяснимо, ибо Университет имеет мало общего с МИД. Никакого доступа к секретным данным у студентов не было и нет, и, разумеется, в свете происходящего в стране лишь единицы из выпускников помышляют о том, чтобы связать свою карьеру с работой в МИДе. К чему такой тотальный контроль? Так или иначе, власть наглядно показывала, насколько ограничены полномочия у ссыльного ректора, которому по любым серьезным вопросам приходилось оглядываться на мнение МИДа и лично его главы Эльера Ганиева.

Не прошло и шести месяцев, как в ноябре 2005 года было назначено новое руководство вуза. Теперь сюда временно ссылаются неугодные высшей власти люди, «провинившиеся» персоны, которых по истечению небольшого срока просто убирают с глаз долой. Так, на днях неожиданно на должность ректора назначили отозванного из Франции посла Хамидуллу Караматова. Это человек, известный своим консерватизмом, чиновник весьма традиционных взглядов. Будучи вице-премьером до 2003 года, Х.Караматов параллельно являлся Председателем республиканского совета общественной организации "Маънавият ва маърифат", ректором Исламского университета (!).

Что же получается? После всех этих «шараханий» из стороны в сторону на протяжении последних трех лет Университет просто стал деградировать, попав в турбулентную тряску политических экспериментов и постоянных смен разнополярного руководства: от интеллигентных прозападных либералов к совковому командному администрированию. Ведь с каждым новым ректором приходила и новая команда людей: неоднократно сменялись руководители кафедр, центров, отделов. Международный отдел Университета превратился в легализованное сборище ищеек, вынюхивающих приметы инакомыслия в среде студентов и преподавателей. Окончательно запущена работа по пополнению библиотечного фонда, не ведется серьезных академических исследований, потому как царит всеобщее «чемоданное настроение».

Как это не прискорбно, но подобная недальновидная кадровая политика на примере одного университета наглядно характеризует все, что творится с кадровой политикой в республике: ротация скандальных министров, случайные люди не на своем месте, недальновидные назначения, которые, кажется, совершенно не волнуют руководство... Может именно поэтому страна сегодня катится под откос?

Хотя, позвольте, в памяти все еще всплывают трибунные призывы президента о необходимости гармоничного развития личности молодого человека – гражданина Узбекистана, растиражированные агитпропом на каждом столбе. Но где она, эта гармония? В непомерных суммах контрактов за обучение студентов? В постоянном вмешательстве в структуру Университета, с целью окончательно разворошить и разграбить созданное?

Складывается впечатление, что на сегодняшний день делается все, чтобы уничтожить Университет Мировой Экономики и Дипломатии, на заре Независимости предназначенный быть символом риторики «великого будущего» и повышать авторитет страны на международной арене.

В принципе, господин президент и его соратники близки сегодня к этой цели как никогда: еще парочка бездумных назначений, и этот символ «девальвируется» окончательно. Как впрочем, и все напыщенные лозунги руководства страны за последние пятнадцать лет.