24 Июль 2019



Новости Центральной Азии

Таджикские горцы на Урале: Очерки жизни Памирской общины Екатеринбурга

14.07.2009 20:49 msk, Алексей Старостин

Россия Общество

Фото автора

Утром 11 июля уютный парк Победы города Екатеринбурга, расположенного в Железнодорожном районе города, наполнился звуками протяжной и лиричной восточной музыки, что вызвало некоторое недоумение у жителей окрестных домов и прогуливающихся на лоне природы молодых мам с колясками. Вокруг украшенной воздушными шарами миниатюрной сцены, откуда доносились восточные песни, собралось около пятисот человек: мужчины были одеты в официальные костюмы, а женщины и девушки – в яркие и разноцветные национальные наряды «курта-е зор». Это представители Памирской общины Екатеринбурга собрались вместе для того, чтобы отметить один из своих религиозных праздников – день возведения в сан духовного лидера шиитов-исмаилитов принца Карима Ага-хана IV.

В столице Уральского федерального округа проживает полторы тысячи выходцев из Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана. Сами себя они называют «памирцы». В отличие от других Центральноазиатских диаспор их объединяет не язык, а общий регион проживания и вера.

- Памирская община начала складываться в Екатеринбурге с середины 1990-х годов, - рассказывает председатель региональной общественной организации «Дидор» Хушвакт Айдаров, - и с каждым годом ее численность увеличивается. В различных районах ГБАО распространено несколько языков, относящихся к восточно-иранской группе языков: шугнанский, рушанский, ваханский, ишкашимский и др., поэтому между собой представители различных языковых групп говорят на таджикском. Несмотря на языковые различия, нас объединяет общая вера – одно из направлений шиитского ислама – исмаилизм.

Хушвакт Айдаров
Хушвакт Айдаров

На сегодняшний день в мире насчитывается 20 миллионов исмаилитов, а это - население средней по величине европейской страны. Сложность заключается в том, что исмаилиты – люди одной веры, но принадлежащие к разным культурам, они придерживаются неодинаковых жизненных ценностей. Сегодня они проживают более чем в 25 странах мира, в том числе и в Таджикистане. А благодаря миграции последних лет довольно крупные исмаилитские общины сложились в Москве, Санкт-Петербурге, Саратове, Тольятти, Екатеринбурге и других городах России (всего около 30 тысяч человек).

Духовным лидером исмаилитов является 72-летний принц Карим Ага-хан IV, выпускник Гарвардского университета и обладатель почетных дипломов крупнейших университетов мира. Став главой исмаилитской общины в 20 лет, принц Карим Ага хан IV уже более 50 лет успешно руководит рассеянной по миру исмаилитской общиной. В 1967 году он учредил международную некофессиональную некоммерческую организацию Фонд Ага хана (Aga Khan Development Network), в рамках которой функционирует ряд социально-экономических, образовательных и культурных учреждений.

Ага хан осуществил во многих странах, в том числе в государствах Центральной Азии, ряд многочисленных благотворительных проектов. А после открытия представительства Фонда в Москве в 2007 году екатеринбургские исмаилиты надеются на то, что гуманитарные проекты Фонда будут реализованы и на Урале.

Портрет Ага хана, вышитый на памирском ковре
Портрет Ага хана, вышитый на памирском ковре

- Не так давно мы через областное министерство образования пригласили руководителя московского филиала Фонда Ага хана господина Фарид Дая в Екатеринбург, - поясняет Хушвакт Айдаров. – В ходе его визита мы посетили несколько детских домов, учреждений для беспризорных детей и для ребят с ограниченными возможностями. Фондом было принято решение оказать поддержку этим учреждениям.

Еще ранее, осенью 2007 года, представители Фонда провели в Екатеринбурге семинар для представителей Памирской общины, посвященный развитию волонтерского движения – принципа, позволяющего эффективно действовать и развиваться общине в любой стране мира, что было доказано многолетним опытом.

- Институт волонтерства в инокультурной среде позволяет решать самые разные проблемы, с которыми мы сталкиваемся, - говорил тогда соотечественникам аспирант Института востоковедения РАН, председатель волонтерской команды исмаилитской общины Москвы Селин Заурбеков, - этот институт позволяет передавать опыт другим членам общины, приходить на помощь в трудных ситуациях.

Суть данного принципа заключается в том, что люди и так каждый день помогают друг другу. Главное, правильно и централизованно организовать этот процесс. Каждый член мусульманской общины обладает либо знаниями, либо свободным временем, либо богатством, либо другими материальными и культурными ценностями, которые могут быть полезны всей общине либо конкретным нуждающимся в них людям. Поэтому в каждой общине должна быть создана команда волонтеров, члены которой добровольно будут оказывать помощь нуждающимся. Фонд лишь направляет и координирует эту работу. Такая кооперация позволяет решить очень многие проблемы. Исмаилиты Екатеринбурга взяли этот принцип на вооружение: на каждом мероприятии, которые они проводят можно увидеть молодых людей с бейджами, на которых написано «волонтер». Пожертвовать чем-то ради общей цели – очень правильный принцип, позволяющий Памирской общине сохранить свою культуру, язык и традиции.

