18 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Узбекистан: За свободу художественного творчества Умиду Ахмедову могут лишить свободы

25.01.2010 14:00 msk, Фергана.Ру

Узбекистан Культура и искусство 

23 января ташкентский фотограф-документалист и кинооператор Умида Ахмедова была официально извещена о том, что следствие по ее делу завершено. На суде, дата которого пока неизвестна (первое заседание может состояться, вероятно, через две-три недели) Умиде будет предъявлено обвинение по двум статьям Уголовного кодекса Республики Узбекистан: статье 139, часть. 3, п. «г» - «Клевета из корыстных или иных низменных побуждений», по которой предусмотрено наказание в виде лишения свободы до трех лет, и статье 140, ч. 2 – «Оскорбление в печатном или иным способом размноженном тексте либо в средствах массовой информации», которое наказывается штрафом от 200 до 400 минимальных размеров заработной платы или исправительными работами от одного года до двух лет.

Напомним, что уголовное дело в отношении У.Ахмедовой было возбуждено по «фактам» клеветы и оскорбления узбекского народа с помощью документального фильма «Бремя девственности» и фотоальбома «Женщины и мужчины: от рассвета до заката», изданного при поддержке «Гендерной программы посольства Швейцарии» и состоящего из 110 фотографий, отражающих различные стороны жизни людей в Узбекистане. Фотографии У.Ахмедовой, вошедшие в этот альбом, доступны в Галерее «Ферганы.Ру». Фильм «Бремя девственности» - здесь.

По данным «Ферганы.Ру», суд над Умидой Ахмедовой может состояться не в Ташкенте, а в Ташкентской области. Власти Узбекистана практикуют проведение громких судов подальше от столицы – специально для того, чтобы на заседаниях присутствовало как можно меньше журналистов и представителей международных организаций.
В минувшую субботу следователь Мирабадского РОВД Ташкента Нодир Ахмаджанов передал Ахмедовой для ознакомления ее дело, состоящее из 646 страниц текста, около 20 процентов которого написано на русском языке, 80 процентов - на узбекском. Срок для ознакомления с делом был определен в три дня. Исходя из существующей в Узбекистане практики, судебный процесс обычно начинается через две-три недели после ознакомления обвиняемого с делом.

Во время встречи со следователем Умида Ахмедова, считая себя невиновной, написала отказ от подачи прошения об амнистии, а также подала ходатайство об определении объекта преступления (оскорбления и клеветы). Однако следователь Нодир Ахмаджанов тотчас же отклонил это ходатайство, текст которого приводим здесь полностью:

«ХОДАТАЙСТВО

(в порядке ст. 46 УПК РУз)

13 января с.г. мне предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.2.ст.139, ч.2 ст.140 УК РУз. При этом в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указаны конкретный человек, лицо, личность, которые потерпели с моей стороны оскорбление, либо чье достоинство было унижено моей клеветой.

Из комментария к ст.139 (клевета) и 140 (оскорбление) Уголовного Кодекса Республики Узбекистан, подготовленного доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Республики Узбекистан М.Х.Рустамбаевым под общей редакцией министра юстиции Республики Узбекистан А.А.Палван-Заде, следует:

Страница 140 . «Объектом преступления (клеветы) является честь и достоинство личности». «Распространение правдивых сведений, хотя и позорящих лицо, состава клеветы не образует».

Страница 141. «Объект преступления (оскорбления) – честь и достоинство человека». «С объективной стороны преступление заключается в умышленном унижении чести и достоинства личности в неприличной форме». Из комментария следует, что оклеветанным и/или оскорбленным должен быть конкретный человек, личность. Ни в тексте постановления о привлечении в качестве обвиняемого, ни в тексте комплексной экспертизы не указан конкретный человек, потерпевший из-за моей клеветы на него и/или из-за моих оскорблений в его адрес.

Вообще потерпевший не определен. Как известно, потерпевшим может быть только физическое лицо. Юридическое лицо, чью деловую репутацию ущемили клеветой, может быть признано только гражданским истцом. Как следствие, клевета на юридическое лицо не образует составы преступлений, предусмотренных ст.ст.139,140 УК РУз.

Более того, в Постановлении Пленума Верховного Суда Республики Узбекистан от 19 июня 1992 года N 5 ПЛ-92 с изменениями и дополнениями, внесенными от 2 мая 1997 года, и от 11 сентября 1998 года N 24 «О практике применения судами законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций» определено, что:

«Гражданин, которому сообщены оскорбительные для него сведения, вправе обратиться в суд с просьбой возбудить дело о привлечении виновного к уголовной ответственности по ст.ст.139, 140 УК или к административной ответственности по ст.ст.40, 41 Кодекса Республики Узбекистан об административной ответственности за оскорбление или клевету, если к этому есть основание.

9. Разъяснить судам, что порочащими сведениями считаются такие сведения, которые умаляют честь, достоинство и деловую репутацию в общественном мнении или мнении отдельных граждан с точки зрения соблюдения законов, моральных принципов общества…»

На основании вышеизложенного прошу установить и допросить тех физических лиц, чье достоинство я унизила, и о которых я распространила клевету, по мнению органов предварительного следствия, в фото и видеоматериалах.

