18 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Линия судьбы: Три призвания Владимира Ионова

24.04.2007 11:35 msk, Виктор Дубовицкий

История Узбекистан

На западной стороне «Каменной книги Искандеркуля» видна неброская надпись, сделанная несколько витиеватыми, вычурными буквами: «В.М.Ионов. 1929-1935». Сразу понятно, что выбивший ее человек делал это не наспех, как участники Искандеркульской экспедиции 1870 года, а имел на это немало времени. Имя на камне принадлежало человеку незаурядному и бывшему хорошо известным семьдесят лет назад в Средней Азии от берегов Каспия до Тянь-Шаня. Ему выпала судьба, превратностей которой хватило бы не на один роман.

* * *

Владимир Михайлович Ионов родился в 1879 году в г.Оше Ферганской области Туркестанского генерал-губернаторства, в семье русского офицера Михаила Евграфовича Ионова. В 1892-1894 годах полковник, а затем генерал-майор М.Е.Ионов, командуя Памирским отрядом, установил власть России на Памире и в Горном Бадахшане, выдворив оттуда афганские войска и китайскую администрацию.

По стопам отца пошел и Владимир - в 1898 году он оканчивает в Ташкенте 2-й Оренбургский кадетский корпус (филиал знаменитого оренбургского Неплюевского военного училища) и производится в офицеры с прохождением службы в Туркестанской конно-горной бригаде.

С начала Первой мировой войны Владимир Ионов воевал на фронте. Он был награжден многими орденами, в том числе Георгиевским крестом и Георгиевским (именным) оружием за храбрость. После Февральской революции 1917 года солдаты единогласно избирают В.Ионова командиром части. После демобилизации, когда он выехал домой, в Самарканд, полковой комитет дал ему в сопровождающие пятерых солдат, как бывшему царскому офицеру, дабы оградить любимого командира от вероятных эксцессов.

С сентября 1919 года бывший полковник артиллерии Владимир Ионов служит в Красной Армии. Он командует артиллерией Закаспийского фронта, участвует в освобождении от белогвардейцев г.Красноводска (ныне г.Туркменбаши). За личную отвагу и умелое руководство артиллерией в боях за город он награжден орденом Боевого Красного Знамени, который ему лично вручил М.В.Фрунзе.

В начале 1920 года В.Ионов, прекрасно знавший условия боевых действий в горных условиях Средней Азии, докладывает Фрунзе о необходимости формирования специальной конно-горной артиллерии, способной вьючным порядком передвигаться вместе с войсками практически повсюду и вовремя эффективно поддерживать их огнем.

Предложение было принято. Формирование первого конно-горного дивизиона поручается Ионову. Несмотря на сложные условия военного времени, военно-техническую слабость тыла Красной Армии в Туркестане, Ионову удалось выполнить задание командования в срок, и 28 августа 1920 года дивизион под его командованием блестяще сдал свой боевой экзамен в боях за перевал Тахта-Карача.

Преодолевая невероятно трудные горные перевалы и заснеженные ущелья, в условиях суровой зимы отряд начал наступление в направлении Байсун-Денау-Гиссар-Душанбе. Нередко бойцам, выбивавшим басмачей из узких горных ущелий, приходилось идти в атаку по оврингам - мостам из хвороста над бушующими горными реками. Усталые кони срывались в пропасти, разобранные на части горные орудия приходилось переносить на носилках и на плечах. 15 февраля 1921 года был освобожден Денау, 20 февраля - Каратаг и Гиссар, а на следующий день - Душанбе. 15 марта, после того, как кавалерийские части Красной Армии заняли г.Куляб, бывший бухарский эмир с группой приближенных бежал через переправу Чубек в Афганистан. На правом берегу Пянджа он бросил свой гарем из трехсот женщин, розданных позже, после согласования с командованием Туркестанского фронта, красноармейцам в качестве «материального поощрения».

В период командования отрядом ярко проявились способности Ионова как крупного военачальника. Все проводимые им операции неизменно заканчивались успехом при минимальных потерях. Владимир Ионов был человеком и большой личной отваги: после неудачных попыток 2-го кавалерийского полка сбросить басмачей с перевала Камчирак 21 мая 1921 года он лично повел спешенные эскадроны на штурм перевала. Штурм закончился полным разгромом отряда басмачей, но на этот раз победа досталась Ионову дорогой ценой: он был тяжело ранен и потерял левую руку. За успешное командование Гиссарским экспедиционным отрядом и героизм В.Ионов был награжден вторым орденом Боевого Красного Знамени.