- Мы проводим большую работу для того, чтобы не утратить национальную идентичность, - рассказывает Хушвакт Айдаров. - Вот уже восемь лет у нас функционирует воскресная школа (сейчас в младших и старших группах занимается 50 человек), где мы обучаем наших ребят таджикскому языку и национальной культуре, действуют творческие коллективы. Регулярно проводятся религиозные и национальные праздники.

Зажигательные восточные танцы
Зажигательные восточные танцы

Приехав в Екатеринбург в 1996 году, не думал вузовский преподаватель, выпускник аспирантуры физико-технического института им. А.Ф.Иоффе, кандидат наук Хушвакт Айдаров, что займется общественной работой по сохранению Памирской культуры. Однако численность общины с каждым годом возрастала, из Таджикистана в поисках лучшей доли приезжали все новые и новые люди, перевозили на далекий Урал свои семьи. Поэтому было решено создать областную общественную организацию «Дидор», что в переводе означает «Взгляд» или «Встреча» для удовлетворения культурных запросов Памирской диаспоры.

Благодаря деятельности «Дидора» у памирцев появилась возможность показывать окружающим красоту своей древней культуры, получать литературу, диски и кассеты с музыкой, учить таджикскому языку детей.

Примечательно, что даже в инокультурной среде памирцы сохраняют традиции многодетности. Во многих семьях - не менее трех детей, а из полуторатысячной общины 10-ю часть составляют дети. Это свидетельствует об укорененности Памирской общины Екатеринбурга.

Если лидеры национальных организаций и областные власти знают Хушвакта Айдарова как председателя общественной организации, то соотечественники называют его не иначе как «раис-е джамаат-ии нур», т.е. руководителя общины. А поскольку в Екатеринбургскую общину входят памирцы из разных районов ГБАО, у выходцев из каждого района, где говорят на одном языке, тоже есть свой «раис», т.е. председатель. Скажем ишкашимцами, которые составляют 70% екатеринбургских памирцев, руководит 42-летний Буттабек Бутаев, работающий в сфере строительства. В молодости он служил в Челябинске, однажды побывал в командировке в Свердловске (Екатеринбурге) и город настолько ему понравился, что он решил остаться здесь навсегда.

- Памирская община очень сплоченная, - поясняет Буттабек. - У нас есть поговорка: «мы за одно кольцо держимся». Слово «раиса» у нашего народа – закон. Ко мне обращаются в любой ситуации, и я как могу, стараюсь помочь своим землякам.

Буттабек Бутаев
Буттабек Бутаев

Когда в конце 1980-х годов Буттабек приехал в Свердловск, то был далеко не первым памирцем, обосновавшимся здесь. Одним из четырех «первопоселенцев» был 43-летний Абдулмамад Мородмамадов:

- В 1986 году мы вчетвером приехали поступать в Уральский политехнический институт, поступили, да так и остались здесь. Первое время мы были единственными памирцами в Свердловске. Я женился, вырастил сына, теперь нянчусь с внучкой, работаю сантехником в ЖЭКе. Екатеринбург очень люблю, он стал моей второй родиной, у нас есть все условия для того, чтобы сохранить свою культуру. У меня русская жена, она и ее родственники с уважением относятся к нашим обычаям и традициям, за годы жизни она научилась понимать язык, сын тоже понимает, хотя разговаривает с трудом – когда он рос, было мало людей, с кем можно общаться на родном языке.

Межэтнические браки – явление в Памирской общине весьма распространенное, особенно среди тех, кто приехал сюда до середины 1990-х гг. Все взрослые мужчины, с кем нам удалось поговорить, относятся к этому весьма толерантно.

- Я сам вот уже четырнадцать лет женат, моя жена - русская, у нас растет сын, и никогда не возникало никаких проблем относительно культурных различий, - рассказывает активист Памирской общины, 35-летний предприниматель Асанбек Асанбеков.

В то же время к вопросу о выборе девушками представителя другой национальности и веры в качестве жениха представители Памирской общины относятся более чем избирательно. Во-первых, явление это крайне редкое, а те, кто говорили нам, что не стали бы возражать против такого союза при наличии между молодыми людьми крепких чувств и высоких моральных качествах жениха, сами не имеют дочерей. Точнее всех объяснил нам причину настороженности, царящей среди памирцев в этом вопросе, Буттабек Бутаев:

- Если бы у меня была дочь, и она привела бы русского жениха, я бы, наверное, не стал возражать, но опыт показывает, что между памирскими девушками и россиянами союзы не прочные, никак у них почему-то не клеится, наверное, сказывается разница в воспитании. Хотя такие ситуации иногда возникают: здесь же совсем другая атмосфера - дочь вполне может сказать отцу, что любит русского и выйдет за него во что бы то ни стало. На родине это было бы невозможно.

