20 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Как избавиться от неугодного журналиста?

05.05.2009 17:08 msk, Соб. инф.

Узбекистан Свобода слова

Следствие по делу известного ташкентского журналиста и правозащитника Дильмурода Сайида, арестованного в конце февраля 2009 года по подозрению в вымогательстве, наконец, закончилось. Дело передано в Самаркандский областной суд по уголовным делам. О дате начала процесса пока неизвестно. Сам журналист вот уже больше двух месяцев находится в Каттакурганском следственном изоляторе. За это время выдвинутое против него обвинение разрослось и пополнилось новыми статьями: «Вымогательство, совершенное повторно или опасным рецидивистом» и «Изготовление, подделка документов, штампов, печатей, бланков, их сбыт или использование».

ЧУЖИЕ ДЕНЬГИ

Напомним, что основанием для ареста журналиста послужило заявление руководителя Джамбайского машинно-тракторного парка (МТП) «Фаровон хаёт йули» («Путь к благосостоянию») Аслиддина Уринбаева, который обратился в Самаркандский областной департамент по налоговым и валютным преступлениям. Начальник писал, что некая Маргуба Джураева и четверо ее знакомых вымогают у него 15 тысяч долларов, угрожая, что в противном случае они с помощью заявлений в различные инстанции «упекут его в тюрьму и подорвут авторитет». В качестве вымогателей он назвал фермеров А.Пулатова, М.Ёкубова, Т.Эргашева и отстаивавшего их интересы журналиста Дильмурода Саидова (творческий псевдоним - Дильмурод Сайид).

Через несколько дней, 22 февраля, во время обеда в ресторане Маргуба Джураева была задержана при получении 10 тысяч долларов от Аслиддина Уринбаева. На допросе она сообщила, что деньги взяла по поручению Дильмурода Сайида. Заявление Аслиддина Уринбаева и показания Маргубы Джураевой стали основанием для того, чтобы в тот же день арестовать журналиста. Кроме Д.Сайида и М.Джураевой в следственный изолятор поместили и обвиняемых в вымогательстве фермеров. Против арестованных было возбуждено уголовное дело по 165-й статье УК Республики Узбекистан (3-я часть «а»): «Вымогательство, совершенное в особо крупном размере».

Отметим, что Аслиддин Уринбаев имел все основания опасаться расследования своей деятельности, поскольку, по мнению джамбайских фермеров, потихоньку распродавал технику, находившуюся на балансе транспортного предприятия «Фаровон хаёт йули», общества этих фермеров. Бороться с ним было трудно, поскольку людей на такие должности обычно назначает районный хокимият (администрация), поэтому фермеры призвали на защиту журналиста. Он стал писать обращения в разные инстанции, вплоть до парламента, требуя остановить разбазаривание техники и привлечь А.Уринбаева к ответственности. Как ни удивительно, но на этом пути он добился определенного успеха, чем вызвал сильное раздражение властей самаркандской области.

ОТМЕНЕННЫЕ ОБВИНЕНИЯ

Первоначально обвинение против журналиста основывалось на двух доказательствах - заявлении самого Уринбаева, и показаниях Маргубы Джураевой. На основании этого Д.Сайид был арестован, посажен в СИЗО, и против него было заведено уголовное дело. Однако вскоре выяснилось, что все эти «доказательства» гроша ломаного не стоят.

Так, Маргуба Джураева уже через день после своего ареста, 24 февраля, во время очной ставки с Дильмуродом Сайидом категорически отреклась от своих прежних показаний и заявила, что никаких денег она не вымогала, и что их насильно всунули ей во время встречи с Уринбаевым, а показания о том, что взять их поручил журналист, она давала, будучи пьяной: во время задержания она сидела с Уринбаевым в ресторане, где пила водку. По ее словам, журналист к этим деньгам не имеет никакого отношения.

Несмотря на то, что основная свидетельница обвинения отказалась от своих показаний, дознаватель Ислом Шеров, скрыв этот факт и оставив в деле первичные показания подозреваемой, в тот же день внес в Самаркандский суд по уголовным делам прошение о применении в отношении Д.Сайида меры пресечения в виде ареста. На следующий день, 25 февраля, судья Ташев выдал требуемую санкцию. Адвокатам обжаловать это решение не удалось – суд «забыл» уведомить их о своем заседании, а позднее точно так же поступил и суд апелляционной инстанции.

Что касается «доказательства» вины Д.Сайида, основанного на заявлении самого «пострадавшего», то при внимательном рассмотрении оно оказались фикцией. Дело в том, что А.Уринбаев вовсе не утверждал, что деньги у него вымогал непосредственно журналист. По его словам, их вымогала Маргуба Джураева, утверждавшая, что делает это по поручению Дильмурода Сайида, а она, мол, является всего лишь посредницей. Руководитель МТП сообщил, что она уверяла его, будто деньги предназначаются для шестерых человек, в том числе следователя, прокурора и журналиста.

