24 Август 2019



Новости Центральной Азии

Как стать президентом-2: Кандидаты на пост главы Кыргызстана заполняют документы на русском языке

03.08.2011 11:08 msk, Улугбек Бабакулов

Политика Кыргызстан

Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, и тот кыргыз, который не мечтает стать президентом. После того как различные СМИ растиражировали информацию о моих притязаниях на пост главы государства, обозначилась категория людей, которые неожиданно для меня отреагировали на эту новость довольно бурно: они звонили с поздравлениями, будто я уже победил в выборах или, по крайней мере, выиграл крупную сумму в лотерею.

Как из рога изобилия от граждан посыпались предложения возглавить мой предвыборный штаб, писать речи для моих выступлений на русском и кыргызском языках и так далее. Журналисты информационных агентств начали интересоваться моим мнением относительно тех или иных событий в стране, в частности, об инициативе Центризбиркома исключить онлайн-издания из агитационного процесса. Телевизионщики стали просить интервью для вечерних выпусков новостей, а газетчики — того же для своих статей… Словом, коллеги в полной мере дали мне почувствовать, что значит быть кандидатом в президенты. И не будь я сам журналистом, понимающим суть работы масс-медиа, эта назойливость пищуще-снимающей братии свела бы меня с ума.

Счет открыт

Как и положено кандидату, в пятидневный срок после регистрации я открыл специальный избирательный счет в «РСК-Банке». Это дело оказалось довольно нудным. Сначала я заехал в отделение банка на пересечении улиц Московской и Турусбекова. Операторы финансового учреждения, повертев в руках уведомление, отправили меня к заведующей. А та — в головной офис банка, что на бульваре Молодой Гвардии.

Прежде чем открыть счет, мне пришлось подождать, пока это сделают другие кандидаты.

— Вам нужно заверить образцы подписей, — сказала девушка, приняв мое заявление и протянув два листа бумаги. — Сходите к нотариусу, здесь недалеко. Он заверит ваши подписи, и с этими бумагами вернетесь к нам.

Офис нотариуса находился через дорогу и соседствовал со складом «легкой» алкогольной продукции. Однако это не мешало женщине — судя по одеянию, очень набожной, — выполнять свои профессиональные обязанности.


Нотариус. Фото автора

— Много кандидатов к вам приходит? — спросил я, пока нотариус составляла документы.

— Да практически все, потому что моя контора ближе других к банку.

Я отдал за заверение подписи 400 сомов ($1=44,3 сома) и опять пошел в банк. Поинтересовался насчет численности кандидатов у сотрудницы, которая заполняла на компьютере мою форму.

— Много, — коротко ответила она и протянула мне распечатанный договор. — Вот здесь и здесь подпишите, пожалуйста.

— Я так понимаю, открыть избирательный счет можно только в центральном офисе банка?

— Нет, можно и в других отделениях, — возразила девушка, а потом пояснила, что в сберегательных кассах, куда я наведался до этого, счета не открываются.

— Как думаете, почему так много людей баллотируется? Большинство ведь не имеют никаких шансов.

— Понятно же, что некоторые хотят просто заявить о себе. Вот на прошлых выборах два года назад «самовыдвинулся» какой-то адвокат, до этого его никто не знал. А как только о нем заговорили, так и клиенты потянулись. И сейчас то же самое.


Счет открыт. Фото автора

Дружить против

Возможно, кандидаты с малоизвестными фамилиями действительно решили заявить о себе только для того, чтобы привлечь внимание и получить прочие «бонусы». Однако среди претендентов есть и известные личности, которые, казалось бы, не нуждаются ни в том, ни в другом.

Один из таких кандидатов на днях предложил мне встретиться, чтобы обсудить насущные дела. Встреча состоялась у него в офисе. Разговор сразу начался с вопроса: «Против кого будем дружить?» Я сделал вид, что не понял, и спросил собеседника, что он имеет в виду.

— Ну, я, например, выдвинул свою кандидатуру не для того, чтобы стать президентом, а чтобы им не стал... один человек.

— Это как?

— Просто «оттяну» часть голосов на себя, а потом предложу своему электорату выбрать кого-то другого.

— Кого именно?

— Не важно. Главное, чтобы тот (собеседник назвал фамилию известного политика. — У.Б.) не прошел.

— Вообще-то мне все равно, пройдет он или нет, — признался я. — Как не меняется сумма от перестановки мест слагаемых, так не изменится и ситуация в стране, если президентом станет кто-нибудь другой из нынешней когорты властителей-хапуг.

— Но ты-то не станешь!

