19 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Ислам Каримов нашел виновников взрывов в Кагане. Ими оказались советская власть и министерство обороны

21.07.2008 17:28 msk, Омар Шарифов (Ташкент)

Узбекистан Анализ

Фото – информагентство УзА

Семнадцатого июля средства массовой информации Узбекистана прервали затянувшееся молчание и снова вспомнили о городе, в котором взлетел на воздух ракетно-артиллерийский склад. Поводом для этого стало посещение пострадавшего города президентом республики, которому, наконец, удалось освободиться от более важных государственных дел.

Как сообщила информационная телепрограмма «Ахборот» («Новости»), побывав в Каганском районе Бухарской области, Ислам Каримов ознакомился с ходом работ по нейтрализации последствий чрезвычайного происшествия и провел заседание специальной правительственной комиссии. Во время заседания «была заслушана информация руководителей соответствующих министерств и ведомств». О чем они информировали главу государства, зрителям узнать так и не довелось, зато им были показаны несколько отрывков из выступлений президента.

Не дожидаясь окончания правительственного расследования, Ислам Каримов объявил, что основной причиной случившегося является то, что в советское время этот склад боеприпасов был возведен без учета определенных нормативов.

- Вот меня интересует главное, потому что такие моменты, которые могут нанести ущерб, в первую очередь, всему окружающему, но еще более чем в первую очередь людям, которые соприкасаются с этим хранилищем, с этим складом, - сказал Каримов. - По крайне мере, там хранилось столько снарядов, что если они одновременно взорвутся, то тогда нам трудно сказать масштабы бедствия (А разве они не взорвались? - Прим. ред.). Поэтому вопрос возникает: тот, кто проектирует такие склады, он должен соблюдать все нормы – нормы безопасности, я так понимаю, размещения каждого склада. Мало того, значит, какие виды боеприпасов, артиллерийских снарядов, а теперь и бомб авиационных, - где они должны храниться, по каким нормативам должны храниться? Сколько размещать, на каких квадратных метрах? Нормативы должны быть. Второй вопрос: соблюдались ли элементарные нормы хранения? Иначе, если мы это не учитываем, это приводит к тяжелейшим последствиям, в первую очередь - для личного состава и для окружающего населения. Мы этого не можем забывать.

Досталось и Министерству обороны, которое, по словам Ислама Каримова, без должного внимания и ответственности отнеслось к положению дел на складе боеприпасов, их надлежащему хранению, возможным последствиям, соблюдению порядка на такого рода объектах, а при назначении руководителей воинской части и охраны склада была допущена беспечность.

Далее Каримов переключился на необходимость создания надлежащих условий для военнослужащих и заявил, что им необходимо создать максимально хорошие условия. По сообщению «Ахборот», он посетил вертолетную часть Министерства обороны и подробно ознакомился с ее деятельностью, оснащением, условиями несения службы. В беседе с военнослужащими президент детально интересовался задачами, которые входят в их обязанности, их бытом. Он обратил внимание на необходимость всемерной поддержки военнослужащих, в том числе предоставлении жилья, а по итогам знакомства с воинской частью дал целый ряд рекомендаций по целостному развитию инфраструктуры. В тот же день президент Каримов вернулся из Бухарской области в Ташкент.

Необходимо сказать, что сюжет, показанный в программе «Ахборот», стал третьим официальным сообщением на тему взрывов в Кагане, не считая бодрых репортажей узбекского телевидения из близлежащей Бухары - о том, что там все тихо и спокойно.

Напомним, что первое официальное сообщение о катастрофе в Бухарской области было опубликовано национальным информагентством Узбекистана УзА достаточно оперативно - в тот же день, 10-го июля. В нем сообщалось, что «по предварительным данным, в результате взрывов погибли три человека, пострадал двадцать один человек». Второе сообщение появилось 11-го июля. В нем говорилось, что «в Каганском районе и в целом во всей Бухарской области жизнь продолжается в обычном ритме. В нормальном режиме работают государственные и негосударственные организации, производственные предприятия, аэропорт, автостанции, магазины, рынки, функционируют места отдыха людей. Ведется вспашка площадей, освобожденных от зерновых культур. На хлопковых полях активно проводятся агротехнические мероприятия».

И вот 17 июля, через семь дней после ЧП, по своему масштабу несопоставимого со всем, что до этого происходило в Узбекистане (кроме Андижана), появилось третье сообщение (плюс его подправленный и подкорректированный вариант, выпущенный «УзА»). На этом вся официальная информация исчерпывается. А неофициальной нет: любые несанкционированные сообщения о произошедшем в Кагане категорически запрещены.

Итак, попробуем разобраться, что стало ясно из сумбурной и маловразумительной речи главы государства. Для этого из общего набора слов нам придется вычленить определенные смысловые моменты.

1) Во всем виноват тот, кто проектировал и строил это склад. То есть, советские инженеры и строители, построившие его несколько десятилетий назад (когда именно – неизвестно). В более широком смысле – советское прошлое.

2) Виновато Министерство обороны. Оно без должного внимания и ответственности отнеслось к надлежащему хранению боеприпасов «на такого рода объектах». Представителями Минобороны была допущена беспечность при назначении на столь важный объект руководителей воинской части и охраны.

Таким образом, г-н Каримов наметил два направления, в которых следует искать виновных.

Теперь позволим себе прокомментировать эти «векторы» (любимое словечко программы «Ахборот») и саму телепередачу (напомним - третье официальное сообщение на тему произошедшего в Кагане), и посмотрим, содержится ли в ней какая-нибудь другая информация, кроме неубедительной попытки Каримова свалить всю вину на Министерство обороны и некие нормативы, якобы нарушенные при проектировании склада.

