27 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

Толекан Исмаилова: «Международная комиссия по расследованию июньских событий должна получить мандат еще до выборов»

17.09.2010 14:12 msk, Мария Яновская

Кыргызстан Права человека

Создание международной комиссии по расследованию событий, произошедших в Кыргызстане с апреля 2010 года, и получение мандата на подобное расследование – вот задача, которая стоит сегодня перед международными правозащитными организациями и дипломатами. Этому была посвящена и встреча дипломатов и правозащитников, прошедшая в Барселоне в сентябре 2010 года, на которую съехались представители более ста стран. Встреча была организована международной правозащитной организацией «Транснациональная радикальная партия ненасилия».

Доклад на встрече в Барселоне делала и глава правозащитной организации «Граждане против коррупции» Толекан Исмаилова.

Из доклада Толекан Исмаиловой:

К сожалению, временное правительство Кыргызстана оказалось не в состоянии обеспечить безопасность граждан и не создало необходимых условий для мирного перехода к новой форме правления. Кроме того, есть веские основания утверждать, что некоторые из членов временного правительства могли быть причастны к актам насилия.

…К сожалению, участие ОБСЕ было недостаточным в предотвращении распространения конфликта. Уже в мае 2010 года миссия ОБСЕ в Бишкеке отказалась от предложения правозащитников послать представителя для участия в посреднических переговорах с тогдашним президентом Бакиевым, чтобы обеспечить мирный переход власти.

После июньских событий властями были задержаны сотни людей, обвиняемых в организации беспорядков и участии в них. Этнических узбеков задерживали в непропорционально больших количествах, многие были задержаны произвольно. Существуют многочисленные сообщения о жестоком обращении с задержанными: людей пытают, заставляя давать признательные показания. Заключенные лишены доступа к медицинской и юридической помощи, члены их семей подвергаются преследованиям, а иногда вынуждены платить большие суммы, чтобы добиться освобождения своих родственников. Сообщалось о гибели людей во время следствия. Продолжаются незаконные задержания и пытки заключенных в закрытых учреждениях, в основном, в подвалах ГКНБ в Бишкеке, в Оше и Базаркоргоне.

Люди, пострадавшие во время конфликта и от различных форм насилия, часто остаются один на один со своим горем и проблемами, без помощи государства. У них нет доступа к медицинской помощи, им не помогают ни правоохранительные органы, ни прокуратура.

Сегодня в Кыргызстане нет устойчивых, эффективных механизмов оказания помощи жертвам и пострадавшим. Помощи, которую оказывает государство и неправительственные организации, явно недостаточно.
Толекан Исмаилова была вынуждена покинуть Кыргызстан в начале июля 2010 года. Правозащитнице намекнули, что она оказалась в центре событий, когда криминал делил сферы влияния на юге, и хорошо бы ей теперь поостеречься. На юг Толекан Исмаилова и другие правозащитники приехали сразу после трагических событий в июне: заходили в дома, разговаривали с людьми, пытались воссоздать картину произошедшего, договаривались с врачами, перевозили раненых из махалей в больницы… Очевидно, что многие правозащитники, журналисты и гражданские активисты оказались невольными свидетелями того, что им ни видеть, ни знать было не положено – в те дни никто особенно и не скрывал ни своих намерений, ни желаний. Толекан уехала – и долгое время о ней ничего не было слышно. И вдруг – всплеск активности: доклад в Барселоне, пресс-конференция в Париже...

- Сегодня в Кыргызстане нет коалиции партий, которые могли бы представить программу сегодняшнего и завтрашнего развития страны, - сказала Толекан Исмаилова «Фергане. Ру». - За 20 лет независимости между столицей и регионами были разрушены мосты сотрудничества и взаимопонимания, существует огромный разрыв между простыми гражданами и властью, которая сегодня работает так же, как прежде. Власть использовала – и использует – двойные стандарты, обманывает… У нас была витринная демократия: выборы вроде есть, а уважения к человеческому достоинству нет. Однако киргизский опыт показал, что такая демократия не может существовать.

В 2005 году мы были, кажется, единственной организацией, которая говорила, что это – не народная революция, что революцию украли, что это – обман, хотя другие гражданские активисты очень приветствовали Бакиева и его команду. А мы видели, кто и на какие деньги делал эту революцию, как использовался криминал, мы видели уже тогда проявления национализма – и недоумевали, что ж это такое…

Я помню февраль 2006 года, когда было разрушено село Искра (подробнее об этом событии читайте в сообщении «Дунгане покидают село Искра после конфликта с местными киргизами». – прим. ред.). Тогда насилие было направлено против граждан-дунган, и лозунг был: «Уходите, это наши земли!» Потом было насилие против турок-месхетинцев, потом – против узбеков на юге… И когда мы защищали людей другой национальности, нас, правозащитников, обвиняли, что мы не такие «кыргызы», как южные…

В Кыргызстане очень сложная обстановка, борьба на выборах будет жесткой. Есть новые партии, которые возглавляют молодые лидеры, но им чинят серьезные препятствия даже в агитационной кампании. У власти осталась та же – еще советская! – номенклатура, и эта власть сделала все, чтобы независимые журналисты, оппозиционеры или просто гражданские активисты оказались деморализованы, были вынуждены уехать или сменить работу. Политики своими руками разрушили механизмы, которые призваны были им помогать.

