18 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Ашгабат: сговор или заговор?

23.12.2006 19:00 msk, Алик Назаров

Туркмения Анализ

Смерть президента Туркменистана Сапармурата Ниязова приоткрывает завесу тайны над внутриполитической жизнью страны, которую покойный так тщательно скрывал от посторонних глаз. На протяжении последних нескольких лет большинство экспертов склонялось к мысли о том, что смена власти в ряде стран СНГ будет иметь много общего. Не исключено, что «туркменский вариант» может стать, при всём своеобразии, моделью для государств с авторитарными режимами на постсоветском пространстве.

Основными условиями реализации этого сценария являются: 1) наличие узкой группы высших чиновников, обладающих возможностями военно-полицейского контроля над ситуацией; 2) максимально возможная изоляция страны с целью недопущения вмешательства в происходящего «внешнего фактора»; 3) отсутствие общественно-политических сил и крупных финансово-промышленных групп, способных играть самостоятельную роль; 4) пассивность населения, испытывающего жёсткое давление со стороны репрессивного аппарата.

Главными элементами сценария смены власти становятся легитимизация нового руководства в скорейшие сроки и под лозунгом продолжения прежней политики; отстранение от власти всех высших чиновников, не связанных с узкой группой заинтересованных представителей высшей номенклатуры; проведение выборов без участия реальных оппонентов «главного кандидата», являющегося ставленником «узкого коллектива». Последствия подобного мероприятия, вне всякого сомнения, в конечном счёте, способны привести к серьезным противоречиям внутри пришедшей к власти группы, члены которой в силу объективных причин будут стараться не только сохранить свои позиции, но и усилить их за счёт ослабления конкурентов. В этой связи, происходящее сейчас в Туркменистане представляет определенный интерес.

С самого начала, то есть, с момента официального объявления о смерти С.Ниязова 21 декабря текущего года, узкая группа лиц фактически отстранила Овезгельды Атаева – председателя парламента (Меджлиса) и заместителя председателя (каковым являлся лично покойный С.Ниязов) Народного Совета (Халк Маслахаты). Уголовное преследование Атаева производится на основании обвинений со стороны Генерального прокурора Мухамметгулы Огшукова в его адрес в служебных злоупотреблениях и доведении до самоубийства невесты приемного сына председателя парламента.

Этот шаг был предпринят с учётом того, что председатель Меджлиса по Конституции страны исполняет обязанности президента в случае, если он по каким-либо причинам делать этого не может. В свою очередь, Халк Маслахаты имеет больше полномочий, чем парламент, и его членами является широкий круг (2507 человек) не только рядовых депутатов, но и представители государственно-хозяйственной номенклатуры, регионов и фактически делегаты от племён. Таким образом, в руках О.Атаева находились реальные инструменты легитимации новой власти, что и учитывалось соответствующей группой лиц, понимавших что по Конституции именно от Народного Совета будет зависеть дальнейшая реализация сценария. Несмотря на то, что Атаев не мог по закону избираться на пост президента, т. к. это запрещено для лиц, исполняющих обязанности главы государства, Народный Совет, зампредом президиума которого он являлся, имеет право вносить изменения в конституцию, и у него был реальный шанс оказаться преемником С.Ниязова. Помимо всего прочего, он мог возглавить Халк маслахаты т. к. по закону его председатель должен быть не моложе 55 лет, а Атаев 1951 г. рождения. Следующий шаг, предпринятый группой, заключался в проведении на пост председателя парламента заместителя Атаева – Акджы Нурбердыевой, не обладающей масштабом полномочий своего предшественника.

Закончив с этой частью проблемы легитимации временной власти, группа выдвинула па пост временно исполняющего обязанности президента 49-летнего вице-премьера Гурбангулы Бердымухаммедова. Примечательно, что этот шаг был сделан от имени Государственного Совета безопасности, секретарем которого является 60-летний глава военного ведомства Агагельды Мамедгельдыев, а наиболее влиятельными членами - представители Минобороны, госбезопасности (министр Г.Аширмухамедов), МВД (глава ведомства – А.Рахманов), за которыми просматривается фигура главы президентской охраны Акмурада Реджепова.

Контроль над Халк Маслахаты в сложившейся ситуации является одним из важных факторов дальней легитимации уже новой власти. Поэтому, на съезде Народного Совета, назначенном на 26 декабря 2006 г. вопрос о его председателе и заместителе должен быть решён в пользу нынешней «узкой группы». Судя по всему, на это пост будет избран А.Мамедгельдыев, с тем, чтобы контролировать ситуацию и не допустить разрастания полномочий вероятного президента, среди главных кандидатов на пост которого, вероятно, станет Бердымухаммедов. Не исключено, что заместителем Мамедгельдыева станет кто-то из чиновников, связанных с Министерством внутренних дел, а пост секретаря Государственного совета безопасности перейдёт в ведение Министерства нацбезопасности, т. е. либо самого Г.Аширмухаммедова, либо его человека. Есть основания считать, что на этот пост могут претендовать люди из Генеральной прокуратуры, тесно связанные МНБ.

Наиболее сложным продолжает оставаться ситуация с постом вице-премьера. Судя по всему, переход Бердымухаммедова на «президентскую работу» подразумевает введение поста премьера и разделения полномочий между президентом и главой кабинета министров.

Логичность и оперативность действий «узкой группы» наводят на определенные размышления об определенной подготовленности происходящего. Более того, череда событий, произошедших накануне 21 декабря и после этого дня, также ставит ряд вопросов. Ещё в десятых числах декабря отдельные обозреватели, хорошо знающие ситуацию в Туркмении, отметили две не совсем объяснимые смерти: 23 ноября 2006 г. в возрасте 58 лет скоропостижно скончался главный редактор главной русскоязычной газеты и официоза – «Нейтрального Туркменистана» - и один из доверенных лиц С.Ниязова Виктор Михайлов, бывший, к тому же и депутатом парламента, а в начале декабря неожиданно ушёл из жизни на 49 году жизни Григорий Колодин - первый секретарь и пресс-атташе посольства Туркменистана в России, также пользовавшийся особым расположением президента и похороненный ныне на Троекуровском кладбище г. Москвы.

Не менее странным было появление через день после объявления о смерти Ниязова слухов о неком исчезновении Александра Жадана – заместителя управляющего делами аппарата президента и самого близкого к Туркменбаши администратора, часто называемого «главным контролером его финансовых потоков». Правда, вскоре Жадан обнаружился. Но, как говорится, «осадок» от новости остался.

Разумеется, в истории бывает много совпадений, но нередко именно их количество свидетельствует о закономерности. Подтвердится ли это, покажет самое близкое будущее.