23 Май 2019



Новости Центральной Азии

Тургун Алиматов: Земное и небесное

23.12.2008 19:32 msk, Разия Султанова (Лондон)

Узбекистан Культура и искусство 

17 декабря Национальное информагентство Узбекистана УзА сообщило о том, что на 86-м году жизни скончался народный артист Узбекистана Тургун Алиматов. Как следует из официального текста сообщения, Т.Алиматов внес большой вклад в широкую популяризацию узбекского музыкального искусства и за рубежом, за что музыкант был удостоен звания «Народный артист Узбекистана» и ордена «Буюк хизматлари учун» («За большие заслуги»).

Тургун Алиматов родился 20 января 1922 года в селе Келес Ташкентской области. В 1937-1940 годах он занимался в музыкальном кружке при рабфаке Ташкентского педагогического института, где постигал азы музыкального искусства. В годы Второй мировой войны он участвовал в боях против фашизма. После войны работал в Театре юного зрителя, Театре музыкальной драмы имени Мукими, преподавал в Государственной консерватории Узбекистана, долгие годы был музыкантом оркестра народных инструментов Радио Узбекистана.

С 1970 года трудовая деятельность Т.Алиматова была неразрывно связана с ансамблем макомистов. В составе этого творческого коллектива он записал образцы уникальных макомов (маком - в узбекской и таджикской музыке большой вокально-инструментальный цикл (сюита). - Прим. ред.) – «Шашмаком», макомов ферганско-ташкентского стиля, вошедших в национальную музыкальную сокровищницу. Тургун Алиматов обладал неповторимым стилем исполнения мелодий классического национального музыкального искусства, таких, как «Напевы дутара», «Тановар», «Чоргох», «Муножот», «Наврузи Ажам», «Бузрук», «Куйгай».

О талантливом музыканте вспоминает доктор искусствоведения, профессор Лондонской школы восточных и африканских исследований Разия Султанова.

* * *

Умер человек, который был гордостью нации. Нет с нами Тургуна-ака, в личности которого так легко сочеталось высокое предназначение гения и земное, человеческое.

В первый раз я встретилась с Тургуном-ака в Берлине в 1993 году на международном симпозиуме, посвященном традиционной музыке. На этом форуме Тургуну Алиматову было уделено особое внимание: в специальной секции он делился своими наблюдениями, касающимися узбекской традиционной музыки. Его присутствие вызвало новую волну интереса к Узбекистану как к стране чудес с высочайшим уровнем культуры и искусства.

Тургун Алиматов
Тургун Алиматов. Фото из архива Р.Султановой

В перерывах между докладами Тургун-ака с удовольствием и любопытством вглядывался в незнакомую жизнь немецкого города, удивлялся его строгой чистоте и порядку, сравнивал Германию с Узбекистаном.

Несколько лет спустя мне посчастливилось вновь встретиться с Тургуном Алиматовым - в Ташкенте, в его доме, куда я приходила для подготовки записи, интервью, материалов для CD-диска «Узбекское инструментальное искусство», который позже, в 1999 году, вышел в Швейцарии. Устад (Мастер, наставник, учитель. - Прим. ред.) дал мне возможность записать ферганский «Тановар» (узбекская народная песня. - Прим. ред.), где он играет на сато (древний струнный смычковый музыкальный инструмент. - Прим. ред.), а его сын Алишер аккомпанирует на дутаре (струнный щипковый музыкальный инструмент. - Прим. ред.). Позже этот трек получил всеобщее признание. Он несколько раз был заимствован другими компаниями по производству дисков, став своего рода визитной карточкой Мастера и его недосягаемого уровня техники, помноженного на духовное совершенство и символизирующего блеск и красоту узбекской классической музыки.

В другой раз я встретилась с Тургуном-ака вместе с Маргарет Берлей - главным хранителем музыкальных инструментов знаменитого Лондонского музея антропологии - Музея Хорниман. Тургун-ака пригласил нас к себе, в свою уютную гостиную. Неожиданно он засмеялся: «Что заставляет вас, молодых и красивых женщин, работать? Посмотрите на моих сыновей! Все они женаты, и у всех – жены дома, на попечении и под опекой мужей. Что же заставляет работать вас?»