А те, кто остался, научились использовать двойной стандарт и ведут плохую политическую игру, потому что используют жесткие инструменты, чтобы прийти к власти. Например, когда Текебаев говорит, что их могут остановить только пули и слухи… В этих словах уже заложена возможность насилия, принятие насилия как формы борьбы.

К сожалению, в киргизской элите нет лидеров, которым были бы близки идеи ненасильственного демократического развития страны – те идеи, которые были у Махатмы Ганди, или которые двигали Пражской революцией 1968 года…

- А может, как раз здесь элита не так далеко ушла от народа? Может, это вообще особенность киргизских революций – когда мир меняют только с помощью насилия?

- Бывшие киргизские революционеры – те, кто называл себя революционерами, - вообще не ставили целью какие-либо общественные перемены. Они приходили, чтобы взять власть. Коррупция пришла в Кыргызстан в 1993 году - вместе с канадской золотодобывающей компанией «Кумтор оперейтинг компани». Самое первое соглашение с компанией было коррупционным – но оно остается коррупционным и теперь! Нынешняя власть тоже не нашла в себе политической воли, чтобы начать реформы и вернуть страну к соблюдению законности, справедливости и подотчетности. И «Кумтор оперейтинг компани», и Centerra Gold Inс. - эти компании опасны не только для Кыргызстана, но и для всей Ферганской долины, их присутствие провоцирует постоянную угрозу – как для человеческих жизней, так и для экологии региона.

В Кыргызстане еще не появилась элита, которая бы ставила общечеловеческие ценности на первый план – а без координации усилий всех демократических сил, в том числе и НПО, - она и не появится.

- А что происходит с правозащитниками в Кыргызстане сегодня? Ходили слухи, что Азиза Абдирасулова хочет выйти из комиссии по расследованию южных событий…

- С правозащитниками давно возникали проблемы. Самый больной вопрос сегодня – приговор Азимжану Аскарову, вынесенный Ноокенским районным судом. Постоянно шло давление, даже насилие со стороны родственников погибшего милиционера, суд все видел и ничего не делал, чтобы это пресечь, охрана смотрела спокойно… Справедливое судебное разбирательство могло бы убедить общество и участников процесса, виновен ли Аскаров. Но если суд и следствие прошли с такими нарушениями – кто поверит, что это справедливое правосудие?.. Мы требуем, чтобы приговор был отменен, а следствие было проведено заново, без нарушений закона.

Правозащитники всегда были под контролем прежних властей. Многих правозащитников даже называют «кочевниками» - так они перебегали от одной правящей семьи к другой. Правозащитник должен быть независимым. А когда какой-нибудь правозащитник демонстрирует двойную мораль – то потом ко всем правозащитникам отношение очень скептическое. И те, кого мы защищаем, тоже оказывается под двойным прицелом.

- Вы сейчас о чем? Или о ком?

- Не надо входить ни в какие комиссии и ни в какие курултаи. Надо работать над принципами. Если Азиза Абдирасулова решила выйти из комиссии, я это только приветствую. Потому что пока о работе комиссии я не могу сказать ничего хорошего.

- Вам кажется, что объективного расследования южных событий ждать нельзя?

- Это стратегический вопрос. Легитимный президент госпожа Роза Отунбаева должна проявить политическую волю и обеспечить работу международной комиссии по расследованию, и у этой комиссии должен быть мандат. Расследование должно быть независимым, беспристрастным и профессиональным. Иначе никакого движения вперед в Кыргызстане не будет, а будет лишь продолжение прежней политики, которая существовала и до апреля 2005 года, и раньше. Я очень благодарна, что сегодня в Кыргызстане происходят перемены: сменился и генеральный прокурор, и министр МВД… Но я ожидаю дальнейших перемен. Если объективное расследование не будет проведено, то к сожалению, конфликт может не только продолжится, но и уйти в радикальный формат.

- Что вы имеете в виду?

- Если люди не получают помощи, если у них нет доступа к информационным ресурсам, они уходят в подпольные, партизанские движения – мы видим примеры тому и в других странах. Вы знаете, что и в Москве, и в Южной Корее уже происходили конфликты между двумя этническими группами, узбеками и киргизами… Напряжение есть. И именно в Кыргызстане в отношении жертв насилия должна соблюдаться справедливость.

- Вы возлагаете надежды на Байболова?

- Не думаю, что там один Байболов. У действующего президента должна быть команда, которая выработает платформу для совместных действий, и должна быть продуманная тактика для достижения поставленных целей. У переходного правительства во главе с Розой Исаковной есть шанс до выборов показать, на что они способны. Нужны гражданские институты, которые будут работать на разрешение конфликта и установление мира и согласия в Кыргызстане. Международная комиссия должна получить мандат в Кыргызстане еще до выборов.

- Когда вы думаете вернуться в Кыргызстан?

- Я уехала из страны, но я работаю на Кыргызстан, мы встречаемся с правозащитниками, дипломатами, с помощью международных институтов мы занимаемся судьбами многих жертв тех событий… И я вернусь после выборов.

Мария Яновская