25 Апрель 2019



Новости Центральной Азии

Овлякули Ходжакули: «Хочется верить, что есть люди, у которых отсутствуют рабские чувства»

12.12.2006 12:04 msk, Нигора Хасанова

Узбекистан Культура и искусство 

Недавно в Ташкенте во Французском культурном центре имени Виктора Гюго состоялся общественный показ спектакля «Медея» Театра-студии «Эски масжид» (Карши), поставленный режиссером Овлякули Ходжакули по мотивам пьес Эврипида, Сенеки, Гофмана и Разумовской. Премьера состоится в рамках Международного фестиваля экспериментальных театров в Дели (Индия). Корреспондент ИА «Фергана.Ру» встретилась с Овлякули за кулисами театра имени Мукими в Ташкенте, в котором проходят заключительные репетиции спектакля. С вопроса о Медее мы и начали нашу беседу.

»Фергана.Ру»: - Привезти именно «Медею» на фестиваль в Индию Вам предложили сами организаторы?

Овлякули Ходжакули: - Да нет, у них не было таких пожеланий. Это у меня давно была идея показать образ Женщины в античных пьесах и связать его с современностью. В этом спектакле основной акцент сделан на Медею, на образ Женщины. Здесь не только Эврипид, Сенека, Гофман, Разумовская, но и я сам – как пятый автор.

»Фергана.Ру»: - На Ваш взгляд, попытка современной трактовки образа Медеи могла стать успешной только при «участии» разных авторов, которые писали о ней?

Овлякули Ходжакули: - Наверное, так и есть. Потому что в написанной когда-то античной трагедии нет того, что есть у Сенеки; то, чего нет у Эврипида и Сенеки, - есть у Гофмана, и еще ближе к нашему веку оказалась Разумовская, которая еще глубже раскрывает образ Медеи. Например, текст Главки есть у Гофмана, а у Сенеки и Эврипида он отсутствует. Мне же нужен был образ Женщины - не только Медеи, но и той, которая «отобрала ее счастье» - Главки, тут же - Кормилица, такая же женщина, которая прошла по пути Медеи и согласилась, смирилась с ролью, уготованной женщине в мире, в обществе. Кормилица постоянно говорит Медее: «Терпи, молчи». Этот аспект смирения больше акцентирует Разумовская. Я же попытался собрать «отдельные лепестки» из каждой пьесы и создать нечто свое.

»Фергана.Ру»: - Медея совершает страшное жертвоприношение – она убивает собственных детей. Вы оправдываете свою героиню? Можно ли оправдать такое?

Овлякули Ходжакули: - Можно и нужно оправдать. Все зависит от того, кого и за что ты приносишь в жертву. Если бы Медея оставила своих детей в руках ее палачей, для нее это было бы то же самое, что отдать их на растерзание диким животным. Медея предпочла оставить своих детей чистыми и светлыми, но только, чтобы их не воспитывали те люди, которых она считает недостойными. Она не хочет, чтобы ее дети выросли подобными им. И она остановила ход событий ценой такой жертвы.

»Фергана.Ру»: - Сегодня очень модная тема - гендерное равенство, на многочисленных симпозиумах и конференциях обсуждаются гендерные проблемы. О всемирной победе феминизма пока не объявляли, но уже принято считать, что роль и значение женщины в мире приобрели новый, более высокий статус. Почему Вы решили обратиться к теме униженной женщины?

Овлякули Ходжакули: - На Востоке ни для кого не новость, что к женщине относятся как к вещи…

»Фергана.Ру»: - Как к предмету интерьера, необходимому в повседневной жизни?

Овлякули Ходжакули: - Да, такая раба, рабыня. Но в период Эврипида, судя по прочитанному, было то же самое. В этом плане существует абсолютное совпадение периода античности и нашего времени.

»Фергана.Ру»: - То есть, по сути, ничего не изменилось?

Овлякули Ходжакули: - Да, почти ничего не изменилось. Но я художник, и это мой долг: справлюсь или не справлюсь с этой темой, я должен что-то сделать, несмотря ни на что. Помните, как Гамлет, который знал, что его поступок ничего не решает, но он должен был бунтовать. Наверное, я так же бунтую – ставя такие спектакли.