21 января 2010 года. Ахмедова Умида Тухтамурадовна».

Умида Ахмедова
Умиду Ахмедову хорошо знают во всем мире и в России. Следует, в частности, отметить, что в 2004 году на 9-м ежегодном конкурсе «Пресс Фото России-2004» серия фотографий Умиды Ахмедовой «Церемония обрезания в Узбекистане» получила первый приз в категории «Современная фотография Средней Азии». Именно эти снимки, в том числе, фигурируют в данном уголовном деле.
Помимо ходатайства об определении объекта преступления Умида подала заявление об отводе группы «экспертов», выдавших заказное и откровенно абсурдное заключение относительно ее кино- и фоторабот.

«Я написала, что не согласна с этими экспертами, что их заключение необъективно, непрофессионально, и я хочу, чтобы была проведена объективная экспертиза моих кино- и видеоматериалов, но уже со специалистами, фамилии которых готова буду назвать позднее», - рассказала она.

Отметим, что на протяжении двух последних месяцев с инкриминируемыми Умиде Ахмедовой статьями УК, с ее статусом и ведущими ее дело следователями происходила непонятная путаница. Если поначалу следователь Мирабадского РОВД Нодир Ахмаджанов вызывал ее и допрашивал в качестве свидетеля (это указывается и в повестке), хотя на тот момент она уже была, согласно материалам уголовного дела, подозреваемой, то в его постановлении от 20 декабря она именовалась уже обвиняемой (в конце декабря следователь Ахмаджанов даже объявил ее в розыск в качестве обвиняемой). Зато в постановлении о привлечении Ахмедовой к участию в уголовном деле в качестве подозреваемой, написанном 13 января следователем ГУВД Ташкента Камилем Акбаровым, ее статус вновь претерпел изменение в сторону облегчения.

То же было и со следователями. Если вначале ее допрашивал следователь Мирабадского РУВД Ташкента Нодир Ахмаджанов, то 13 января - следователь ГУВД Ташкента Камиль Акбаров, а 23 января – вновь Нодир Ахмаджанов. Как пояснили Ахмедовой, в ее честь была создана целая следственная группа из этих двух следователей, так что дело вовсе не передавалось из РОВД в ГУВД, просто они оба ведут ее дело одновременно.

Аналогичная ситуация сложилась и с инкриминируемыми фотографу статьями. Если сначала Ахмедову уведомили, что в ее отношении заведено уголовное дело по фактам клеветы и оскорбления узбекского народа по статьям 139 («Клевета») и 140 («Оскорбление»), то 13 января следователь Камиль Акбаров вынес постановление о привлечении Умиды Ахмедовой к участию в уголовном деле в качестве подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного 140-й статьей («Оскорбление»). Статья 139 («Клевета»), по неизвестным причинам, из этого постановления выпала. И вот сейчас вновь произведена рокировка, обвинение фотографу будет предъявлено уже не только по 140-й, но и по 139-й статье.

И, наконец, еще раз отметим, что заявление директора Национального центра Узбекистана по правам человека Акмаля Саидова, выступившего на слушаниях в ООН в Женеве, о том, что уголовное дело в отношении Умиды Ахмедовой приостановлено, как и предполагалось, оказалось чистейшей воды враньем, что и подтвердило завершение расследования и составленное обвинительное заключение.

Уголовное дело в отношении фотографа (и вообще деятеля искусства) за его творчество возбуждается в Узбекистане впервые. Это дело вызвало широкий резонанс в международной среде. В конце декабря прошлого года была сформирована группа в поддержку Умиды Ахмедовой. Под открытым письмом в адрес узбекского правительства только на нашем сайте подписалось более 1500 человек (см. эту статью и комментарии к ней).

Член международной ассоциации художественных критиков (AICA) Борис Чухович считает, что экспертная группа, на заключении которой базируется обвинение в адрес Умиды Ахмедовой, «продемонстрировала халтурный и некомпетентный характер своих изысканий. Дело, построенное на подобной «экспертизе», должно быть закрыто» (полный текст заключения Б.Чуховича читайте здесь).

Несколько авторитетных искусствоведов и критиков из Узбекистана и Казахстана (А.Улько, О.Шаталова, В.Мухамеджанова, Е.Куфтина, С.Назимов, Е.Усмонова) также провели свою оценку «экспертизы», фигурирующей в уголовном деле Умиды Ахмедовой. Они считают, что авторов этой «экспертизы» следует привлечь к моральной ответственности «за низкий профессионализм, некомпетентность, необоснованность и безграмотность их экспертной оценки как дискредитирующей стремление юстиции Узбекистана к объективной, профессиональной, грамотной и обоснованной правовой оценке рассматриваемых свидетельств». Полный текст данной «аналитической записки» можно прочитать на нашем сайте.

Не остался в стороне и «Международный Комитет защиты журналистов». Он распространил заявление, в котором призвал власти Узбекистана немедленно снять с Умиды Ахмедовой все обвинения и позволить ей продолжать свою работу, не опасаясь репрессий.

Весь мир с тревогой следит за травлей независимого художника, развернувшейся в Узбекистане.