22 Август 2019



Новости Центральной Азии

Насилие порождает насилие. Эксперты — о событиях в Казахстане

20.12.2011 01:21 msk, Фергана

Казахстан Анализ

На фото: Во время беспорядков в Жанаозене кто-то бросает в огонь плакаты пропрезидентской партии «Нур Отан»

Трагические события, произошедшие в казахстанском Жанаозене, продолжают вызывать жаркие споры в экспертном сообществе. Одни политологи считают, что к «восстанию» нефтяников приложила руку оппозиция из-за рубежа. Другие уверены, что власть сама спровоцировала жесткое развитие затянувшегося конфликта. Сегодня своим мнением о событиях делятся с нами главный редактор российского журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов, доктор исторических наук Александр Кадырбаев и казахстанский политолог Досым Сатпаев.

* * *

Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов отмечает, что беспорядки в Жанаозене произошли в знаменательное время: «Казахстан празднует 20-летие независимости, причем празднует достаточно своеобразно. Принято решение об установлении нового праздника — Дня первого президента, которое приурочили к 1 декабря, ко дню избрания 20 лет назад Нурсултана Абишевича президентом независимого Казахстана. Очень скоро будет еще одна дата — принятие Алма-атинской декларации, когда практически большинство президентов бывших союзных республик подтвердили свое желание развалить Советский Союз. Назарбаев был в числе тех, кто разваливал страну.

И, соответственно, встает вопрос вот какого плана: а за 20 лет Казахстан достиг того, что декларируется властями? Он действительно стал страной, где все так хорошо — где достигнуто межнациональное согласие, где царит социальный мир, где экономические успехи настолько впечатляют, что им действительно завидуют все остальные страны? И действительно ли Казахстан стремится следовать европейским стандартам? Разработав программу «Путь в Европу», действительно стремится приобщиться к европейским ценностям, действительно ли он соответствует тем критериям, которые позволили в прошлом году ему председательствовать в ОБСЕ? Или это все от лукавого, в большей степени пиар, а не реальные какие-то факты?

С моей точки зрения, все, что произошло в Жанаозене, - это свидетельство, развенчивающее миф об успешности Казахстана как суверенного государства. Независимо от того, был ли действительно заговор, было ли какое-то спонсирование или науськивание извне - со стороны казахской оппозиции, лидеры которых проживают в Лондоне. Независимо от этих обстоятельств силовые структуры Казахстана проявили себя совершенно не лучшим образом. Фактически, на их совести более десятка жизней граждан Казахстана, причем кого — нефтяников, людей, которые выступали не за свержение нынешней власти, а за то, чтобы наконец достучаться до властей, поскольку семь месяцев этого конфликта на западе Казахстана не привели к тому, что власти согласились спокойно сесть за стол переговоров, обсудить требования этих рабочих, то есть, поступить так, как это происходит в той же самой Европе, куда якобы стремится Казахстан: там представители рабочего коллектива, профсоюзов, работодателей и властей обсуждают проблемы в таком триедином составе. И раз этого не произошло, возникает много вопросов.

Аждар Куртов
Аждар Куртов
Во-первых, о том, почему люди, которые, грубо говоря, куют национальное богатство Казахстана, поскольку нефть, добываемая на западе страны, и составляет в основном,национальное богатство республики. Напомню, что по сравнению с советской властью Казахстан втрое увеличил добычу нефти, а если еще добавить к этому рост цен [на энергоносители] в 2000-х годах, то как раз это и позволяет Казахстану существовать относительно гораздо в более комфортных условиях, чем его южным соседям — Узбекистану, Киргизии, Таджикистану. Почему, получая большие доходы, власть полагает возможным не считаться с не с такими уж великими требованиями тех, кто кует это богатство, - нефтяников? Почему вместо переговоров прибегли к локауту, силовому давлению, попыткам инспирирования уголовных дел против профсоюзных лидеров, попыткам силового давления на родственников этих людей? Когда власти не решают существующий конфликт мирными средствами, в конце концов это озлобляет людей и приводит к эскалации. То, что произошло, — закономерный итог невнимания к естественному и вполне понятному требованию людей о повышении заработной платы.

Я не хочу рассуждать в том плане, что на месте казахских властей любой другой поступил бы точно так же. Ничего подобного. На то и полиция, чтобы придерживаться определенных правовых рамок. Чтобы в ответ на попытки сжечь елки или даже поджечь административные здания применять гранаты со слезоточивым газом, резиновые пули, но - не боевое оружие. В Казахстане боевое оружие было применено против граждан своей же страны, а не против каких-то внешних врагов.

Все произошедшее подрывает, и очень серьезно, репутацию Казахстана на мировой арене. Наверное, Нурсултан Абишевич никогда уже не получит искомую им нобелевскую премию мира, поскольку обстоятельства свидетельствуют об обратном: не о желании умиротворить Казахстан, а о желании утвердить свою власть во что бы то ни стало.