»Фергана.Ру»: - А возможно ли в принципе изменить такое отношение к женщине?

Овлякули Ходжакули: - Я не могу сказать, что точно невозможно. Мы, наверное, для того и живем, чтобы вечно бороться и пытаться изменить то, что мы можем. Хотя бы пытаться.

»Фергана.Ру»: - Вы сочиняете спектакли, потому что для Вас это единственно возможный способ общения с окружающим миром, познания самого себя и способ хранить свое одиночество. Как давно Вы нашли такой способ, почему решили стать режиссером сочиняющим?

Овлякули Ходжакули: - Не могу сказать точно – когда, но мое самое первое желание – быть на сцене. Когда я учился актерскому мастерству, педагоги заметили мои режиссерские способности. Потом я поступил на режиссерский факультет, так как мне важно было в каждом материале все охватить, обо всех думать, за всех решать. Потом это привело к выводу о том, что, наверное, человек, который обо всем думает и за всех решает, называется режиссером.

»Фергана.Ру»: - Помню Ваши слова о том, что даже если в зале будут сидеть три человека, Вы будете работать для них по максимуму. Какого зрителя Вы ждете в зале?

Овлякули Ходжакули: - Зрителя я хотел бы видеть со-творцом, который так же беспокоится о человечестве, о человеческой жизни, свободе, счастье. Мне нужны думающие люди, а не те зрители, которые хотят развлекаться. Я не собираюсь зрителя развлекать. Поэтому мой театр – бедный театр, но я постараюсь не поддаться коммерческому буму. Для этого есть другие виды искусства, но театр я не хотел бы превращать в коммерческое предприятие.

»Фергана.Ру»: - Один из критиков назвал Ваш театр «бездомным». Крошечная провинциальная труппа, с одной стороны. Но с другой – Вам не грозит стагнация, потому что в каждом спектакле появляются новые люди – актеры, балетмейстеры, композиторы, которые позволяют по-новому раскрыть возможности Вашей труппы, взглянуть на себя со стороны – глазами этих новых людей.

Овлякули Ходжакули: - Здесь есть свои плюсы и минусы. Действительно, сейчас содержать большую труппу, здание – очень тяжело. Однако каждый раз собирать актеров и материально их удовлетворять тоже нелегко. Зато «новые» люди – это мои единомышленники, мечтающие исполнить такие роли, которые в своих театрах они никогда не получат. Но не надо думать, что это актеры, которые не нашли работу. Вот, например, в «Медее» задействованы профессионалы из всех театров Ташкента, которые очень заняты в своих труппах. Это ведущие актеры - Заслуженные, Народные артисты Узбекистана. Они просто хотели со мной поработать.

»Фергана.Ру»: - География Ваших авторов очень широка – это и древнегреческие драматурги, и японские, и Шекспир, Навои, Лессинг, Гарсиа Лорка. Что же касается современной драматургии, то здесь не так много имен – Т.Зульфикаров, Н.Туляходжаев. Нет интересных современных пьес?

Овлякули Ходжакули
Овлякули Ходжакули. Фото "ИА Фергана.Ру"
Овлякули Ходжакули: - Честно говоря, я не могу найти тот материал, который меня бы заинтересовал. Сейчас у меня нет возможности и времени сосредоточиться на изучении современной драматургии. Вполне вероятно, что есть много интересных авторов, пьес, но - нет переводов. Все упирается в технические и финансовые проблемы. Я бы с удовольствием поработал с современным драматургом, но тут возникает вопрос «финансовой зависимости».

»Фергана.Ру»: - На Ваш взгляд, кто он – герой нашего времени?

Овлякули Ходжакули: - Я пытался представить себе такого героя… Для меня это человек, который не соглашается ни с религиозными, ни с политическими догмами. Он не боится быть свободным и верит в свободу. Конечно, абсолютной свободы не существует, но хочется верить, что есть люди, у которых отсутствуют рабские чувства, которые не боятся сказать свое мнение…

»Фергана.Ру»: - Которые способны совершить Поступок?

Овлякули Ходжакули: - Да.

»Фергана.Ру»: - Такие, как Медея?