— Ну и что? Зато я «изнутри» увижу, какие страсти кипят в предвыборный период, и расскажу об этом избирателям.

— Но ты все-таки подумай, — напутствовал меня «конкурент». — За тобой тоже потянется определенный круг людей. Не хочется, чтобы на них каким-то образом могли повлиять...

— Не бойтесь, не повлияют. Уж я постараюсь.

А через день мне позвонил один известный доктор, не упускающий возможности заявить о себе практически на каждых президентских выборах.

— Улугбек, предлагаю объединиться в единый блок и выступить вместе.

В моем воображении тут же появились агитационные плакаты: вот мы с доктором жмем друг другу руки… вот мы приятельски обнимаемся… вот мы встречаемся с народом… и тут картинка прервалась. Вспомнив о неоднозначном, причем в большей степени саркастичном отношении окружающих к данному кандидату, я решил, что, вставая с ним в один ряд, априори делаю себя жертвой насмешек. Союз с доктором заключен не был.

Язык и ЦИК

Известно, что ЦИК — не совсем верная аббревиатура названия главного избирательного органа Кыргызстана. Но согласитесь, назвав эту контору правильно — ЦКпВиПРКР (Центральная комиссия по выборам и проведению референдумов Кыргызской Республики), — можно ненароком сломать язык. По-кыргызски название звучит так: Кыргыз Республикасынын шайлоо жана референдум өткөрүү боюнча Борбордук комиссиясы — КРШжРӨББК, что тоже, мягко говоря, неудобоваримо. Поэтому и на государственном языке данное учреждение называют просто БШК — Борбордук шайлоо комиссиясы.

К чему этот разговор? Сейчас поймете.

После банка я снова отправился в Центризбирком, чтобы по всей форме уведомить участников рабочей группы об открытии спецсчета. Для этого потребовалось заполнить документ «о реквизитах специального избирательного счета в учреждении банка». Уже знакомый мне член рабочей группы Данияр объяснил, что с момента подачи заявления я могу и даже должен начать сбор подписей граждан, выдвигающих мою кандидатуру на пост президента. Он показал мне раздел на интернет-странице ЦИКа, где можно скачать бланки подписных листов, и объяснил, как их заполнять.

— В первый раз баллотируешься? — спросил меня седовласый мужчина, который тоже внимательно слушал объяснения Данияра.

— Да, в первый.

— А я во второй. — Мужчина протянул мне руку для знакомства. — Суйналиев Жаныбек, первый раз выдвигался в 2009 году.


У.Бабакулов и Ж.Суйналиев. Фото автора

Я покачал головой, давая понять, что впервые слышу это имя. Позже в Интернете я нашел информацию о том, что Ж.Суйналиев действительно баллотировался и даже сдал экзамен по государственному языку. В предвыборной программе он заявлял, что «создаст народный курултай, который будет контролировать работу властных органов, в том числе президента, значительно приумножит капитал населения, введя новую валюту, а также создаст благоприятные условия для народа Кыргызстана на долгосрочный период, используя российский кредит». Правда, позже безработный Суйналиев снял свою кандидатуру с предвыборной гонки.

Я сразу хочу признаться, что не имею возможности оплачивать работу подписчиков и надеюсь в этом плане на будущих избирателей. Все, кто готов помочь мне в сборе подписей, могут звонить в редакцию газеты «МК Азия»: я объясню, где найти и как оформить подписные листы.

Есть еще один момент, который, на мой взгляд, требует тщательного рассмотрения: документы, заполняемые и собираемые кандидатом на пост президента Кыргызской Республики, пишутся на русском языке. Я ничего не имею против русского языка, равно как и против других (постоянным читателям «МК Азия» об этом хорошо известно). Но было бы странно, если бы претендент на пост главы Российской Федерации писал заявление в ЦИК по-украински, или если бы, скажем, Барак Обама «оформлялся» на немецком языке. В этой связи, думаю, логично утвердить норму о том, что лица, претендующие на президентское кресло в Кыргызстане, должны подавать документы на кыргызском языке. Это может снять многие вопросы на последующем экзамене.


Заявления, договоры... Фото автора

Однако националистам-законодателям, по поводу и без повода поднимающим в парламенте языковую проблему, видимо, было недосуг вникать в избирательную писанину. Выборный вопрос теперь будет вставать перед кыргызстанцами один раз в шесть лет, а за это время, как в той притче, либо падишах умрет, либо ишак сдохнет.

Продолжение следует

Улугбек Бабакулов

Международное информационное агентство «Фергана»