18 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Сентябрьская трагедия в казахстанском Шахтинске: причины и последствия

27.11.2006 09:04 msk, Константин Туманов (Караганда)

Казахстан

Трагедия, унесшая жизни сорока одного шахтера в городе Шахтинске Карагандинской области Казахстана в конце прошедшего сентября, заставила горняков поднять множество проблем, не решаемых годами. Но даже теперь, спустя два месяца после взрыва на шахте имени Ленина, принадлежащей индийскому миллионеру Лакшми Митталу, все еще работают согласительные комиссии, а в шахтерских разговорах то и дело мелькает слово «забастовка». Ведь причины возможного повторения подобных ситуаций в будущем до сих пор не ликвидированы, а требования горняков по существенному увеличению зарплаты практически не удовлетворены.

Черная среда

Трагедии в карагандинских шахтах случались и раньше. Скорбный счет потерь был открыт 5 мая 1945 года - в канун Дня Победы. Тогда произошел взрыв на шахте №20, погибло свыше ста человек. В 1978 году наступил черед «Сокурской» шахты. По неофициальным данным, количество погибших составило 110 человек. Еще примерно 30 обгоревших и заваленных тел извлекли из темных недр шахты №22. Это случилось в январе 1983-го, причем некоторые шахтеры числятся пропавшими без вести и по сей день. В 1995 году прогремел взрыв на шахте имени Ленина. Погибли 13 шахтеров. 5 декабря 2004 года взрыв на «Шахтинской» унес 23 человеческие жизни. 20 сентября 2006-го – сорок один погибший шахтер. Трагедии случались и на шахтах «Казахстанская», «Абайская» и других. По неофициальным данным, в карагандинских шахтах уже погибло больше 800 человек, а только в нынешнем году число погибших здесь перевалило за 50 человек.
Страшная трагедия, случившаяся 20 сентября 2006 года, всколыхнула всю Карагандинскую область. Из забоя одной из шахт региона на поверхность не поднялись более сорока горняков. Это стало настоящим шоком для людей. Даже для тех, кто не понаслышке знает обо всей опасности, с которой связан шахтерский труд. Аварий такого масштаба угольные предприятия Караганды не знали уже много лет, и казалось, что такое больше не должно повториться. Однако судьба решила иначе.

Эта смена шахты имени Ленина, расположенной рядом с городом Шахтинском, спустилась под землю в восемь часов утра. А предыдущая, сдав сменщикам свои рабочие места, уже поднялась на поверхность. В 8 часов 56 минут к диспетчеру шахты поступила срочная информация о том, что под землей на глубине больше шестисот метров слышали хлопок.

Как всегда в таких случаях, началась срочная эвакуация персонала шахты, находившегося под землей. В этот момент там находились 374 человека, это было известно точно. Большая часть горняков, занятая различными работами в шахтных выработках, поднялись на поверхность самостоятельно. Однако сорок семь человек так и не появились у ствола шахты. Это могло означать только одно - с ними что-то случилось. В этот момент никто из них не мог сказать точно - живы ли они.

Горноспасатели приступили к работе уже через пятьдесят минут после взрыва. Вскоре стало окончательно ясно, что в проходческом забое произошел взрыв. В воздухе, неподвижном из-за неработающей вентиляции, висел туман из угольной пыли и сажи. Специальные респираторы спасателей из-за высокой температуры быстро нагревались и не позволяли углубиться в выработку. Но скорость тут уже и не требовалась. Тех, кому еще можно было оказать помощь, нашли чуть ли не в километре от эпицентра взрыва. Дальше выживших просто не было. Операция из поисково-спасательной быстро превратилась в просто поисковую. Спасать было уже некого.

Комиссия

На следующий день после трагедии в Шахтинске, на шахте имени Ленина, где произошел взрыв, побывал глава Правительства Казахстана Даниал Ахметов. В тот же день были озвучены две версии произошедшего. И обе они вполне объясняют те обстоятельства, при которых погибли люди. По первой - требовалось сделать проветривание на конечном отрезке забоя. Руководством предприятия было дано разрешение на остановку вентилятора местного проветривания для ремонта вентиляционного трубопровода, который проветривает тупиковую выработку. Причем во время монтажа нового отрезка брезентового рукава все электрооборудование было отключено. Затем подгонялась струя свежего воздуха, после чего включали энергию. По какой-то причине электрическая искра появилась раньше, чем тупик проветрился. Произошел взрыв.

По второй версии - произошел внезапный выброс метана. Дело в том, что эта шахта считается самой опасной и газообильной в регионе. Тем более, что выработки на ней сейчас чуть ли не самые глубокие во всем Карагандинском угольном бассейне. Практика и теория в один голос утверждают, что чем шахта глубже, тем больше выделяется метана. Внезапный выброс резко повысил содержание в воздухе взрывоопасного газа до недопустимого уровня.

