20 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

В Ташкенте с большим успехом прошел Пятый открытый фестиваль поэзии

05.10.2006 17:56 msk, Сид Янышев

История Узбекистан

Фото "ИА Фергана.Ру"
Главным сюрпризом Пятого Открытого фестиваля поэзии, прошедшего в Ташкенте с 29 сентября по 1 октября, стало то, что единственной награды фестиваля – приза зрительских симпатий «Глиняная книга» – была удостоена молодая ташкентская поэтесса Виктория Осадченко. Во время всех фестивальных мероприятий зрителям выдавались бюллетени с фамилиями участников, и предлагалось выбрать наиболее понравившегося поэта. Наибольшее количество голосов получила Осадченко, и в знак признания ей была вручена небольшая глиняная статуэтка с изображением сидящего узбекского мыслителя с открытой книгой в руках.

И это притом, что в этом году в фестивале приняло участие рекордное количество именитых, даже прославленных зарубежных гостей. Как уже сообщалось, в Ташкент приехали два поэта из США (Андрей Грицман и Хельга Ольшванг) и шесть – из России (Глеб Шульпяков, Юлий Гуголев, Евгения Вежлян, Андрей Новиков, Санджар Янышев и Вадим Муратханов). Поначалу предполагалось, что главный приз наверняка получит кто-то из них…

Спрашивается, куда девался так называемый восточный «хурмат» по отношению к гостям – лауреатам престижных международных литературных премий и авторам книг, издающихся тысячными тиражами, на фоне малоизвестных, в большинстве своем, ташкентских поэтов, издающихся, в лучшем случае, в форме самиздата?

- Ташкенцы произвели гораздо большее впечатление, чем их зарубежные коллеги, на фоне которых наши поэты, пусть даже давно проживающие в Москве, выглядят более скромно и душевно, - считает студентка магистратуры факультета зарубежной филологии Национального университета Узбекистана Замира А. – Например, Вадим Муратханов – просто душечка, верх обаяния и интеллигентности.

Виктория Осадченко
Виктория Осадченко. Фото "ИА Фергана.Ру"
К сожалению, были моменты, оставившие малоприятный осадок у организаторов и участников фестиваля. Так, два гостя форума, прочитав свои стихи, разъехались по домам уже в воскресенье, до закрытия фестиваля, и выступления большинства ташкентских поэтов не услышали. Ряд других гостей, оставшись в Ташкенте и выступив в начале заключительного концерта, затем незаметно для окружающих покинули зал музея Сергея Есенина, где проходило большинство фестивальных чтений. Как выяснилось позже, они ушли на спектакль в театр «Ильхом», и также не услышали ташкентских поэтов, равно как и не присутствовали на закрытии фестиваля и вручении «Глиняной книги».

Спрашивается: для чего поэт приезжает на фестиваль? Разумеется, на других посмотреть и себя показать – для своего же творческого роста. Получается, второго здесь - с избытком, первого – как не бывало. Послушали друг друга да разбежались. И ведь вопрос далеко не в том, каковы ташкентские поэты – непризнанные гении или графоманы. И в том, и в другом можно было убедиться, лишь послушав или почитав их.

К другим не совсем понятным «мелочам» фестиваля можно отнести и проведение читательской конференции «Смерть читателя? Для кого пишут сегодня поэты». На мой взгляд, любая конференция или круглый стол предполагают диспут, перекрестный огонь мнений, когда каждый выступающий, понимая, о чем идет речь, стихийно вовлекается в рассуждения на заданную тему. Здесь же было все наоборот: длинно и пространно выступает докладчик; к концу его речи уже забываешь, с чего он ее начал. Затем слово берет другой докладчик и также долго рассуждает о чем-то своем, не имеющем отношения к речи предыдущего оратора. И так далее. Реплики с места решительно пресекаются ведущим конференции – ташкентским литератором Евгением Абдуллаевым. «Хотите выступить – организовывайте свои конференции!» - в конце концов решительно заявляет он.

Примерно такое же резюме выносит Абдуллаев и на заключительном концерте фестиваля, когда желающих выступить среди ташкентских поэтов оказывается вдвое больше, чем заявленных изначально. «У нас нет монополии на право проведения ташкентских фестивалей, - возмутился он. – Пожалуйста, организовывайте свои фестивали и устанавливайте там свой регламент и свои правила! Фестиваль не резиновый, и наше время подходит к концу».

Глеб Шульпяков
Глеб Шульпяков. Фото "ИА Фергана.Ру"
Что ж, вполне логично: «хозяин – барин» и «со своим уставом в чужой монастырь не суйся». Однако Абдуллаев несколько противоречит себе, заявляя после этого, что фестиваль делается не для его организаторов, а для них, зрителей, ташкентцев. А, следовательно, по моему мнению, хотя бы по одному стихотворению каждому из пришедших надо было разрешить прочитать. Тем более, что, хотя концерт и затягивался, никто из зрителей уходить не собирался, а об оплате аренды зрительного зала музея С.Есенина и речи не было. И совсем не важно, хорошие это поэты или откровенные графоманы, ведь ташкентский фестиваль поэзии всегда и отличался именно своей демократичностью.

В целом же, фестиваль прошел хорошо. Его программа была более чем насыщенной. Это и упомянутая конференция, прошедшая в Центре современного искусства, и презентация ряда зарубежных печатных изданий (журналов «Интерпоэзия» из США, «Новая Юность» из Москвы, ташкентских «Восток свыше» и альманаха «Сегодня» и других), а также литературных интернет-сайтов, новых книг эссе и стихов Андрея Грицмана и Юлия Гуголева. Презентация прошла в зале Ташкентского Духовно-административного центра Русской православной церкви.

Кроме того, несколько зарубежных поэтов выступили перед студентами Национального университета Узбекистана. В музее С. Есенина открылась совершенно фантастическая выставка картин узбекского художника Хуршида Зияханова, а в «Музее кино» состоялась премьера очень интересного, хоть и слегка затянутого документального фильма американской поэтессы Хельги Ольшванг «Путешествие Дмитрия Шостаковича», приуроченная к 100-летию со дня рождения этого русского композитора. Гости фестиваля посетили с экскурсией самые известные памятники истории и архитектуры Ташкента, а также местную телебашню.

Из ташкентских поэтов, кроме вышеупомянутой Виктории Осадченко, перед любителями поэзии выступили Николай Ильин, Евгений Абдуллаев, Рифат Гумеров, Дмитрий Тихомиров, Алексей Кирдянов, Юлия Мезенцева, вдова Рауфа Парфи, ушедшего из жизни полтора года назад, - Сульхида Парфи, прочитавшая несколько стихотворений мужа и собственного сочинения, и другие. Почти все фестивальные выступления прошли при полных аншлагах.

Главной же достопримечательностью фестиваля вновь явилось то, что сделан он был исключительно на голом энтузиазме небольшой горстки людей, фактически - за счет его организаторов. И он обязательно должен иметь свое продолжение, поскольку таких фестивалей, являющихся небольшими островками культуры в Узбекистане, можно пересчитать по пальцам.

- В одном известном фильме главная героиня все время пытается заделать брешь в заборе. Через эту дырку очень удобно ходить – путь гораздо быстрее. Вот люди всякий раз и отрывают одну из досок в заборе, а героиня упорно продолжает прибивать ее обратно, - рассказывает один из организаторов фестиваля, московский поэт Санджар Янышев. – Ее спрашивают, зачем она это делает, на что та отвечает, что в этом мире хаоса кто-то должен ему противостоять. Так же и наш фестиваль – в этом мире хаоса он призван противостоять этому хаосу, а иначе все теряет свой смысл…