Сейчас, наверное, в кабинетах Астаны принимают и пишут объяснения всему произошедшему, особенно в условиях, когда развернулась избирательная кампания. Наверное, тот же советник президента Ертысбаев напишет некий благостный текст, который, как заученную формулу, будут твердить кандидаты от официальной партии «Нур Отан» на своих встречах с избирателями. Все можно объяснить благостными фразами, но простить пролитую кровь все-таки нельзя. А эти нефтяники, судя по видеозаписи, которая выложена в интернете и транслировалась по телевидению, неслучайно жгли на костре агитационные материалы именно партии «Нур Отан».

То есть, часть населения Казахстана все-таки не верит в эту фальшивую риторику о благополучии, в заклинания о светлом будущем, которое чуть ли уже не наступило в Казахстане, не верят в гениальность Елбасы — лидера нации. Когда общество живет в условиях тотального лицемерия, очень часто это лицемерие заканчивается кровью. Это было и в Советском Союзе, когда лицемерная пропаганда о наступлении светлого коммунистического будущего не всегда соответствовала действительности. И невнимание к проблемам, которые подспудно зрели в обществе, выливалось в бунты в Прибалтике, события в Фергане, в Нагорном Карабахе. Казахстан, по сути дела, не так уж сильно ушел от советского периода. По крайней мере, его политическая элита и, прежде всего, Нурсултан Абишевич, который когда-то был в высшем партийном руководстве Советского Союза, хоть и считается самым незаурядным политиком на постсоветском пространстве, тем не менее, имманентно в своем восприятии содержит те самые пороки, которые были свойственны членам Политбюро, то есть — невнимание к простому человеку и гипертрофированное мнение о собственном величии. Повторяю: только что принят указ о введении нового праздника и вскоре после этого пролита кровь. Как-то это не вяжется с образом благостного Казахстана».

* * *

Александр Кадырбаев
Александр Кадырбаев
Доктор исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Кадырбаев подчеркивает: «Забастовка длится больше полугода, ее участники выдвигали экономическое требование — повышение зарплаты. Требование, может, и завышенное, но это можно было решить путем переговоров. Но власти оказывали на них достаточно сильное давление, пострадали даже руководители профсоюза, те, кто их защищал, были задержаны и арестованы. Они долго терпели».

«В этом регионе народ своеобразный — адайцы, которые исторически развивались всегда отдельно от казахского общества и были воинственными. Район сильно изолирован от остальной части страны, суровые пустынные условия, здесь живет, в основном, коренное население.

Справедливость их требований трудно оспаривать. Даже если не соглашаться с ними, то, наверное, нужно было вести с ними диалог. Но власть, видимо, решила, что с ними легче разобраться, опираясь на административный ресурс, путем принуждения, подавления, не идя навстречу их требованиям. Свою долю ответственности несут и бастующие нефтяники, но и власти тоже — за такое отношение к экономическим требованиям трудящихся. Такие действия ведут к нарастанию напряженности в регионе и усилению конфронтации, потому что насилие порождает насилие . Если власти на экономические требования отвечают подавлением, они загоняют проблему и озлобляют население, у него просто не остается никакого выхода.

Казахстан — это все-таки не Узбекистан и не Кыргызстан, где нет средств. Я думаю, власти могли что-нибудь найти - от щедрот добычи нефти, могли если не полностью удовлетворить требования забастовщиков, но хоть частично, пойти на уступки. Но они не посчитали это нужным.

Почему так произошло — трудно сказать, информации пока нет. Но очевидно, что такая ситуация ведет к обострению если не во всем Казахстане, то на западе страны уж точно. Беспорядки в определенной степени характеризуют режим, тем более, что Назарбаев всегда подчеркивает, что в стране - демократия. А еще — там недавно были теракты. Озлобленная часть населения легко может стать добычей в руках радикальных сил, происламского движения, которые вполне могут воспользоваться ситуацией».

* * *

Досым Сатпаев
Досым Сатпаев
Отвечая на вопрос российского издания «Взгляд» о том, почему нефтяникам не доплачивали, казахстанский политолог Досым Сатпаев называет ситуацию в Жанаозене «парадоксальной». «Запад Казахстана, где сконцентрированы нефтегазовые месторождения, пополняет существенную часть казахстанского бюджета. При этом, несмотря на то что это богатейшие регионы страны, доноры госбюджета, уровень жизни среди местного населения не очень высок. Это привело к тому, что внутри этих регионов появились те, кто считает, что идет неравномерное распределение доходов. Эти люди уверены, что из их регионов все берут и ничего не дают взамен».