29 сентября официальную версию произошедшего огласил министр по чрезвычайным ситуациям Шалбай Кулмаханов. По словам министра, в аварии сыграли роль технический и организационный фактор. Не было четкого взаимодействия между работниками. Среди виновных и те, кто погиб при взрыве: главный слесарь, помощник начальника УПР-3, главный мастер ВТБ.

- Несоблюдение техники безопасности при проведении горных работ - вот основная причина взрыва, - сказал в минувшую пятницу в ходе брифинга зам. генерального прокурора Ергали Мерзадинов. - В день взрыва прокуратурой области было возбуждено уголовное дело сразу по нескольким статьям. Это нарушение правил безопасности и нарушение правил охраны труда. Групповой несчастный случай произошел в результате отсутствия полного контроля за состоянием средств малой механизации, электрооборудования, незнания и грубейших нарушений правил техники безопасности на шахте по производству горнопроходческих работ и технологических мероприятий по разгазированию угольного забоя. Причина аварии - человеческий фактор, - резюмировал Ергали Мерзадинов.

Похороны

Кладбище, на котором упокоится большинство погибших шахтеров, находится неподалеку от поселка Новодолинский, на Карагандинской трассе. В пятницу, в начале второго, движение на ней оказалось почти парализованным. Три траурных кортежа с интервалом всего в несколько минут выехали из города и отправились в последний для трех горняков печальный путь. Траурные колонны растянулись чуть ли не на десять километров. В них было больше десятка автобусов, в которых находились родные, коллеги и друзья погибших, а также несколько сотен автомобилей. Было такое впечатление, что чуть ли не все население этого небольшого городка пришло проводить в последний путь горняков.

Трое похороненных в траурную пятницу шахтеров во многом отличались друг от друга. Они работали в разных бригадах, исполняли различные обязанности. Да и рабочий стаж под землей разнится от двадцати двух лет до двух месяцев. Горнорабочий Александр Бакров, электрослесарь Николай Ушнурцев и проходчик Михаил Серегин: кроме работы на одном предприятии, их объединяет теперь только одно - выбитая на надгробном камне дата смерти.

Каждая семья, понесшая столь тяжелую утрату, была закреплена за каким-нибудь предприятием угольного департамента АО «Миттал Стил Темиртау». Именно шахтеры и работники обслуживающих шахты предприятий взяли на себя все хлопоты по организации похорон, чтобы убитые горем родные не думали еще и о том, как достойно похоронить погибших.

На кладбище зияли два длинных ряда пустых могил, предназначенных для шахтеров той самой злополучной смены. Именно к ним один за другим и подъезжали автобусы. Короткий митинг, во время которого коллеги, родные и близкие прощались с покойными - и все. Гробы, из которых только один во время этой импровизированной панихиды был открытым, опустили в разверстые пасти могил.

Сорок одного погибшего похоронят на разных кладбищах, но траурным процессиям предстояло выезжать из Шахтинска еще несколько дней. Основную часть горняков должны были похоронить на следующий день, в субботу. Но процесс опознания затянулся, слишком уж были изувечены взрывом многие тела, так что двумя днями похороны не обошлись.

Забастовка

Гибель шахтеров повлекла за собой неоднозначную и напряженную ситуацию в регионе. Шахтеры почти две недели не спускались в забои, и каждый день высказывали свое недовольство на площади возле акимата (администрации города) Шахтинска.

Впервые к городскому акимату Шахтинска горняки шахты имени Ленина пришли утром 26 сентября. Накануне они отказались работать и выдвинули к руководству АО «Миттал Стил Темиртау» ряд требований, одним из которых стал вопрос повышения заработной платы.

В это же время в здании акимата заседали члены комиссии и лидеры трудовых коллективов. В экстренном порядке шахтеры выбрали своего представителя, однако в здание акимата сотрудники правоохранительных органов его не пустили. Волнения нарастали, и ближе к вечеру число митингующих увеличилось вдвое, достигнув тысячи человек.

К 9 часам утра 27 сентября шахтеры снова заняли свою позицию. Людей уже было гораздо больше. Родственники погибших были в черных платках. В этот день за "круглый стол" переговоров сели представители рабочих групп всех шахт компании «Миттал», расположенных в карагандинском угольном бассейне. Но перед тем как приступить к обсуждению, присутствующие шахтеры выбрали путем голосования своего временного лидера - председателя профкома шахты «Тентекская» Марата Миргаязова.

Новоявленный представитель шахтеров деловито и буквально сразу после голосования выдвинул требования, где первым пунктом значится увеличение средней заработной платы работников угольного департамента в размере 15 долларов в час, вторым - повышение плановой себестоимости одной тонны угля с учетом затрат на обновление оборудования и повышение заработной платы.

Через несколько дней шахтинских горняков поддержали металлурги Темиртау, тоже работающие на индийского миллиардера. Они устроили митинг перед зданием заводоуправления Карметкомбината. Вновь прозвучали так и не принятые во внимание Лакшми Митталом требования о повышении заработной платы, улучшении условий труда и безопасности производства. Подогретые недавней трагедией, случившейся на шахте имени Ленина, люди требовали, чтобы «господин хозяин» немедленно приехал в Темиртау и помог решить накопившиеся проблемы.