То, что Дильмурод Сайид никаких денег у него не просил, Уринбаев лично подтвердил во время очной ставки с ним. По его рассказу, всё началось с того, что в начале февраля 2009 года Маргуба Джураева попросила у него 3 тысячи долларов, чтобы остановить исходящий от ее отца поток жалоб. Это подействовало, после чего Уринбаев предложил Джураевой выступить в роли посредника для того, чтобы «нейтрализовать» всех прочих жалобщиков. Джураева воспользовалась этим предложением и, будто бы выступая от имени Д.Сайида, назвала Уринбаеву размер отступных: 15 тысяч долларов. Они начали торговаться, пока, наконец, не сошлись на 13 тысячах. Рассказывая об этом, руководитель ММТП уточнил, что сам журналист никогда не требовал у него денег и вообще не разговаривал с ним на эту тему. «Д.Саидов лишь 6 ноября 2008 года угрожал мне, и, учитывая, что после этого он написал заявление на меня, а также учитывая слова М.Джураевой о том, что она отнесет деньги Д.Саидову я и обратился с заявлением», - пояснил Уринбаев.

Во время очной ставки главного инженера ММТП «Фаровон хаёт йули» Исроилжона Махмудова с Д.Сайидом первый тоже подтвердил, что журналист никогда не просил денег, и что, напротив, именно его начальник предложил дать Дильмуроду Сайиду взятку, а сам он согласился выступить в этом деле посредником.

Любопытно, что существует некая расшифровка диктофонной записи, сделанной СНБ во время вымогательства денег у Аслиддина Уринбаева. Этот диалог, размещенный на сайте Harakat.net, представляет собой разговор между какими-то мужчиной и женщиной (предположительно А.Уринбаевым и М.Джураевой), на узбекском языке, во время которого женщина один или два раза называет имя «Дильмурод». Вне зависимости от того, примет ли суд данную расшифровку к рассмотрению, на предмет доказательства вины Дильмурода Сайида она явно не тянет.

Вторая встреча между А.Уринбаевым и Д.Сайидом, как известно, произошла в самаркандском ресторане «Юлдуз», куда последнего пригласили якобы для окончательного разговора о сумме денег. Но речь о деньгах в ресторане так и не зашла. Это опять-таки подтверждают все присутствовавшие на этой встрече – в том числе сам А.Уринбаев и его инженер И.Махмудов.

Таким образом, «доказательства» стороны обвинения базируются на том, что Маргуба Джураева вымогала деньги, уверяя, что они пойдут шести разным людям, в том числе Дильмуроду Сайиду. Простите, но этак любой вымогатель может показать на кого угодно, и заявить, что он делал это по его поручению. Вздорность обвинений, основывающихся на таких «доказательствах» столь очевидна, что не нуждается в комментариях.

Был бы человек, а статья найдется

Однако если посадить человека ОЧЕНЬ НАДО, то статья уже не имеет значения. Поэтому, когда доказательная база стала разваливаться, то, как по мановению волшебной палочки, стали появляться новые доказательства того, что Дильмурод Сайид – это чрезвычайно плохой человек и место ему только в тюрьме.

18 марта вдруг объявился некто Сайдулло Боймуродов, ранее возглавлявший фермерское товарищество Джамбайского района Самаркандской области, который обратился в областную прокуратуру с заявлением о том, что пять лет назад (!) в какой-то (!!!) из дней мая 2004 года, будучи корреспондентом республиканской газеты «Кишлок хаёти» («Сельская жизнь»), Дильмурод Сайид потребовал у него 5 тысяч долларов… Никаких доказательств своим утверждениям он не привел, но объяснил, что деньги у него вымогались, чтобы не писать против него жалоб (всё сводится к тому, чтобы не писать и не жаловаться.).

Следователь Самаркандской областной прокуратуры Сухроб Маджидов с удовольствием ухватился за эти показания и добавил журналисту новое обвинение по 2-й части статьи 165: «Вымогательство, совершенное повторно или опасным рецидивистом».

Странным образом изменились и позиции некоторых фермеров Джамбайского района, защитой которых занимался арестованный правозащитник и журналист. Трое из десяти фермеров неожиданно заявили прокуратуре, что не просили Дильмурода Сайида выступать в качестве их доверенного лица и защищать их права. Они сообщили, что Д.Сайид вынудил фермеров поставить печати на пустые бланки, которые впоследствии заполнил по своему усмотрению. На основании этого обвинение было дополнено статьей 228: «Изготовление, подделка документов, штампов, печатей, бланков, их сбыт или использование».