А сестры Каладоровы – Анифа, Сатриниса и их кузина Шохиста - поясняют, что им с детства внушали, что такой поступок недопустим.

Сестры Каладоровы
Сестры Каладоровы

- Папа нам строго-настрого сказал, что за русского и даже просто за мусульманина-суннита замуж выходить нельзя, - говорит 17-летняя Анифа Каладорова. - Женихом может быть только памирец-исмаилит. И мы с ним согласны. Только вот хотелось бы найти образованного мужа, но в Екатеринбурге таких не очень много.

Сами памирцы с гордостью говорят, что их женщины умны и независимы, в ГБАО для них, в отличие от других мусульманок, ношение платка на голове не обязательно. И после общения с представительницами прекрасной половины Памирской общины, невольно удивляешься взвешенности и мудрости их суждений, их целеустремленности и рассудительности.

19-летняя Сатринисо учится на третьем курсе педагогического университета на лингвиста-переводчика, владеет английским и французским, ее сестра Анифа на днях поступает на экономический факультет госуниверситета, их кузина 16-летняя Шохиста с детства мечтает стать хирургом, а их подружка 16-летняя Азима Шакарбекова, хоть еще и не определилась с выбором будущей профессии, но с глубоким уважением и знанием говорит о родной культуре.

- На этот праздник мы пригласили очень много наших русских подружек, - говорят девушки, - мы так много рассказываем им о нашей вере, культуре и родине, что они мечтают побывать с нами на Памире.

Танцуют все!
Танцуют все!

К сожалению, возможность посетить родной край у памирцев выпадает редко, авиабилет Екатеринбург-Душанбе стоит 10-11 тысяч рублей, для многих представителей Памирской общины эта сумма составляет почти весь месячный заработок. Поэтому члены общины редко едут в Таджикистан всей семьей, отправляя каждое лето по очереди на отдых к родственникам лишь одного ребенка. Кстати, родственные связи – это тот столп, на котором держится екатеринбургская община.

Абдулмамад Мородмамадов и его младший брат, 35-летний предприниматель Манучехр Аёмбеков, рассказывают, что история их семьи типична для большинства памирцев: редко кто приезжает на пустое место. Сначала в 1986 г. в Свердловск приехал Абдулмамад, потом в 1991 г. Манучехр, он тоже, как и брат, поступил в Уральский политех. Потом приехали еще родственники, а спустя некоторое время - уже их знакомые. Возможно, именно поэтому в небольшой по сравнению с другими среднеазиатскими диаспорами Памирской общине Екатеринбурга царят отношения как в одной большой семье. Особенно важно это в период кризиса, когда с работой, особенно в строительной сфере, довольно напряженно.

Про это нам рассказали в семье Гадоевых, которая приехала из Таджикистана пять лет назад. Сначала приехал отец семейства Гулмамад. Как и большинство выходцев из Таджикистана, он нашел работу в строительной сфере, обжился, притерся к местным порядкам, затем привез жену и троих дочерей. Сейчас живут в Екатеринбурге, хоть и не богато, но относительно благополучно. Старшие девочки ходят в школу, жена воспитывает младшую дочь. Кризис и другие тяжелые моменты помогают переживать родственники и крепкая вера.

- Мы верим всей душой, - говорит Гулмамад Гадоев. – Ведь в жизни бывают разные ситуации, мы всегда молимся, и становится легче.

Вера – это еще один, и, пожалуй, главный столп, который сплачивает Памирскую общину Екатеринбурга. Хотя в городе пока нет своей джамаат-ханы («дом общины»), который выполняет роль духовного центра исмаилитов, в общине есть два халифы (аналог муллы у суннитов), которые выполняют все основные обряды жизненного цикла.

Почти в каждом доме имеется религиозная литература, послания и труды их духовного лидера принца Карима Ага хана IV, видеодиски с отчетами о его благотворительной деятельности и поездках по всему миру. Памирцы торжественно отмечают день рождения и день возведения в сан своего духовного лидера. Его призывам они стараются следовать и в повседневной жизни.

В своем фирмане (указе) молодой канадской общине Ага хан говорил, что хочет, чтобы они не оглядывались в прошлое, считали новую страну своей родиной и работали, не покладая сил, для ее благополучия. Эти слова отлично подходят и к исмаилитской общине Екатеринбурга: они любят и уважают свою вторую уральскую родину, при этом ни на минуту не забывая о своей собственной культуре и религии.

Алексей Старостин. Фото автора