В июне 1922 года Ионов увольняется из рядов Красной Армии, но не порывает связей с военным миром, и в качестве члена Среднеазиатского военного научного общества систематически читает командирам Красной Армии лекции о тактике горной войны.

Будучи по характеру путешественником и первопроходцем, Владимир Михайлович очень тяготился работой в гражданских учреждениях. В сентябре 1929 года он собрал группу из семи энтузиастов и организовал с ними гидрогеологическую станцию по изучению озера Искандеркуль. Поводом для создания станции послужила идея устройства колоссального водохранилища на озере для орошения Зеравшанской долины, высказанная еще в конце позапрошлого века.

Перед экспедицией, организованной В.Ионовым, была поставлена задача изучить гидрологический режим озера и возможность устройства плотины для регулирования стока вод по реке Искандардарья. После проведенных Ионовым и его сотрудниками исследований стало ясно, что проект будет весьма дорогостоящим и, следовательно, нерентабельным. Написанный экспедицией труд, по оценке специалистов, являлся в довоенный период наиболее полной и серьезной монографией по озеру Искандеркуль и его окрестностям, давшей всестороннюю картину режима снегов, ледников и вод.

Имея задатки настоящего исследователя, В.Ионов, помимо гидрологических изысканий, интересовался вопросом акклиматизации в районе озера различных видов животных и растений. С того времени сохранился любопытный архивный документ - письмо на имя секретаря Центрального комитета Коммунистической партии (ЦК КП(б) Таджикистана С.К.Шадунца от писателя А.Калиты, побывавшего на Искандеркуле в июне 1935 года. В письме рассказывается, что «сотрудники станции на своих плечах за 200 километров перетащили из Пенджикента две тысячи саженцев дуба, клена, акации, ореха и так далее. Посадка этих пород деревьев на высоте 2200 м над уровнем моря была проведена в Таджикистане впервые. Озеро Искандеркуль исключительно бедно рыбой, несмотря на большой бассейн и глубину. Работники станции на ишаках перетащили в ведрах несколько форелей и пустили их для развода в озеро».

Не успокоившись на этом, Ионов и его сотрудники перевезли сюда из Ташкента несколько енотовидных собак – ценных пушных животных, завезенных для акклиматизации в СССР из США в конце 1920-х годов. Кроме того, они выпустили на волю выращенных ими и акклиматизированных здесь кроликов-шиншилл, также обладателей ценного меха.

«Наконец, помимо своей основной работы, они высадили довольно большие огороды, чего здесь не было никогда раньше, снабдили уже улучшенными семенами картофеля дехкан, внедрили помидоры и учат дехкан огородничеству, кролиководству», - сообщает А.Калита.

Возможно, кому-то покажется, что все сделанное В.Ионовым на Искандеркуле – не ахти что, но нужно не забывать, что и организация самой станции, и ее существование были на «голом энтузиазме, то есть без денежного содержания и материальной помощи». Упомянутое письмо А.Калиты заканчивается словами: «В.М.Ионов, отчаявшись после пятилетних скитаний и безнадежной борьбы в Ташкенте (формально станция была подчинена Узбекской гидрометеорологической службе), подал рапорт об увольнении, так как не в силах больше держать людей в таком режиме (все они держатся благодаря ему). Недавно этот рапорт рассмотрели, обещали помочь, однако ни денег, ни снабжения никто не дает».

Судя по тому, что 1935 год значится в надписи на камне в качестве даты завершения пребывания здесь В.Ионова, помощи так и не последовало.

В 1935 году Ионов вместе с женой возвращается в Ташкент. Здесь он работает в отделе хлопководства Туркестанского военного округа (ТуркВО). Владимир Михайлович, увлекшись живописью, заканчивает Ташкентский художественный техникум. Замечу, что ему в то время исполнилось шестьдесят лет, а работать приходилось только одной-единственной рукой. И он писал. Одна из его картин - «Разгром басмаческого гнезда» - находится сейчас в музее Ташкентского гарнизонного Дома офицеров.

Последние годы жизни Владимира Михайловича были тяжелыми. Накануне войны, не говоря уже о последовавшем лихолетье, о беспокойном и смелом энтузиасте, теперь уже престарелом, забыли. В 1944 году он заболел бруцеллезом, а в январе 1946 года скончался.

Таков был жизненный путь этого необычного человека, успешно сочетавшего в себе таланты военачальника, исследователя и художника. Память о нем хранит «Каменная книга Искандеркуля».