В общем, обычная история: когда доказательств для того, чтобы посадить человека не хватает, то откуда ни возьмись начинают возникать «свидетели», утверждавшие, что много лет назад он вымогал у них деньги, брал взятки, ругал их матом, призывал построить халифат, оскорблял президента или совершал еще что-то ужасное и незаконное. Это, кстати, верный признак того, что власти просто хотят избавиться от конкретного человека.

Рука руку моет

Сам Дильмурод Сайид на появление принципиального С.Боймуродова отреагировал в переданном на волю письме. Он пояснил, что в 2004 году по жалобе нескольких фермеров проводил журналистское расследование, о результатах которого написал статью в республиканскую газету «Кишлок хаёти». Итогом публикации стало то, что первый заместитель хокима Джамбайского района Самаркандской области был снят с должности, а Сайдулло Боймуродова, который тогда являлся председателем фермерского товарищества «Узбекистон» (ММТП «Фаровон хаёт йули» впоследствии создано на его базе) привлекли к уголовной ответственности, и он был вынужден уйти с занимаемой должности. «Позже в редакцию поступило официальное письмо из хокимията Джамбайского района о принятых мерах с огромной благодарностью газете за то, что она помогла выявить нарушителей закона», - пишет Дильмурод Сайид. Он отмечает, что появление в качестве «потерпевшего» человека, официально признанного виновным в нарушении закона еще раз доказывает, что в данном случае имеет место попытка путем клеветы добиться его осуждения.

Показательно, что, обрушившись на журналиста, следственные органы Самаркандской области совершенно не интересуются теми, кто, по мнению фермеров, участвует в разворовывании общественного имущества. Вот что, к примеру, Дильмурод Сайид пишет по поводу подавшего на него заявление А.Уринбаева:

«О незаконных действиях ММТП и его председателя А.Уринбаева в период с 3 сентября до 16 февраля 2009 года мною было внесено более десяти жалоб, заявлений, статей (с приложением фотоснимков и соответствующих документов) во многие инстанции – начиная от хокимията Джамбайского района и заканчивая редакциями газет республиканского масштаба «Постда» («На посту»), «Солиқ ва Дуне» («Налог и мир»), «Куч – адолатда!» («Сила – в справедливости!»).

С А.Уринбоевым (до встречи в ресторане «Юлдуз» - ред.) я встречался лишь однажды – 6 ноября 2008 года, когда в качестве члена комиссии я участвовал в проведении инвентаризации технических средств ММТП «Фаровон ҳаёт йўли» (на основании постановления старшего следователя Следственного отдела ОВД Джамбайского района О.Тохирова). Все факты нарушений законности и фотоснимки, подтверждающие эти факты, выявленные в период инвентаризации, я передал следователю.

Во время инвентаризации, проведённой с моим участием (6 ноября 2008 года) множество единиц технических средств, имущества и запасных частей не было обнаружено. Большинство имеющейся в наличии техники было в неисправном состоянии. Заключение по итогам инвентаризации было оформлено в виде «Рапорта» с указанием конкретных цифр, приложением фотоснимков и передано следователю. Однако это заключение почему-то не удовлетворило следователя О.Тохирова и 19 ноября 2008 года, уже без моего участия была проведена повторная инвентаризация, заключение по которой и было признано О.Тохировым действительным. Ответственный за проведение инвентаризации представитель ГНИ 6 ноября 2008 года к участию в этой работе допущен не был.

В соответствии с моим заявлением, постановление от 4 декабря 2008 года в отношении А.Уринбаева и других, вынесенное следователем О.Тохировым, опираясь только на заключение по инвентаризации от 19 ноября 2008 года, в январе 2009 года было аннулировано областной прокуратурой (уже после моего ареста О.Тохиров повторно вынес постановление, аналогичное аннулированному постановлению от 4 декабря 2008 года)».

Таким образом, подоплека дела совершенно ясна. Журналист долго проявлял ненужную активность, пока не напоролся на заявление Аслиддина Уринбаева. Областные власти решили воспользоваться этим обстоятельством и избавиться от него. Разумеется, на это было получено одобрение республиканских властей. И всё завертелось…

Напомним, что на сегодняшний день в Узбекистане действует лишь около 20 независимых и западных журналистов. Власти страны ежегодно сажают одного или двух из этого списка и прилагают усилия, чтобы избавиться от остальных, заставив их покинуть республику. Однако за это же время начинает активно писать кто-то новый, так что общее число свободных журналистов остается примерно на том же уровне. В данном случае под руку подвернулся Д.Сайид, и за возможность избавиться от него власти с радостью ухватились.

И следствие, и грядущий процесс по его делу следует рассматривать именно в этом контексте - контексте общей зачистки информационного пространства Узбекистана от нежелательных элементов.

Соб. инф. "Фергана.Ру"