Начнем с нормативов. Заметьте, что о том, какие конкретно нормативы были нарушены, в чем состояло это нарушение, Ислам Каримов ровно ничего не сказал. Напротив, из продемонстрированного сюжета складывается впечатление, что мысль о нормативах пришла ему в голову только что. Но даже если допустить, что эти нормативы, действительно, были нарушены, то почему же в таком случае он, как Верховный главнокомандующий, в течение семнадцати лет после обретения Узбекистаном независимости не устранил это нарушение, грозящее катастрофой?

Из речи Каримова осталось неясным и то, почему все эти снаряды, несмотря на нарушенные при проектировании склада нормативы, спокойно лежали себе там десятилетиями, и пролежали еще семнадцать лет после распада СССР, а потом вдруг взорвались. И при чем здесь беспечно назначенная охрана, если еще в первом официальном сообщении утверждалось, что там «произошло возгорание, повлекшее пожар и взрыв находящихся на складе боеприпасов»?

Кстати, в других постсоветских республиках тоже имеются старые военные склады, однако они почему-то не взрываются. То есть, либо их проектировали по другому проекту, более правильному, либо все дело в том, что в других республиках устаревшие боеприпасы не складируют в одну большую кучу на окраине города, а периодически утилизируют. Тем более что после распада единого государства как-никак семнадцать лет миновало – срок достаточно немалый.

Из самой скудной и дозированной информации можно многое понять, если внимательно в нее вчитаться. Обратите внимание, что, касаясь норм хранения боеприпасов, президент дважды проговаривается: «Там хранилось столько снарядов, что если они одновременно взорвутся, то тогда нам трудно сказать масштабы бедствия». И второй раз: «Если мы это не учитываем, это приводит к тяжелейшим последствиям, в первую очередь для личного состава и для окружающего населения».

О первой фразе Каримова мы заметим, что снаряды, как известно, взорвались. Значит - «тогда нам трудно сказать масштабы бедствия». Что мы и наблюдаем. О второй: как следует из его же слов, нормы хранения боеприпасов не учитывались. Значит, они все же были – эти «тяжелейшие последствия для личного состава и окружающего населения».

То есть, напрашивается вывод, что и погибших немало, и разрушения сильны. И по идее, государственное телевидение должно было сообщить и о количестве погибших и раненых, и о разрушениях. Но что показывает «Ахборот»? О главном эта телепрограмма не обмолвилась ни единым словом. Ни слова о том, сколько людей погибло, сколько ранено, сколько эвакуировано, каковы масштабы разрушений. Никаких подробностей о произошедшем. Ни одного вида города, ни одного рассказа пострадавшего или очевидца.

Понятно, что во время серии взрывов могли погибнуть сотни человек. Сколько, например, человек находилось в воинской части в момент взрыва? А сколько в расположенной недалеко от центра Кагана 62-й исправительной колонии, заключенные которой по понятным причинам не могли спастись бегством? И кем были трое погибших, чью гибель власти официально признали?

Но программа «Ахборот» не показала ни единого кадра из самого города, не дала ни единого интервью со свидетелями этих страшных событий. Никого и ничего, кроме пожилого человека и что-то записывающих в блокноты на манер северокорейских товарищей людей в гражданской и камуфляжной одежде. Затем опять вещающего Каримова, окруженного толпой раболепных человечков. И снова их. И снова его. И снова их. Вот и вся картинка.

Добавим, что обычно после стихийных бедствий, крупных терактов и катастроф создается так называемая «горячая линия», чтобы люди могли узнать о судьбе своих родных и близких. В данном случае этого тоже не было сделано. Другими словами, сделано все, чтобы люди не могли получить (и распространить) никакой информации, которая всеми силами скрывается. Как вы думаете, почему?

Ответ здесь может быть только один: чтобы максимально преуменьшить масштаб трагедии, чтобы она как можно быстрее ушла с информационных лент в небытие, забылась, и чтобы все удовлетворились теми, кого назначат на роль стрелочников. И чтобы уже никто не задавался вопросом: кто виноват - очередной министр обороны, которых президент тасует как колоду карт, или некто, вот уже восемнадцать лет занимающий должность Верховного главнокомандующего и не удосужившийся за это время вывезти и утилизировать старые боеприпасы, хранившиеся на территории города? И почему последний не выделил необходимых для этой утилизации средств, а направляет их на помпезные «стройки века» в столице, призванные прославить и увековечить его имя?

Отметим, что веб-сайт Uzmetronom.com со ссылкой на источник, «близкий к армейским кругам Узбекистана», еще 10 июля сообщал о том, что «рапорт министра обороны Р.Мирзаева о наличии этих снарядов, где, наряду с информацией, содержалось предложение закупить для их утилизации специальную установку, еще год назад лег на стол руководства республики. Однако тогда закупка дорогостоящей установки, способной на высоком технологическом уровне и соблюдением всех мер безопасности обезвредить смертоносные боеприпасы, была признана нецелесообразной».

А напоследок обратим внимание на то, что после выпуска программы «Ахборот» тема о событиях в Кагане вновь оказалась под завесой молчания. Уже на следующий день «Ахборот» передавала вести с полей, рассказывала о буднях хлопкоробов и подробно повествовала о наводнении в Мексике, показывая кадры людей, плывущих в лодках. О последствиях катастрофы в своей собственной стране – ни гу-гу.