Овлякули Ходжакули: - Да. Я верю в то, что маленький человек или один человек – тоже могут быть правы. То есть не большинство, как у нас принято считать, а один-единственный человек. Мне кажется, что мой герой – такой.

»Фергана.Ру»: - Некоторое время назад ведущими театральными специалистами Европы Вы были признаны «Лучшим режиссером Центральной Азии». На Ваш взгляд, что сегодня представляет собой «театр региона»? Какие тенденции наиболее характерны для развития театрального искусства стран Центральной Азии?

Овлякули Ходжакули: - В целом, характерно очень сильное смешение традиций, нельзя сказать: это европейский театр, а это - восточный.

»Фергана.Ру»: - Эта эклектика –художественный метод, характеризует стиль или…

Овлякули Ходжакули: - Нет, очень сильно намешано, но это не стильно. Спектакли есть, но сказать, что это – узбекский театр… Я могу назвать, например, театр «Ильхом» - европейский театр, живущий в Узбекистане. Здесь ставят пьесы узбекских драматургов, но это не значит, что это будет узбекский театр, или восточный. Если говорить об узбекском театре, то здесь акцент делается на фольклор, главная тема – тема свадьбы. Я не могу понять почему. Видимо, зритель еще не «насытился» этой темой – жених, невеста…

»Фергана.Ру»: - Хронический «Келин, салом» («Здравствуй, невестка»)?

Овлякули Ходжакули: - Да, именно. Пугает то, что уровень театра совсем упадет. Проекты, которые поднимают другие проблемы, ставятся редко, нет финансовой поддержки. Эти спектакли ставятся обычно вне плана. Но все равно есть люди, которые думают иначе, они стремятся работать, есть энтузиасты – режиссеры, актеры – которые ставят экспериментальные спектакли в клубах, домах культуры. То есть, наряду со «свадебным» существует и другое направление. Вот это радует.

»Фергана.Ру»: - Что происходит в Киргизии?

Овлякули Ходжакули: - В киргизском театре другие проблемы. Они полностью перешли в коммерческо-развлекательный формат, мало кто думает о духовности. После премьеры спектакля «Натан Мудрый» директор театра сказал: «Овлякули, этот спектакль денег не приносит, поэтому я больше показывать его не буду». Вот какова судьба некоммерческих спектаклей.

»Фергана.Ру»: - То есть вопрос эстетической ценности того или иного художественного явления даже не ставится?

Овлякули Ходжакули: - Да, все определяет исключительно коммерческая прибыль. Там вперемешку музыка, обнаженное тело. Хотя в последнее время в киргизском театре актуализировались политические вопросы.

»Фергана.Ру»: - Сцена – как политическая трибуна?

Овлякули Ходжакули: - Да. Я считаю, что театр в политике – дилетант. И это обращение к политической теме, в данном случае, расцениваю как обращение к продукту, который можно выгодно продать зрителям. Театр не может таким способом решить политические проблемы. Если бы были написаны серьезные пьесы, в которых, действительно, обсуждались бы вопросы о справедливости, тогда их можно было бы поддержать. Но я не могу аплодировать спектаклям, которые поставлены абсолютно безграмотно, в поисках сиюминутной прибыли.

»Фергана.Ру»: - А что в Казахстане?

Овлякули Ходжакули: - Там более устойчивая атмосфера, но опять-таки свойственно то, что я говорил об узбекском фольклоре. Тем не менее, есть очень разные спектакли, разные театры в регионах, которые работают в европейском стиле. Это в основном молодежные труппы. А вот в Душанбе судьба театра складывается очень сложно. Там есть молодые режиссеры, актеры, которые стараются что-то сделать, где-то собираются, договариваются, ставят одноразовые спектакли.

»Фергана.Ру»: - То есть на уровне самодеятельном?

Овлякули Ходжакули: - Да. Внимание к театру отсутствует. Регион занялся совсем другими проблемами, с тех пор как мы стали независимыми, – появилось очень много вопросов, которые нужно решать в первую очередь, а театр остался где-то в стороне.