События в Жанаозене, по мнению Сатпаева, являются следствием роста протестных настроений среди населения, работников нефтегазовых компаний. «Они считают, что уровень получаемой зарплаты не соответствует ни условиям их труда, ни тем заработным платам, которые получают приглашенные иностранные специалисты. В течение этого года в том числе в Жанаозене проходили забастовки с требованием решить эту проблему. Но местные власти и дочерние нефтегазовые компании, которые входят в национальную компанию «Казмунайгаз», не пошли на уступки. Часть забастовщиков были уволены, а на другую часть оказано давление. Некоторые лидеры забастовочного движения были арестованы.

Проблема не была решена так, как требовали забастовщики. События в Жанаозене являются следствием тех проблем, с которыми столкнулся регион еще летом этого года».

Политолог категорически опровергает «массовый поток глупых версий о том, что за этими событиями стоят интересы чуть ли не третьих стран». «Некоторые умудряются упоминать даже конкретные страны, начиная с США. Некоторые почему-то упоминают Россию. Я полностью отметаю версию, связанную с внешними факторами. Конечно, есть точки зрения, что уголек в этот социальный огонь активно подбрасывали некоторые бывшие представители казахстанской элиты, которые сейчас именуют себя оппозиционерами и скрываются за пределами Казахстана. Но здесь тоже не все просто. Да, некоторые оппозиционные СМИ, которые финансируются и поддерживаются некоторыми нашими оппозиционерами за границей, активно освещали эту тему. И в какой-то степени даже провоцировали. Но на самом деле именно внутри Казахстана были заложены мины замедленного действия в связи с ростом социальной агрессии и протестных настроений.

Казахстанские власти не смогли создать эффективных механизмов нейтрализации социальных конфликтов. И самое печальное, что за эти 20 лет в Казахстане не создано ни одной авторитетной политической силы, которая могла бы выступить в качестве посредника. Даже пропрезидентская партия «Нур Отан», которая хвалится на каждом углу, что ее поддерживают чуть ли не 800 тысяч членов и что она является настолько авторитетной и массовой, что действительно может отображать мнение население страны, оказалась политической пустышкой. Она никак не проявила себя в последних событиях. По сути, ни одна официально действующая в Казахстане политическая сила так и не смогла взять на себя посреднические функции, нейтрализовать эти проблемы.

Здесь я вижу результат той политики, которая проводилась в Казахстане в течение многих лет. Это политика ослабления всех существующих политических игроков, которые на практике оказались неспособными оказать поддержку власти в урегулировании таких социальных конфликтов. Властям сейчас приходится применять только силовые методы, которые, как показывает практика, могут загнать болезнь вглубь. Да, пострадали более 70 человек – зачинщиков. Да, сейчас началась информационная кампания по каналам официальной пропаганды, где все это называется действиями хулиганствующих элементов. Но при этом даже сама власть не может гарантировать того, что ни перед Новым годом, ни в преддверии парламентских выборов, которые должны пройти 15 января, здесь опять не произойдут какие-то массовые преступления. Никто в Казахстане: ни власть, ни оппозиция, ни силовые службы, ни даже аналитические организации – не владеет информацией по поводу того, какой процент населения заражен протестными настроениями и какой процент из этой части протестного населения готов выходить на площади».

По мнению Досыма Сатпаева, нынешние власти неспособны изменить ситуацию. «Действующие власти загнали себя в собственную ловушку мифических представлений о стране. Чиновники в Астане и на местах в основном занимались радужными докладами о том, что все довольны, страна развивается и эффективно выходит из кризиса, у людей растут заработки. При этом не учитывалось, например, что эти заработки съедает инфляция. У власти нет ни на местном, ни на центральном уровне эффективных методов нейтрализации этих проблем».

Сатпаев полагает, что волнения в будущем могут вылиться в межнациональные конфликты, «потому что в Казахстане уже были межнациональные конфликты. Если Казахстан и ожидают социальные взрывы и межэтнические конфликты, то не при действующем президенте, у которого еще есть возможность использовать разные ресурсы для подавления таких возмущений. Скорее всего, это произойдет в постназарбаевский период».

«Казахстанское общество - как многослойный пирог. И протестующие в том числе делятся на несколько подгрупп: есть пассивные протестующие, которые могут критиковать власть, но не готовы выходить на площади. Есть активные, которые готовы выходить и бастовать, в том числе активно выступать против силовиков. Но есть и категория людей, которые являются сторонниками существующего статус-кво. При действующем президенте к ним относятся многие представители этнических меньшинств, в том числе и русские.

Они заинтересованы в том, чтобы действующая власть в лице президента как можно дольше оставалась, потому что Назарбаев воспринимается ими как гарант стабильности, в том числе межнациональной. Естественно, они будут поддерживать эту власть. Но с уходом президента, я думаю, ситуация может выйти из-под контроля и в стране появится большое количество разных неформальных лидеров, которые будут возглавлять те или иные протестные группы, в том числе и националистического плана».

Международное информационное агентство «Фергана»