Трагедия возвращается

Однако руководству угольного департамента «Миттал Стил Темиртау» и шахтерам все же удалось достичь компромисса. 4 октября директор Угольного департамента компании Григорий Презент и представители бастующих шахт подписали последний протокол заседания совместной комиссии. К тому времени из-за массовой забастовки восемь шахт Карагандинской области простаивали уже десять дней. Наконец горняки решили спуститься в забои. И первый рабочий день закончился страшной находкой. В забое при откачке воды были обнаружены тела двух шахтеров, погибших при взрыве 20 сентября. А через три дня после этого было найдено еще одно тело шахтера.

Тела Александра Степлякова и Еркена Кыздырбаева были найдены целыми, не фрагментарно. При них были даже значки и фонари. Вполне вероятно, что во время взрыва они потеряли сознание и погибли из-за того, что вовремя не были обнаружены спасателями. А в ночь с 7 на 8 октября был найден еще один шахтер - Андрей Маркус. И, как ни странно, тоже узнаваемый, как и Александр с Еркеном. Самое же страшное, что этих людей уже похоронили. Так что пришлось раскапывать свежие могилы и ставить «вторым этажом» еще по одному гробу. Выяснять, кого же все-таки похоронили в первый раз так и не стали. Однако еще довольно долго шахтеры находили в недрах шахты куски человеческих тел.

Кадровые последствия

Первым после трагедии потерял свой пост генеральный директор АО «Миттал Стил Темиртау» Навал Чоудхари. На его место был назначен Нарендра Чодари, ранее занимавший должность вице-президента компании «Арселор Миттал». Свою деятельность он начал с того, что подписал с акиматом Карагандинской области соглашение о повышении заработной платы металлургам.

Спустя всего неделю покинул свой пост и Исполнительный директор угольного департамента компании Григорий Презент. Более того, сменился и глава профсоюза угольщиков. Занимавший это кресло до недавнего времени Вячеслав Сидоров на отчетно-выборной конференции не набрал и половины голосов. Новым главой профсоюза стал Марат Миргоязов, поведший за собой людей в первые дни забастовки. За него проголосовали сто шестьдесят делегатов из двухсот сорока девяти.

Уговаривавший горняков не бастовать Вячеслав Сидоров потерял очень много сторонников среди шахтеров, желавших применить наиболее жесткие меры воздействия на руководство угольного департамента и компании «Миттал Cтил». Кроме того, ему в вину поставили тот факт, что на шахтерских митингах он слишком часто появлялся в сопровождении исполнительного директора Григория Презента. Вкупе с тем, что горняки и так считали профсоюз организацией чуть ли не марионеточной, это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения многих. Не помогло даже то, что на самом деле Сидоров довольно много успел сделать за пять лет своей работы на посту председателя «Коргау». Его заменили на человека, озвучившего более жесткую позицию.

За что боролись?..

Спустя полтора месяца после трагедии, в начале ноября переговоры между недовольными горняками и руководством угольного департамента компании «Арселор Миттал» возобновились. Все дело в том, что при выполнении взятых на себя обязательств работодатель схитрил.

Повысив базовый оклад шахтеров на двадцать девять процентов, бухгалтерия Миттала «срезала» все ранее существующие надбавки, превышавшие предельно оговоренную сумму. Горняки не досчитались по несколько тысяч положенных им тенге. Кто-то обнаружил, что непривычно мало получил «ходовых», некоторые - за работу в ночное время. Горняки со стажем в двадцать и более лет получили за выслугу столько же, сколько не проработавшие в шахте и двух. Особенно заметно «пролетели» ранее специалисты - проходчики и добытчики. То есть те, кто как раз и добывает уголь. Их новая зарплата, в принципе, мало чем отличается от той, что выплачивалась несколько месяцев назад. Фактически от всех нововведений выиграли только рабочие вспомогательных участков, получающие за каждый отработанный час и реально почувствовавшие повышение зарплаты. Все остальные оказались в стане разочарованных, в том числе, и инженерно-технические работники шахт.

- Все дело в том, - говорит начальник смены шахты "Шахтинская" Игорь Пузанков, - что требования к работодателю выдвигались необдуманно, спонтанно. Никто не потрудился провести их экономический анализ, посоветоваться со специалистами, обсудить предложения. Вот и получили в итоге то, что мы имеем. И никто нас не обманывал, как уже сейчас говорят многие. В создавшейся ситуации шахтеры виноваты сами, как это не неприятно. Работодателю оставили возможность сэкономить, вот он ею и воспользовался. И теперь сложилась весьма неприятная ситуация, когда пострадали интересы многих горняков. Например, возьмите мою ситуацию. Я работаю на шахте уже двадцать один год, занимаю должность начальника смены. То есть на мне висит ответственность за всю шахту. А зарплата теперь после всех изменений даже меньше, чем у электрослесаря подземного пятого разряда, недавно начавшего работать…