»Фергана.Ру»: - Недавно в Узбекистане открылась Республиканская выставка скульптуры – первая за последние 15 лет. В течение всего этого времени скульпторы продолжали активно работать, невзирая на отсутствие внимании со стороны искусствоведов, критиков, зрителей. Время пришло – выставку открыли, работы оценили. Нельзя сказать, что сегодня наш театр лишен внимания. И может быть, успешность его развития в первую очередь зависит от самих режиссеров, актеров, от активности директоров театров?

Овлякули Ходжакули: - Конечно, все зависит от нас. Никто сегодня не предоставит тебе просто так здание, профессиональных актеров, квартиры для них и так далее. Это наша профессия, наша работа. Руководители театров, директора, конечно, должны активизироваться. Я не согласен с тем, что только бездуховные, малохудожественные спектакли, удовлетворяющие самые низкие потребности, позволят быть сытыми, а другие – экспериментальные постановки – обрекают труппы на голодное существование. Я не верю в это. Возможно, одна из причин появления неинтересных постановок – отсутствие профессионализма, которое позволяет работать с некачественным материалом. Я вообще думаю, что у нас слишком много актеров. Каждый год театральный институт выпускает артистов, но профессионалов почему-то больше не становится. Конечно, сегодня есть творческие люди, в том числе театралы, которые о серьезном духовном театре не забывают. Они есть. Просто других слишком много…

»Фергана.Ру»: - Среди которых Вы не заметны?

Овлякули Ходжакули
Овлякули Ходжакули. Фото "ИА Фергана.Ру"
Овлякули Ходжакули: - Да (смеется). Есть, конечно, у нас серьезные зрители, есть актеры, которые хотят со мной работать. Это уже радует. Вообще, актеры говорят, что, «если в театрах будет несколько таких режиссеров, как Овлякули, - актеров не останется». Они считают меня деспотом, слишком жестким, слишком требовательным.

»Фергана.Ру»: - Это так и есть?

Овлякули Ходжакули: - Я так не считаю. Они так считают. Актеры со своих театров приходят ко мне на репетицию и начинают ныть, стонать, что я к ним отношусь слишком требовательно или сурово. Они говорят, что если в каждом театре будет такой режиссер, то останется слишком мало актеров, но останутся только истинные, то есть они сами себе делают комплимент.

»Фергана.Ру»: - Вы часто возвращаетесь к тем пьесам, которые уже не раз ставили. К какой пьесе «вернетесь» после «Медеи»?

Овлякули Ходжакули: - К «Гамлету». Это будет проект для театрального фестиваля «Пассаж» в Нанси, Франция. Они заказали моно-спектакль с туркменским актером Анна Меле…

»Фергана.Ру»: - С тем самым Анна Меле, с которым Вы ставили моно-спектакль «Король Лир»?

Овлякули Ходжакули: - Да. Сначала мы едем работать над «Гамлетом», а потом с «Королем Лиром» будем участвовать в этом фестивале.

Справка: Овлякули Ходжакули родился в 1959 году в Туркмении. Окончил режиссерский факультет Ташкентского театрального института (1986 г.). Занимался в творческой лаборатории под руководством М.Туманишвили (Тбилиси 1988-89 гг.). Работал главным режиссером Чарджоуского музыкально-драматического театра (1986-90 гг. Туркменистан). Руководил театром-студией и Ашхабадским ТЮЗом (1991-93 гг.). Работал в театрах Туркмении, Украины, Киргизии, Казахстана, России и Узбекистана. Поставил около пятидесяти спектаклей: по произведениям У.Шекспира, О.Уальда, К. Абэ, Т.Манна, Еврипида, Г.Лорки, Тикамацу, А. Навои, Ф.Аттара, Софокла, Г.Э.Лессинга… Снял художественный фильм «Эдип» и документальный фильм «Плывущий против течения» - о создателе Нукусского Музея изобразительного искусства И.Савицком. Поставленные им спектакли - «Женщина в песках» К.Абэ, «Иосиф и его братья» Т.Манн, «Король Лир» У.Шекспир, «Саломея» О.Уальд, « Самоубийство влюбленных……..» М.Тикамацу, «Каин и Авель» Дж.Байрон и К.Донготаров, «Раксу Съамо» А.Навои - получили награды на международных театральных фестивалях в Польше, Германии, Финляндии, Италии, Франции, Турции.