Мы понимали, что в чем-то он прав, и, по сути, его шутка – это форма заботы и поддержки. Но воспринять это так прямолинейно было непросто, и мы искренне смутились.

В Тургуне-ака легко сосуществовали причастность к высокому и божественному и отеческое отношение к людям, искреннее внимание и сопереживание. По сути, он был человеком self-made, как говорят на Западе, «сделавшим сам себя». Родом из города Келес Ташкентской области, Тургун-ака прошел многоступенчатую, трудную жизнь, сумев достичь невероятных высот в мастерстве.

Окружающие его люди либо восхищались им и трогательно его любили, либо болезненно ему завидовали. Его удивительные руки были действительно золотыми: кем только он не работал в своей трудной жизни! Он мог все - испечь вкусную лепешку, построить дом, не говоря уже о том, чтобы исполнить любое музыкальное произведение, будь оно даже одним из самых высочайших образцов классической музыки. Во время Великой Отечественной войны, находясь в госпитале из-за фронтового ранения, Тургун Алиматов поразил медицинский персонал своим уникальным мастерством, сыграв на случайно найденной в лазарете гитаре. Решением медицинской комиссии Тургун-ака был возвращен в Узбекистан, где сделал блестящую музыкальную карьеру.

Его божественное предназначение будто бы было отмечено небесами: услышавшие его игру птицы всегда присоединялись своим щебетанием и пением к его игре на танбуре или дутаре, и этому удивительному факту было немало свидетелей.

Я вспоминаю, как Тургун-ака, приехав на гастроли в Лондон, был приглашен восхищенным турецким поклонником музыки Ришат-Беем (увы, умершего днем позже Тургуна-ака) прокатиться по городу на «роллс-ройсе». Тургун-ака согласился, и, величественно восседая внутри просторного роскошного автомобиля, чувствовал себя совершенно естественно, чтобы не сказать «как дома».

Невероятный авторитет Тургуна Алиматова в Узбекистане позволил ему основать ставший теперь регулярным музыкальный фестиваль «Бойсун Бахори» (Байсунская весна), открыв внешнему миру новое культурное пространство Средней Азии - номадические (номад - кочевник. - Прим. ред.) заповедные зоны музыки и танца, куда приезжают многие исполнительские коллективы, альтернативные по стилю выступления участникам самаркандского Фестиваля «Шарк Тароналари».

На протяжении всей своей жизни Тургун-ака был любим и уважаем всеми правительствами Узбекистана, он отмечен многочисленными орденами и медалями. Однажды он с гордостью прокомментировал этот факт: «Танбурчи нужны всегда!» (танбурчи – играющий на танбуре. - Прим. ред.), имея в виду, что музыка, искусство, традиция всегда сильнее ветров политических перемен.

В прошлом году, навещая Тургуна-ака, как оказалось, в последний раз, мы вместе со своими семьями сидели в его личной крошечной комнате, с удовольствием опустив ноги в сандал (самодельный обогреватель, представляющий собой покрытую одеялом ямку с разогретым углем. - Прим. ред.), который оживил приятные воспоминания о моем андижанском детстве. Мы разговаривали о музыке, о ее духовной силе и красоте. Тургун-ака, смеясь, рассказывал, что жанр «Тановар» обладает, по-видимому, высочайшей неземной силой. Как же иначе объяснить тот факт, что, исполняя «Тановар» в составе ансамбля «Шашмаком», он, Тургун Алиматов, часто проваливался в сон, словно в небытие, и сидевшие рядом коллеги позже отмечали, что в процессе игры они слушали его храп!

Чарующая в исполнении Тургуна Алиматова мелодия «Тановара», поразившая весь мир в записях многочисленных зарубежных музыкальных фирм, еще долго будет звучать в нашем сознании, напоминая об удивительном музыканте, человеке и гении узбекского народа. Пусть земля будет ему пухом столь же нежным, как звуки его вечной музыки.

Разия Султанова, профессор музыки, Лондон